Shaman King: The Third

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shaman King: The Third » Завершённые эпизоды » Эпизод 5: Let's brawl!


Эпизод 5: Let's brawl!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Helen McKorrigan, Luther Wieland, Khan Powder
Место: США, Чикаго, бар на окраине города
Время и погода: 21 июля, 00:35; ощутимо веет ночной прохладой
Описание:
Большой мегаполис ночью, как известно, живёт совершенно иной жизнью. Выползают из своих укрытий криминальные элементы, падают лицами в пол пьяные работяги, улицы заполняются поддатыми компаниями. И одна из таких компаний как раз направлялась в один из чикагских баров в поисках выпивки для продолжения своего импровизированного празднования. Ну, а Хан, желавший как следует отдохнуть, не нашёл ничего лучше, чем аккуратно сесть этой компании на хвост в надежде нарваться на развлечение.
В этом время в том же баре, который своей целью избрали ночные гуляки, уже давно разместился Лютер, наслаждающийся тишиной и покоем этого заведения. Поначалу он не обращал внимания на устроившуюся рядом Хелен, которая восстанавливала свои моральные силы путём вливания в себя большого количества алкоголя, да и молодая синеволосая девушка не проявляла особого интереса в отношении Виленда. Однако, случайным образом заметив хранителей друг друга, шаманы начали периодически косо подглядывать друг на друга.
Быть может, кто-то из них и решился бы на разговор, но ввалившаяся в бар шумная компания помешала этому, начав изрядно раздражать как бывшего военного, так и буйную по своему характеру Хелен. Беззастенчиво навалившись на шаманов, один из членов развесёлой компании принялся во весь голос требовать у бармена выпивки. И кто знает, чем бы закончился этот пьяный фарс, если бы в помещение не зашёл Хан, шагнув прямиком в заготовленную специально для него ловушку.

0

2

Говорят, пьяная женщина трудно себя контролирует. И это, безусловно, так, особенно учитывая малую сопротивляемость алкоголю, присущую большинству особей женского пола. Особо предприимчивые мужчины обычно не упускают случая воспользоваться этой уязвимостью в своих целях, считая, что пьяненькая девушка — это большая удача и лёгкая добыча. Но наивные не наученные жизнью юноши даже не подозревают о том, какую на самом деле опасность представляет собой дама, влившаяся в себя почти литр не совсем добротного виски. Ведь контролировать прекрасная леди перестаёт не только свои поступки, но и слова, становясь до отвратительного общительной. А если эта леди ещё и не отличается мягкостью нрава и изящностью формулировок, зато отлично бьёт с правой, её вообще лучше обходить за версту.
Бармен об этом, судя по всему, догадывался, потому как уже второй час старательно избегал любых разговоров с сидящей за стойкой Хелен. То ли она не выглядела в его глазах интересным собеседником, то ли он боялся случайным словом огорчить или разозлить и без того буйную девушку, но бармен чётко придерживался стратегии игнорирования, периодически расщедриваясь на согласные кивки или задумчивое мычание. МакКорриган в свою очередь, не будь дурой, поняла, что слова её уходя в пустоту, а потому ещё час назад перестала изливать душу, переключившись на пустую болтовню и рассуждения о том, как славное Шотландское Королевство давно бы уже скинуло с себя владычество «проклятых англичашек», да только как-то влом.
—… Пошли они к нам свою трижды клятую армию, мы бы попросту передушили их всех сраными шарфами… Они привыкли покупать их в Эдинбурге как сувенир, но даже не догадываются о том, какую опасность представляет эта разноцветная тёплая тряпочка в руках настоящего шотландца, — воодушевлённо объясняла Хелен, опрокидывая в себя очередную партию низкосортного виски. О его качестве она перестала возмущаться рюмки эдак после шестой. Держалась до последнего, что называется.
Однако это не мешало ей вновь и вновь возвращаться к излюбленной теме, попеременно восхваляя то национальный напиток, то излюбленные шарфы, подобных которым по её уверению не было нигде.
— А наш виски. Они хлещут его, как воду, как я сейчас эту дрянь... Потому что это не настоящий виски, это помои, ты помнишь, да?... Так вот, наш виски. Мы можем утопить их в этом, заливать в глотки каждому англичанину и спрашивать, нравится ли ему выкачивать его у нас, как его деды высасывали последние соки из колоний… И слушать, как они захлёбываются в собственном могуществе… Наплескай мне ещё.
Облокотившись на барную стойку, Хелен упёрлась кулаком в щёку и скучающим взглядом принялась наблюдать за механическими действиями бармена, которые он выполнял совершенно автоматически. Без души, что называется. Даже подобные совершенно абсурдные разговоры Хелен не добавляли этому уже довольно пожилому мужчине живости во взгляде. «Какое же это всё унылое дерьмо».
— А, впрочем, забудь, — махнула рукой МакКорриган, пододвигая к себе услужливо поданый стакан. — Никто не будет никому ничего заливать, никакая война не начнётся и никто ни от чьей зависимости не избавится. Я просто хотела тебя развеселить, а то ты хмурый какой-то, как англичанин на своём разхреначенном баркасе, ха… Но тебе, похоже, тоже это всё надоело, — поднеся стакан к губам, Хелен издала усталый вздох и уже совсем тихо добавила, — всем нам тут уже это дерьмо надоело.
Отработанным жестом запрокинув стакан и осушив его практически полностью, Хелен со звоном поставила его на деревянную столешницу, едва удержавшись от того, чтобы разбить стеклянную тару об стену. Тишина, царящая в этом заведении, начинала действовать девушке на нервы. В последнее время дела её катились к чёртовой матери: она вкалывала на работе и пыталась выкроить время для тренировок, подолгу уходила из дома, выбираясь на ночные прогулки, а брат всё это время сидел в одиночестве дома. И хотя в глазах мальчишки отражалось бесконечное понимание и искреннее прощение, Хелен не переставала ненавидеть себя за то, что не может уделять Фитцпатрику внимание, которого он заслуживает. Она хотела отдать ему себя всю без остатка, хотела быть всегда рядом, но вместо этого разносила пиво жирным озабоченным мужикам в попытках заработать, а потом подолгу гуляла на улице, проветривая голову и убеждая себя в том, что все её старания обязательно окупятся. Она хотела жить полной жизнью, но в последнее время с этим всё никак не получалось. Ей необходима была какая-нибудь отдушина, что-нибудь, что вырвет её из этой рутины, но даже чёртов шаманский оракул молчал, не сообщая о грядущем сражении. Всё было как-то некстати.
Тяжело выдохнув, сгорбившаяся Хелен услышала рядом с собой чьё-то глубокое протяжное грудное рычание и, повернувшись, обнаружила сидящего справа от неё Хольбана, пристально уставившегося на свою шаманку.
— Знаю, старик, я что-то совсем раскисла, — с усмешкой тихо ответила МакКорриган, приметив момент, когда бармен ушёл куда-то в подсобку.
Ободрительное рычание хранителя всегда действовало безотказно, и лев, кажется, прознал это, тряхнув гривой и издав ещё пару таких же глубоких звуков.
— Дай мне поныть в конце-то концов, — кисло улыбнулась Хелен, наклонив голову так, словно она прислонилась к крупной морде белоснежного зверя. Хольбану этот жест пришёлся по нраву, поэтому он не стал протестующе отстраняться, а прикрыл глаза и тихо-тихо заурчал.
Подобная терапия, состоящая из рычания различной тональности, оказывалась в разы эффективнее любых слов. И дело было не в том, что Хелен испытывала какую-то особую слабость к подобного рода бархатным звукам. Вернее, не только в этом. Суть была в духовной связи, существующей между ней и Хольбаном, и в том, как эта связь помогала им чувствовать эмоции друг друга, сглаживая нервозность и разделяя боль друг друга. Никакие возвышенные слова не могли заменить ощущения того, что твои чувства понимают и разделяют. Ощущения того, что, даже если ты напьёшься в каком-то захудалом баре, ты всё равно не останешься наедине с этим миром, готовым  в любой момент сломать тебя пополам.
Почувствовав себя несколько лучше и даже приободрившись, Хелен перевела взгляд на других немногочисленных посетителей бара и приметила сидящего практически рядом с ней мужчину, который заинтересованно рассматривал её льва в компании ужасающего фиолетового нечта, витающего подле него. Девушка и раньше видела этого мужчину зрелого возраста, но не придавала значения его присутствию. «Выходит, он шаман», — сощурившись, поняла Хелен, и вернулась к созерцанию недопитого виски. — «Кто бы мог подумать, что я встречу здесь кого-то вроде него».
Углубившись в свои нетрезвые размышления, Хелен принялась сидеть молча и лишь изредка с её стороны слышались звуки ёрзания на высоком барном стуле. Периодически поглядывая на шамана, девушка в целом не проявляла былой активности, перейдя в некую медитативную стадию. Успокоилась — и слава Богу. Однако нарушить это спокойствие было очень легко: хватило бы одного неосторожного жеста или слова.  И, словно по закону подлости, человек, решивший разбудить лихо, вскоре нашёлся.
— Бармеееееееееееееееен, налей-ка нам с ребятами чего покрепче. Для задора! —  с громким гоготом прокричал кто-то над Хелен, бесцеремонно плюхнув свою ладонь ей на плечо. — Чего грустные сидите, ребята? А? Красавица, обидел кто? Вот этот здоровяк, да? Ну, не обижайся на него. Пойдём с нами. Мы вас помирим.
Полным холодного презрения взглядом окинув сначала ладонь, а после и её обладателя, Хелен перевела взгляд на шамана, который также оказался жертвой этой всеобъемлющей общительности, и кивнула ему на нарушителя их спокойствия. В её понимании, они сейчас просто обязаны были стать союзниками, чтобы вышвырнуть из бара эту шваль вместе с остальной честной компанией, шумящей за их спинами.
— Катись-ка ты к чёрту, сладкий, — угрожающе вкрадчиво произнесла Хелен, с силой сжав рукой чужое запястье, — пока хребет не сломала.

+3

3

После тяжёлой недели, почти полностью посвящённой тесным переулкам необъятного мегаполиса, небольшая разрядка была вполне к месту, так что, возвращаясь со своей последней тренировки, Лютер решил зайти в неприметный бар, расположившийся вдали от густонаселённых районов. Обычно в помещении было вполне спокойно, и шаман намеревался пропустить стаканчик, перекинуться слов с барменом да убраться восвояси, получив заряд хорошего настроения, но всё это катилось к чертям, когда рядом находилась юная дева, употребившая такое количество алкоголя, какое свалило бы с ног любого сержанта из его подразделения. Тишину она явно не ценила, а потому вела свой пустой монолог без умолку, изрядно действуя на нервы отставному военному. Надо сказать, Лютер отличался довольно терпимым характером, и вместо того, чтобы вежливо попросить её заткнуться нахер, неизбежно провоцируя на конфликт, он просто предпочёл бы тихо уйти, если бы не одно обстоятельство. Величественный облик белоснежного льва, казалось, подразумевал вопрос, что должен был беспокоить хищника в данный момент, а именно что он тут делает, и кто все эти люди? Да, не ожидал Лютер встретить другого шамана в подобном месте, особенно, блин, такого. Да и внешность духа вполне могла быть обманчивой, в чём Лютер убедился на собственном примере. И если отставной военный хранил угрюмое молчание, изредка обращая свой взгляд на хранителя девицы, не знающей меры, то Халфас во время её повествования веселился во всю. Синие и белые всполохи над зияющей пастью демона пародировали, скорее, Мэла Гибсона, чем достопочтенного сэра Уоллеса, которого в фильме почему-то изобразили благородным варваром, а жесты некоторых рук явно изображали казнь Карла I из шотландского рода Стюартов. Если Халфас хотел таким образом привлечь к себе внимание, то Лютер должен был признать его тактику вполне действенной.
«И кто говорил, что духи не подвержены воздействию алкоголя?» — на появление местного быдла Лютер отреагировал спокойно. Если дело дойдёт до ссоры, даже до таких непроходимых тупиц дойдёт, что не стоит связываться с военными, но многозначительный взгляд девицы поводом для него был. В данный момент она раздражала его ничуть не меньше, да и силушки у неё было в достатке, так что Лютер просто пренебрежительно махнул рукой, мол, сама справишься.
«А зрелище обещает быть интересным… ставлю на то, что всё это не займёт и минуты.»

0

4

Ничто так полно не раскрывает Город Грехов так, как ночь. Впрочем, так можно сказать и про любой другой город мира: вуаль тьмы, еле разгоняемая лишь тщедушным мерцанием фонарей - лучшая подруга для тех, кто не может находиться под палящим солнцем, паразитируя на людях. И речь сейчас вовсе не о вампирах, а о самых обыкновенных преступных элементах нашего общества. Конечно, далеко не все из них столь могущественны, а небольшая часть и вовсе причиняет вред только из-за вырвавшейся наружу низменной натуры, однако, это не делает их менее опасными.

Взять, например, эту бредущую под пьяные нескладные песни компанию молодых и не очень людей: они занимают весь тротуар, вынуждая редких в такое время пешеходов заблаговременно переходить на другую сторону дороги, откровенно горланят свой незамысловатый фольклор и, наконец, просто мерзко гогочут, мешая спать тем, кто спрятан от них тонкой стеной кирпича, камня или вовсе гипсокартона. И поди потом успокой разбуженного ребёнка, которого до этого укладывали пару часов из-за какой-нибудь абсолютно неведомой причины. Как тут не возненавидеть собственную страну и нацию, потихоньку проникаясь радикальными взглядами, типа нового закона об обязательной смертной казни всех, кто нарушает закон после десяти вечера.

Однако, Хан подобной ненависти не испытывал. Он уже давно принял эту сторону человечества, научившись извлекать из неё выгоду. Разумеется, чисто технически это было точно таким же преступлением против личности, как и то, что эти самые личности творили ранее, однако, Паудер владел преимуществом Немезиды: преступник - не человек и потому человеческих прав не имеет. Например, права на защиту собственности. Разумеется, это чистейшей воды самосуд, так же запрещённый во всех юридически полноценных странах мира, но жестокость законов компенсируется возможностью их нарушать.

И поэтому он, как и каждый подобный раз, неспешно следовал за перешедшей на матерные частушки толпой, благоразумно держась поодаль: достаточная громкость этого сброда позволяла не терять их из виду, а пушистый полумрак, разгоняемый не всегда работающим освещением, надёжно скрывал страдающего бессонницей мужчину, который решил сбросить дневное утомление освежающей прогулкой по злачным местам. Конечно, для снятия этого мерзкого состояния полудрёмы, которое забивает голову, мешая нормально работать и не давая нормально уснуть, хватило бы и прохладного ночного воздуха, но наш герой, что называется, “уже два месяца никого не убивал”. Хорошо ли это? Безусловно. Но только не для него.

Наконец, буйная молодёжь решила закончить своё незамысловатое путешествие, резко повернув в сторону замеченного круглосуточного питейного заведения. Что ж, во всяком случае, теперь, как техническая, так и географическая звукоизоляции этого места надёжно укроет местных жителей от воплей неразумных гостей. Вот только скоро эти вопли будут уже далеко не пьяными. Довольно усмехнувшись, Хан остановился на финишной прямой, огляделся по сторонам, дабы удостовериться в отсутствии пока что нежелательных защитников закона, и, сделав очередной уже дразнящий своим холодом вдох, последовал внутрь.

Положив руку на дверь, он, наконец, заподозрил неладное: что-то было подозрительно в песнях этой пьяни, что он слушал лишь вполуха, думая о чём-то своём. Нет, разумеется, он не боялся неразумной толпы так, как её боятся другие нормальные прохожие, дело было лишь в количестве защищённых алкоголем туловищ, которые могут и не упасть от первого удара, в отличие от трезвого солдата, поэтому входить внутрь вообще без какого-либо плана было откровенно рискованно: в конце-концов, Паудер даже свой вездесущий арсенал оставил на сьёмной квартире, чтобы не обременять себя лишними нагрузками, а имеющейся мелочи может и не хватить. Да и к чёрту, слишком сильно чешутся кулаки, слишком сильно он истосковался по настоящему действу, слишком сильно утомило постоянное, неоправданное и потому столь раздражающее бегство от полицейских псов. Его и его настоящую судьбу разделяет лишь эта дверь. И эту дверь он отважно открыл.

Разумеется, его ждали. Первая, видимо, наиболее пьяная и потому слабо соображающая половина уже успела оккупировать кучу столиков и начать докапываться до прочих немногочисленных посетителей. Вторая же, куда более опытная и привыкшая утилизировать ударивший в голову спирт в качестве боевого стимулятора, собралась относительно аккуратным полукругом, выжидающе глядя на вошедшего прямо в капкан преследователя. Ещё один шаг вперёд и зазубренные скобы под увертюру безжалостного щелчка с хищным лязгом захлопнутся на его шее. Не сказать, чтобы подобные ситуации Хана вдохновляли.

Но он всё равно прыгнул вперёд, игнорируя рычажок срабатывания. Разбираться, кто из них лидер, дабы лишить всё подразделение львиной доли морали, времени не было, поэтому, дав опешившим от настолько наглого поведения оппонентам лишь рот раскрыть от удивления, он приступил к самозабвенному выбиванию дури. Всё ещё сковывающая тело истома последних дней под давлением адреналина вылетела более стремительно, чем пробка из бутылки шампанского.

+1

5

На безучастную отмашку Хелен лишь обиженно хмыкнула. К своим собратьям шаманам, даже несмотря на то, что все они были её конкурентами на Турнире, она относилась вполне доброжелательно, считая, что уж им-то незачем друг друга ненавидеть. Но сейчас этот мужчина, чей серьёзный и одновременно с этим недовольный вид  с лёгкостью мог бы распугать всю ввалившуюся в бар толпу, увидь они его при более жутком свете, проигрывал по нескольким пунктам мысленного списка Хелен. Тяжело у неё задавалось общение с теми, кто её, порой чрезмерную, активность не одобрял. «А, дело его. Не хочет — пусть сидит. Я сама со всем справлюсь, а он может и дальше пялиться на полки».
— А ты не много ли на себя берёшь, шмара? — раздался над головой шаманки сердитый хрип. Хелен на это лишь ещё сильнее сжала запястье пытающегося выйти из захвата мужчины.
Злить МакКорриган было в корне неверной стратегией. И не потому, что она была пьяная и могла начать бузить по любому поводу, нет. Просто девушка терпеть не могла подобного рода проявления внимания со стороны других людей и мужчин в частности. Неуклюжие попытки казаться обаятельным раздражали её не меньше, чем неприкрытое демонстративное хамство, поэтому в общении с такими людьми Хелен сразу ощетинивалась иголками неприязни. Но в данном случае пресловутым «Пошёл к чёрту» этот парень не отделается. За то, что он нарушил её глубокую задумчивость, да и просто потому, что его рожа так и просит кулака, он непременно будет нокаутирован.
— А ну пус… — предприняв новую попытку вырваться, гневно проскрежетал поддатый мужчина, отойдя на несколько быстрых шагов назад.
Фатальная ошибка. Благодаря этим шагам Хелен, увлекаемая следом за мужчиной, смогла легко встать со своего высокого стула, и уже ничто не мешало ей нанести размашистый удар правой в челюсть, от которого её соперник рухнул если не от потери сознания, то от резкой боли и потери равновесия точно. Развернувшись, девушка с удивлением обнаружила, что позади неё в баре уже разразилась целая потасовка, которая, как оказалось, никак не была связана с ней. Некто совершенно новый, кого она прежде не замечала на этом клочке пьяного отчуждения, двигался в окружавшей его толпе, расчищая её отработанными и чёткими ударами. Из-за полумрака помещения, тёмной одежды и толпы, скрывавшей от Хелен нового актёра, так решительно ступившего на сцену, шаманка не могла толком разглядеть его лица. Совершенно ясно было только одно — это мужчина. И уж явно более инициативный, чем скучающий за барной стойкой шаман, не пожелавший составить Хелен компанию.
Несмотря на то, что основная масса забредшей в бар толпы была увлечена потасовкой с неизвестным мужчиной, парочка морд всё же заметила МакКорриган и лежащую у её ног тушу их поверженного соратника. Возмущённые подобным поворотом событий поддатые парни даже принялись угрожающе наступать на Хелен, но запугать её хищными улыбками и грубыми словечками им не удалось. У этой львицы хищный оскал был не хуже.
— Вот это мне нравится гораздо больше, — довольно усмехнувшись, с вызовом произнесла Хелен, чуть пригнувшись.
Отведённая назад рука утянула за собой белесый шлейф, заметить который могли лишь люди, способные контактировать с миром духов, а следом за ним в ладони Хелен сформировался белый светящийся шар — готовый к Единению Хольбан. Решив не ждать первых шагов от своих оппонентов, девушка первой пошла в наступление, увлекая за собой дрожащий в руке шар. Пройдясь по изъеденной цепочкой сколов и царапин столешнице барной стойки, он наполовину утонул в ней, создавая для стороннего наблюдателя впечатление о том, что девушка  вот-вот наотмашь зарядит кому-нибудь из парней звонкую оплеуху. Но, вместо того, чтобы, оторвавшись от стойки, пойти вверх, рука вдруг нырнула вниз, и сама Хелен резко присела к самому полу, сгруппировавшись. Манёвр этот оказался настолько непредсказуемым, что бежавший впереди нападавший не успел затормозить и попросту перелетел через девушку, тогда как она, коснувшись рукой груди, завершила Единение.
О, это чувство было ни с чем не спутать. Одновременное отрезвление рассудка и ощущение небывалого доселе боевого запала — вот что представляло собой её объединение с Хольбаном. Каждой клеткой своего тела Хелен чувствовала теперь силу, поистине звериную мощь, а алкоголь, бурливший в крови, прибавлял азарта и энергии. Как долго она этого ждала.
Далёкая боль, заглушаемая спиртным, презрение к самой себе, отчаяние — всё то, что скопилось внутри Хелен за эти долгие недели, смешалось с адреналином и хлынуло в кровь, оживляя сонные мышцы. И шаманка без промедления ринулась в бой.
Второму нападавшему повезло ещё меньше, чем первому: налетев прямиком на Хелен, он получил прицельный удар кулаком в солнечное сплетение. Наверное, встань на пути МакКорриган гранитная плита, она бы и её раскрошила, даже не дрогнув. Рефлекторно увернувшись от чьего-то размашистого удара, девушка сама не успела понять, когда это её тело лихо крутанулось на месте и сбило кого-то с пути ударом ноги. Определённо, Единение с Хольбаном давало свои плоды: помимо необычайной мощи девушка приобрела ещё и ускоренную реакцию. Не ушли и львиные повадки хищника: затормозив, словно присев в засаде, Хелен хищно заулыбалась надвигавшемуся на неё разгневанному бугаю. И как только расстояние между ними сократилось до пары метров, Хелен рванула вперёд, с силой ударив пяткой сапога под коленную чашечку опорной ноги противника. Стоило ему только припасть на другую ногу, и судьба его была решена: завершающим ударом кулака шаманка отправила его отсыпаться на грязном полу.
Будучи на кураже, МакКорриган даже не сразу заметила, что оказалась в эпицентре схватки, с трудом успев перенаправить летящий прямиком ей в лицо кулак. Как оказалось через мгновение, кулак этот принадлежал тому самому парню, навлекшему на себя гнев разъярённой толпы, и сейчас удар его был успешно переведён в нос кому-то из случайно подлетевших пьянчуг.
— Полегче, — с одобрительной усмешкой произнесла Хелен.
Но вместо того, чтобы отмочить следом какую-нибудь шутку, она без промедления крикнула:
— Ложись! — и, оттолкнувшись от плеча незнакомца, попутно чуть наклонив его, шаманка метнулась вперёд ему за спину, успев как раз вовремя, чтобы остановить на полпути чужую руку с занесённым над парнем деревянным стулом.

+1

6

По-видимому, желание отдохнуть после тяжёлой недели было непозволительной роскошью, по крайней мере, всё, что окружало Лютера в данный момент недвусмысленно намекало на верность этого утверждения. Отставной военный действительно не хотел во всё это лезть, продолжая поглощать виски большими глотками, будто это была минеральная вода, но игнорировать происходящее становилось всё труднее. Одно дело, когда рядом с тобой не умолкает излишне громкий и надоедливы голос, но если уж предметы начинают проявлять несвойственную им способность к полёту, то непременно всё закончится тем, что один из них выберет роковой вектор движения. Так случилось и в этот раз.
— Вашу мать. — сквозь зубы процедил Лютер, когда стул пролетел в паре сантиметров от его головы, угодив точно в барную стойку. Теперь уже хозяин заведения имел полное моральное право вытащить двустволку, дабы разъяснить местной шпане момент об ответственности за порчу имущества, вот только в этом чёртовом штате постоянно голосовали за демократов со всеми вытекающими последствиями. Прежде чем отправиться в длительное путешествие по Европе, в процессе которого он заключил договор с Халфасом, Лютер оформил гражданство США. Он не верил ни в одну из политических партий, да и саму демократию считал далеко не лучшей формой правления, вот только понимание того, что полиция приезжает лишь для того, чтобы очертить тело, заставляло его каждый раз отдавать голос республиканцам. В любом случае, бармену оставалось лишь ретироваться и спрятаться в тёмном уголке, пока не пройдёт гроза. До окраины полиция всё равно будет добираться чёрт знает сколько времени, лучше не рисковать, а вот Лютер… да, шамана они всё-таки разозлили. Сейчас он искал взглядом того, кто бросил этот злосчастный предмет интерьера. Остальные, в принципе, могли валить, но этот был ему нужен здесь, дабы возместить нанесённый ущерб. Отставной военный не в первый раз посещал этот бар, а потому чувствовал свою причастность к бедам его хозяина. Да уж, такие дебильные рожи надо ещё поискать, благо взгляд типичного обитателя рабочего квартала был куда более осмысленным и интеллектуальным. На подобную ерунду Лютер тратить духовную силу не желал, поэтому решил брать по старинке, навыком. Едва ли верзила под два метра ростом, что стоял напротив него, чувствовал себя неуверенно, но когда рука попала в захват, согнулся пополам как миленький, на большой скорости долбанувшись головой о поверхность стола. Сон его будет недолгим, а после него будет сильно болеть голова и ни гроша не останется в кармане. Тупое быдло должно страдать, таков был один из аспектов понятия справедливости. Кто-то уже в спешке двинулся к выходу, и шаман не собирался их останавливать. Эх, разобраться бы теперь, кто свой, а кто чужой… или всех уложить? Последний вариант казался таким заманчивым…
«Тот парень явно не прост… чувствуется военный опыт, но это не всё…» — в драке трудно обращать внимания на такие вещи без риска пропустить удар, но Лютер чувствовал это даже на подсознательном уровне. Всё-таки, лучше было не спешить и думать головой перед каждым действием.
— Пусть будет так… Вы, двое. — обратился Лютер к шаманам, стараясь не отвлекаться смотреть по сторонам. — Нам лучше держаться вместе, пока это дерьмо не закончится. — шаман вздохнул, указав на бессознательное тело, лежавшее возле стола. — И помогите проследить, чтобы этот мешок с дерьмом не сбежал.

+1

7

Как и заметил Виленд, отточенное годами практики “CQC” сияло вовсе не превосходной военной выучкой. Вместо этого от него прямо-таки несло мрачным смрадом бесчестных и вероломных уличных побоищ. Несмотря на мрачную ухмылку на лице гостя, несмотря на его донельзя официальный внешний вид, делающий его похожим на какого-то частного детектива, разве что без мешков под глазами от постоянного недосыпа под непрекращающимся потоком алкоголя и кофеина, в каждый удар, захват или подсечку была вложена не присущая солдату хладнокровная ненависть к абстрактному врагу, а лишь злоба загнанного хищника, затравленного жестокостью законов природы. Эффективность наносимого урона была взята из самих инстинктов, дисциплина лишь придала ей форму, выдернув из тёмного прошлого с остатками рассудка. Таинственный незнакомец своей бесформенной из-за плаща скорости сейчас больше походил на призрак дикого зверя, подобного тому, что сейчас точно так же вместе со своим товарищем пировал на поле битвы, рассыпая направо и налево удар за ударом. То, что они почему-то оказались на одной стороне - не более чем совпадение, щедрый подарок Госпожи Удачи.

- Полегче.
- Дежа вю?

Внезапно разум вернулся к Хану. Подобная ситуация совершенно точно происходила с ним ранее. Вот только вместо местного принца ему навстречу вышла куда более способная в бою девица с толковым напарником вместо каких-то там бумажек, да и соперники, в отличие от матёрых головорезов, были простым пьяным людом и падали намного охотнее, подсознательно куда больше переживая за свои жизнь, здоровье и дееспособность. Подобный “лёгкий режим” усугублялся ещё и дополнительным союзником, который тоже был не лыком шит, выключая оппонентов не хуже львицы. Но, разумеется, всё компенсировалось одним маленьким “но”: они были не в Японии, а в Штатах, что означало незначительную, но крайне неприятную деталь - когда последний стоящий противник рухнул на стол к своим более благоразумным товарищам, Паудер рефлекторно повернулся в сторону последней угрозы и вопросительно посмотрел на глядящий в его сторону ствол револьвера. Судя по движениям, вооружился парнишка уже довольно давно, просто ждал удобного момента, не хотел ранить товарищей или вовсе страховал ситуацию, на случай, если в ход пойдут острые тяжёлые предметы. Вот только стрелять он не собирался не потому что в том не было необходимости, а потому что он бы банально не смог. И Хан с высоты своего опыта мог сказать об этом совершенно точно, неспешно направляясь вперёд, навстречу пороховому заряду, пока не встал в метре от стрелка.

- Знаешь, тебе не стоит использовать эту штуку в подобном месте. Не говоря уже о том, что подобное оружие означает твою готовность к смерти, стоит упомянуть, что это место хоть и на отшибе, но всё же довольно густонаселённый район и полиция на выстрелы приедет довольно быстро. А ты ведь не хочешь портить себе и ребятам выходной объяснениями, откуда тут взялся труп и почему в нём именно твоя пуля. И это даже без упоминания о том, что ты понятия не имеешь, кто я, и какие от меня могут быть последствия.

Однако, ответ пришёл с самой неожиданной стороны: внезапно вынырнувший из-за стойки бармен невозмутимо направил на нарушителей спокойствия внушительного вида дробовик. И не какой-нибудь там обыденный для таких случаев “Ремингтон”, а хорошенько отполированный и сияющий зловещей решимостью "Бенелли":

- Нос у тебя не дорос говорить о последствиях, молодой человек. Да и место ты не то выбрал, чтобы просто так приходить и устраивать тут кровавую баню. Уж меня-то, как владельца собственности, последствия побеспокоят в последнюю очередь, и если ты характером не вышел, тебе его быстро обратно вправят, и костюмчик твой будет наименьшей возможной жертвой.
- Как интересно. Но знаешь, старик, этот костюм повидал куда больше, чем полагается его обычным товарищам. - Хан столь же неспешно зашагал к новому собеседнику, кивая на его оружие. - И даже твоя красотка ни в какое сравнение не идёт с цыпочками, которые таращились на него во все стволы.
- Эта, как ты выражаешься, “красотка” - внучка той, к кому я отправил уже немало таких самоуверенных, не подозревающих о собственной смертности идиотов.
- Вряд ли ты за свою жизнь набрал несколько сотен, - тихо пробормотал Паудер, продолжив, - а что до бабушки-Смерти, так я регулярно с ней вижусь, передам от тебя привет.
- Тогда выметайся отсюда, да побыстрее, пока я не помог. Мои годы уже не те, и, даже если твои слова будут чертовски убедительны, я всё равно могу случайно всадить тебе в пузо пару зарядов, даже если подобные проблемы будут последним, что я сделаю. Мне уже на многое наплевать.
- Ладно-ладно, всё с тобой ясно. Я просто пришёл забрать друзей домой, кто же знал, что твои ребятки захотят немного повеселиться?

С этими словами Хан, почти не оборачиваясь, подал шаманам небрежный знак двигаться к выходу (хотя со стороны это скорее выглядело унизительным “брысь-брысь”). Паренёк с револьвером уже хотел было возмутиться, но отрицательный кивок старика лишил его аргументов, поэтому свой заряд пороха ему пришлось убрать. Хотя стрельнуть взглядом, полным неприязни, это не помешало.

- Хорошо тебе, старик, - горестно усмехнулся напоследок мужчина, разворачиваясь и направляясь к выходу. - Сможешь насладиться зрелищем горящего мира под стаканчик хорошего пойла. Ладно, удачи тебе с этим. Идём, нам тут больше не рады.

Отредактировано Khan Powder (14-01-2016 18:39:24)

+1

8

Остановить полёт одного стула Хелен успела, с силой пнув ногой нападавшего и с какой-то детской обидой вырвав у него стул. Моё, мол, положь, где было́. Но едва ножки спасённого предмета интерьера коснулись пола, как позади шаманки мелькнула ещё одну тень и, заметив её краем глаза, девушка резко пригнулась, пропуская пролетающий над её головой деревянный табурет. Угодил тот прямиком в барную стойку, едва не задев сидевшего за ней шамана и, кажется, наконец расшевелив его.
— Иди-ка, пообщайся с тем парнем!
Наподдав грозе стульев под зад для ускорения, Хелен отправила его прямиком навстречу вставшему со своего места шаману. И хотя за дальнейшим их общением она не следила, во время очередного разворота она позднее успела заметить знакомое нокаутированное тело.
Вступить в бой, даже такой хаотичный и неэлегантный, было приятно. Как известно, физические нагрузки здорово избавляют от стресса и порой являются спасением для таких импульсивных личностей, как Хелен. И хотя раньше с любыми упражнениями и тренировками у неё ассоциировались лишь боль и испытания, став сильнее, она начала видеть в них ключ к победе. В битве шаманов побеждает не одна лишь физическая мощь, но и духовная сила. Энергия духа, фурьеку, берётся не только и не столько из мучительного напряжения тела, сколько из испытания воли, проходя которое через физические нагрузки шаман становится сильнее. Лишь поняв и приняв эту истину, Хелен начала расти как шаман.
В обычной пьяной драке ей не нужно было сталкиваться в противоборстве с другими шаманами. По крайней мере, сейчас. Поэтому МакКорриган чувствовала своё явное преимущество по сравнению с пьяными буянами, чьи тренировки уж точно не подразумевали суровых шаманских испытаний. После той жестокой школы шаманов, которую она прошла дома, Хелен была уверена в том, что любого человека сможет уложить на лопатки без особого труда. И не то, чтобы она была благодарна сумасбродной родне за эти уроки. Но они ей по крайней мере пригодились.
— Нам лучше держаться вместе, пока это дерьмо не закончится.
— А мы уж и не надеялись, — со смешком  ответила Хелен.
Несмотря на то, что в бою её тяга к непрерывному и долгому трёпу испарилась, уступив место коротким фразам и резким ударам, алкоголь ещё плескался в её крови, активно пытаясь влиять на сознание Хелен. И как бы Хольбан ни старался нейтрализовать его влияние, некоторые его капли всё же просачивались, из-за чего девушка оставалась навеселе. Настроение её улучшалось буквально с каждым поваленным на пол телом, так что Хелен и думать забыла о пьяной меланхолии, охватившей её пару часов назад. Оставалось только надеяться на то, что с разрывом Единения эффект не исчезнет.
Наткнувшись случайно на кого-то из подвернувшихся парней из числа тех немногих, кто ещё стоял на ногах, МакКорриган даже в порыве игривости не стала сразу нанесла ему удар, а сначала схватила одной рукой за щёки, сдавив их с такой силой, что скулы несчастного наверняка свело, словно его зажали плоскогубцами.
— У тебя счастливый билет, — с задорной улыбкой сообщила девушка, — ты можешь ещё успеть убраться отсюда, если разожмёшь мои пальцы.
Конечно, пытать молодого парня у Хелен не было никакого желания. В конце концов, она же не зверь. Ну, в данный момент — фигурально. Но подшутить над ним, заставив отчаянно вырываться из столь нелепого «бабушкиного» захвата, она была не прочь. Жаль только, что невинную шутку так резко прервал чужой разговор, услышав который, МакКорриган обернулась на голоса. Надо сказать, револьвер её пыл охладил не сразу, тем более когда один из незнакомцев начал наступать на его хозяина, тем самым невольно загородив шаманку от оружейного дула. А вот дробовик, возникший в руках, казалось бы, невзрачного бармена, оказал гораздо более действенный эффект на Хелен. Пожалуй, из области попадания дроби она бы смогла выйти без труда, особенно находясь дальше всех от вооружённого старика. Но провоцировать его на кровавую баню как-то… Не хотелось. Поэтому Хелен, воспользовавшись тем, что на неё не обращают внимания, под шумок выпустила паренька из своей стальной хватки, наступив ему каблуком на ногу и зарядив коленом в пах. Чтобы, высвободившись, парень рухнул на пол и не вздумал бежать и доносить всей улице о произошедшем.
Участия в разговоре Хелен не принимала, чувствуя себя каким-то подсобником одного из членов чикагской мафии. Вот он разбирается с доном, а вот они перекидываются такими фразами, словно снимаются в триллере, а не разгребают последствия барной потасовки. 
— …И даже твоя красотка ни в какое сравнение не идёт с цыпочками, которые таращились на него во все стволы.
«О-хо-хо!» — чуть ли не в голос воскликнула Хелен. — «Поосторожнее, мачо, мне тут от твоего жара чуть лицо не обожгло». Удержаться от того, чтобы предупредительно крикнуть: «Ещё одна такая фраза, и я завалю тебя на лопатки!» было тяжело. Пожалуй, МакКорриган сдерживало только то, что подобные грязные намёки в данной ситуации были бы совершенно лишними. А, ну и то, что в жизнь свои угрозы она бы вряд ли сейчас воплотила, а разочаровывать такого мастера красноречия совершенно не хотелось.
Ощущение того, что они с сидевшим ранее подле неё шаманом выглядели теперь как члены банды, предводитель которой в данный момент вёл переговоры, с каждой минутой всё усиливалось, и апогея своего достигло на фразе:
— Идём, нам тут больше не рады.
Хелен даже не знала, чем на это можно было возразить. Да и нужно ли было спорить? Здесь ей и впрямь больше делать нечего: пить она больше не будет, дозу морального удовлетворения она уже получила, а перспектива возможной встречи с полицией совершенно её не радовала. Поэтому, решив, что слова новоиспечённого «предводителя» не лишены истины, Хелен достала из внутреннего кармана своего чёрного жакета несколько купюр, в сумме составляющих 20 долларов, и, зажав между двумя пальцами — указательным и средним, — продемонстрировала бармену. Мол, это не оружие, всё нормально, стрелять не нужно. Следом за этим жестом девушка неспешно подошла к пострадавшей барной стойке и положила деньги в качестве платы за выпитый виски, считая своим долгом, несмотря на обстоятельства, заплатить хозяину за дерьмовый напиток и терпение.
Уже на выходе из бара Хелен открыла было дверь, чтобы выйти на улицу, но не удержалась от маленькой подлости и наступила каблуком на ладонь одного из валявшихся мужчин. Этот нахал посмел в пылу битвы ухватить шаманку за её драгоценные волосы, а подобное варварство она никогда не прощала. И только потом, свершив свою маленькую расплату, МакКорриган со спокойно душой вышла на улицу, прошагав пару метров по тротуару и довольно хрустнув когтями в процессе потягивания. Вместе с этим на свет вышел и Хольбан, сев рядом со своей шаманкой и принявшись вылизывать свои когти, словно после отменной трапезы. Отходить от своей подопечной в присутствии незнакомцев, минуту назад раздававших направо и налево разящие удары, огромный лев, очевидно, не хотел.
— Давненько я не видела, чтобы на кого-то так накидывались. За что они тебя? — обратилась Хелен к мужчине, появление которого и послужило причиной потасовки.

+1

9

Побоище прервалось также, как и начиналось — в одно мгновение. Причиной столь резких перемен стал тот факт, что старик всё же решил воспользоваться своим естественным правом, несмотря на законодательный запрет. Пожалуй, это было лучшей иллюстрацией того, что хотя заведение привлекало дикую и не слишком многочисленную клиентуру, плюсы расположения в подобном месте не ограничивались стоимостью аренды. Подойдя к полуразрушенной барной стойке, Лютер оставил на ней несколько зелёных купюр.
— Всё ещё нарушаешь правила, старик? — с усмешкой спросил отставной военный. К моменту, когда он дал о себе знать, большинство уже покинуло бар, шестым чувством понимая, что последствия для них могут быть фатальными. Револьвер, появившийся в руке одного из них, Лютер воспринял как продолжение творящегося вокруг хаоса, не более того. Едва ли тот придурок вообще собирался открывать стрельбу, однако обезвредить его было необходимо. Дрожащие пальцы, едва держащие рукоять, нагнетали ощущение опасности.
— Ну, думаю, ты знаешь, с кого спросить за повреждение имущества. — жестом указав на бессознательного, являющегося причиной большей части разрушений, Лютер вышел на улицу. Те двое уже пять минут должны были находиться там. Особого интереса к ним Лютер не проявлял, но последняя фраза, которую обронил тот тип, привлекла его внимание. Покинув заведение, Лютер сделал глубокий вдох, наполняя лёгкие свежим воздухом, после чего вытащил из кармана сигарету. Жаль, конечно, что отдых не удался, но для того, чтобы успокоить натянутые нервы, едкого вкуса табачного дыма было вполне достаточно.
— Не прояснишь свои слова насчёт горящего мира? — поинтересовался Виланд, в очередной раз делая затяжку. Местное быдло, похоже, в спешке свалило куда подальше, так что можно было спокойно обменяться несколькими фразами, прежде чем разойтись по разным сторонам.
— Да, мне тоже интересно. — Халфас оставался в стороне от этой глупой потасовки, благо помощь демона в подобных делах Лютеру не требовалась, но сейчас он занял позицию рядом с ним. Очевидно, у него были свои вопросы к этой парочке.

+1

10

Провожая взглядом торопливо разбредающихся поверженных оппонентов, Хан повернулся на вопрос собеседницы, оценив её и её льва при более удобном освещении.

- Давненько я не видела, чтобы на кого-то так накидывались. За что они тебя?
- Не думаю, что тому есть какая-то причина серьёзнее ударившего в голову спирта. Ну, ещё им могло не понравиться то, что я за ними шёл. Но с этим я ничего не могу поделать, дурная привычка никак не хочет сдавать своих позиций. - мужчина виновато развёл руками, как бы говоря “Что поделать?”.
- Не прояснишь свои слова насчёт горящего мира?

Разведённые руки поднялись вверх и сцепились в замок на затылке, обнажая торчащий из-под рукава уголок оракула, вежливая улыбка же на пару пунктов приблизилась к откровенно весёлой.

- Элементарно, Ватсон: если никто ничего не сделает, в финале повествования мы будем жарить барбекю на обломках дивного нового мира! Ну, или не будем, тут уже как повезёт. Только вот мне не очень хочется полагаться на везение или потакать примитивным желаниям тысячелетних неудачников. К несчастью, подобные личности в нашем непростом мире оказываются не в меру влиятельными и это значительно усложняет задачу.

Расцепив пальцы, руки отправились обратно в карманы. Выражение лица мужчины же потихоньку сменилось на заговорщическое:

- Но, как известно, клин клином вышибают - нужно просто найти подходящего на роль героя, да расчистить ему дорогу, чтобы сделал грязную работу и, как обычно, всех спас. И жили они долго и счастливо... - Внезапно сменив лирику на реализм, он обратился к девушке, - кстати об этом: уж извини за глупое предложение, но тебя проводить до дома? Дух духом, да только тяжёлые тупые предметы в руках мстительных горячих парней могут обернуться не самой приятной концовкой. В конце-концов, я вам обоим задолжал вечер выходного дня, заодно и поделитесь мнением о происходящем. - Хитро кивнув в сторону демона, он добавил, - уверен, поделиться есть чем.

+1

11

Краем глаза приметив, как один из её новых… Э… Знакомых достаёт сигарету, Хелен потянулась было в задний карман чёрных брюк за своей зажигалкой, чтобы предложить ему, но остановилась. У курильщиков наверняка есть свои зажигалки и спички, с которыми они не расстаются, как верующие с крестом. Забывали подобные вещички они довольно редко, однако, если вовремя подсобить им огоньком, это могло послужить неплохим поводом для знакомства. Увы, этот шаман сегодня был во всеоружии и попытаться начать знакомство, что называется, заново, не удастся. Впрочем, невелика беда: второй собеседник на радость Хелен оказался более расположенным к общению.
— …Но с этим я ничего не могу поделать, дурная привычка никак не хочет сдавать своих позиций.
С усмешкой вскинув бровь, МакКорриган хотела было в шутку поинтересоваться, уж не шпионом ли он был в прошлом, однако, её попытку перевести разговор в не совсем серьёзное русло предвосхитил вопрос шамана, до этого момента молча курившего свою сигарету, едкий дым которой изредка заставлял Хелен морщить нос. И, пожалуй, именно благодаря этому вопросу девушка узнала о принадлежности мужчины к шаманам, а также о том, что он является участником Турнира.
Но понять, о ком именно он говорил, было сложнее, чем идентифицировать его как коллегу по шаманству. Делов-то было: глянуть на рукав, из-под которого явно торчал яркий уголок оракула, и всё сразу становится понятно. «Но где тогда его хранитель? Неужто настолько необщительный?» — поинтересовалась про себя Хелен, памятуя о том, что даже дух курящего рядом мужчины не преминул показать себя тогда, в баре.
Но, чтобы заметить яркую побрякушку, большого ума не нужно было, а вот соотнести метафоричные объяснения с кем-то реальным было не так-то просто. В очередной раз убеждаясь в том, что Хелен мало информирована о текущей ситуации на Турнире, а также о его ключевых фигурах и расстановке сил, девушка почувствовала себя неуютно. Собственная неинформированность была брешью в броне шаманки, уязвимостью, которую она инстинктивно хотела устранить. Подобно тому, как её лев не позволял никому дотрагиваться своих уязвимых точек, так и она не желала уступать даже в подобных мелочах.
О ком-то, подходящим под описание «тысячелетнего неудачника», Хелен уже слышала мельком. Правда, тогда это звучало в контексте невероятно сильного тысячелетнего шамана, который сотрёт их всех в пыль, но... Как известно, на ситуацию всегда есть несколько точек зрения. И мнение о том, что этот непревзойдённый мастер шаманизма — всего лишь престарелое чудовище с манией уничтожения, тоже имело место быть.
Но только после того, как мысленная шарада была вроде бы разгадана, а рассказчик предложил Хелен проводить её, она опомнилась, что не знает даже имени своих новоиспечённых знакомых. И, раз уж никто не спешил представлять, шаманка, вопреки женской природе, решила сделать первый шаг.
— Моего духа зовут Хольбан, — уперев одну ладонь в бок, взглядом указала она на сидящего рядом внушительного белоснежного зверя, — а я — Хелен МакКорриган. И не думаю, что они будут караулить меня до самого дома, — улыбнулась шаманка и указала большим пальцем через своё плечо на тянущуюся позади неё улицу. — Можем пройтись квартал, там я оставила свой мотоцикл. Думаю, это окажется самая опасная часть пути. С таким количеством алкоголя и тумаков они дальше подворотни не уйдут.
Занимательно то, что, обвинив буйную компанию в алкоголизме, Хелен сама с трудом подавила икоту, вызванную как минимум одной бутылкой виски, принятого вовнутрь. «Да уж, МакКорриган, чья бы корова мычала». Одно радовало — Единение, которое они с Хольбаном поддерживали довольно долго, отрезвило разум Хелен и не позволило ей окончательно захмелеть. Именно поэтому она чувствовала себя довольно бодро, а на ногах стояла уверенно. Другое дело, что утром она едва ли встанет с кровати: такой ядрёный коктейль из виски и резкой насильной встряски организма плохо сказывается на самочувствии. Похмелье в таких случаях приходило обычно с двойной силой. А, впрочем, завтра — это завтра. А сегодня она ещё успеет побыть вменяемой.
— Мнением о происходящем? — разворачиваясь, чтобы начать свой путь к мотоциклу, переспросила девушка. — В смысле, о Турнире? Чёрт бы с ним совсем. Я сюда не за короной ехала, — хмуро объяснила она. — У меня даже выбора-то не было. Я здесь только ради брата.

+1

12

Кольца табачного дыма окружили Лютера, успокаивая взвинченные нервы и помогая сосредоточится на затянувшемся монологе шамана. Возможный вариант будущего он расписал очень подробно, даже по банальный рецепт, как всего этого избежать, не забыл, вот только на главные вопросы решил не отвечать. Интересно, намеренно ли? Единственным способом проверить было спросить напрямую.
— Не думаю, что на этом всё закончится. Современные герои учатся на ошибках свои предшественников, а потому требуют за свою работу достойное вознаграждение. — Лютер с чувством наслаждения затянулся горьким табачным дымом. Он уже не раз видел этот мир в огне, но в этих словах явно подразумевалось тотальное разрушение.
— И кто же этот шаман, что несёт в себе столь существенную угрозу для всего мира? — в том, что причина подобных разрушений крылась во вполне материальном объекте, Лютер был уверен с самого начала. Ему ещё ни разу не приходилось усомниться в деструктивных способностях человеческого существа. — С кем мы имеем дело? — отставной военный бросил косой взгляд на одного из участников недавней драки. Он выглядел сильно потрёпанным и после произошедшего явно не досчитался зубов. У клетчатой рубашки, безнадёжно испорченной пятнами непонятного цвета, отсутствовал один рукав. Заметив внимание к своей персоне, люмпен резко ускорил шаг, явно не желая нарываться на продолжение. Вот уж от кого в данный момент не исходило никакой угрозы. Слишком жалкий вид, чтобы вынашивать план мести.
— Полагаю, мне нужно представиться. Я — Лютер Виланд, прибыл из Дании… думаю, лет десять назад окончательно. — затушив сигарету, отставной военный небрежно бросил её в сторону урны. Безошибочное попадания со ста метров, как и всегда. — Что касается моего партнёра… от своего имени он предпочитает говорить лично. — надо сказать, манеру общения Халфаса нельзя было в полной мере назвать разговором. Ему не нужно было демонстрировать свой впечатляющий оскал, чтобы вести повествование, звуки доносились до тех, кто мог услышать их, будто бы из динамика. В других обличьях это свойство могло отсутствовать, но Лютер тому свидетелем не был.
— Да, мне определённо есть, чем поделиться. — произнёс демон. — Но прежде поддержу Лютера. Хотелось бы узнать имя того, кто может испепелить этот мир.

+1

13

- Что ж, приятно познакомиться. Меня зовут Хан Паудер, можно просто Хан. И, поскольку дальнейшая беседа может оказаться слегка дольше, чем трепля соседей перед сном, предлагаю найти более удобное для неё место. - с этими словами, небрежно махнув рукой в приглашающем жесте, мужчина неспешно направился в уже указанном девушкой направлении. Лёгкая улыбка знаменовала определённо хорошее настроение. - Судя по всему, этим двоим вся эта суматоха глубоко до лампочки. А ведь судьба мира решается руками равнодушных, не так ли, мой друг?

Ощущение дежа вю никак не отступало.

* * *

- Услуга за услугу, Хан-сан. Если хотите узнать правду, вам придётся стать одним из нас.
- Всего-то?
- "Всего-то"!? Кхм... Нет, не "всего-то". Вам придётся помочь мне с авантюрой, от которой зависит судьба человечества.
- Хооо, а вот теперь мне стало по-настоящему интересно. От кого спасаем мир на этот раз?

* * *

- Хао. - после небольшой паузы начал Паудер, поднимая из памяти свою первую лекцию. - Древнейшее имя, известное турниру за звание Короля Шаманов. Когда-то давным-давно этот человек был величайшим магом-оммёджи с божественным талантом и силой, гением, покорившим все стихии. Его мощь впечатляла, а достижения в исследованиях природы духов могли бы стать фундаментом для абсолютно новых дисциплин и для коренного передела баланса сил в этом мире. Но, к сожалению или к счастью, его судьба сложилась крайне печально. Впрочем, ничего нового. То ли он предал всех, то ли все предали его, сейчас уже никто точно не ответит. - остановившись возле закрытого книжного магазина с идиотской вывеской о большом поступлении откровенно дилетантских книжонок оккультного характера, он ловко отвернулся от улицы, пропуская едущую мимо патрульную машину.

- О том, что случилось потом, данных ещё меньше. После смерти он переродился в новом теле, чтобы воспользоваться очередным турниром, однако, не добился ничего, кроме кражи одного из пяти могущественных духов стихий, после чего опять исчез в аду. - утомлённо вздохнув, Хан перевёл взгляд в небеса. - И опять воскрес, чтобы снова попытаться стать Королём Шаманов и получить неограниченную власть над миром живых и миром мёртвых. Вот только теперь, в отличие от прошлого раза, судя по слухам, у него есть собственная армия для перестраховки. И жажда уничтожения в нём горит пуще прежнего. - трагичная аура вдруг сменилась нотками сарказма.

- Не исключено, конечно, что это просто очередной псих, прикрывающийся известным именем, чтобы заработать на авторитете и частично обезопасить себя от наиболее несерьёзных оппонентов. Однако, это не меняет того факта, что он набрал единомышленников и серьёзно настроен на победу. - Паудер опустил взгляд обратно на слушателей. - Поэтому я и пытаюсь найти того, кому по силам остановить поезд. Если не взорвать эти рельсы заранее, здоровенный состав со смертельно опасными химикатами въедет в наш уютный мирок, сея смерть и ужас.

Отредактировано Khan Powder (24-01-2016 15:57:32)

+2

14

— Меня зовут Хан Паудер, можно просто Хан.
Удержаться от того, чтобы выпалить «Хан Соло?» помешало только то, что мужчина уже назвал свою настоящую фамилию. «На Форда он, конечно, похож мало, но что-то общее с его героем определённо есть», — хихикнула про себя Хелен. — «Такой же обаятельный мерзавец».
— Приятно познакомиться, господа, — кивнула девушка, когда её собеседники представились.
Краем глаза она заметила, что Хан оказался единственным, кто не представил своего духа. «Уж не украл ли он оракул?» — промелькнуло у МакКорриган в голове. Однако развивать эту мысль она не стала. Не время и не место было вскрывать подобные темы, тем более когда Хан, кажется, готов был поделиться с ними историей о том самом нагоняющем на других ужас шамане, молва о котором дошла даже до Хелен.
Чем больше тайн загадочного происхождения Хао раскрывал Паудер, тем отчётливее девушка понимала, что уже слышала это где-то. Ну, конечно. Одна из многочисленных родительских лекций, которую Хелен предпочла напрочь забыть, как и все предыдущие. Кто бы мог подумать, что хотя бы раз за 20 лет они рассказали ей что-то дельное. «Значит, тот, кто нагонял страх на шаманов тысячи лет назад здесь, на Турнире? Дерьмо». Да, МакКорриган всё же была известна эта история. Её семье — потомственным шаманам с густым деревом родословной, отдельные ветви которой берут своё начало ещё со времён того самого «знаменального» Турнира — знание это досталось от предков, которые пронесли эту историю через ткань времени. Чтобы их потомки, которым в будущем, возможно, вновь придётся столкнуться с Хао, были к этому готовы.
«Чёрт возьми, да разве можно к этому приготовиться?» — вспылила девушка. Свои шансы она оценивала вполне здраво. И прекрасно знала, что, несмотря на годы безумных изнурительных тренировок, она всё равно не дотягивает по уровню до шамана, который вернулся с того света дважды. Так не разумнее было бы просто не лезть в это дело, оставаясь в стороне от событий и наслаждаясь жизнью?
Ха-ха, ну уж нет. Хелен пришла на Турнир воевать. И хотя её сюда отправили против воли, сдаваться без борьбы она не собирается. «Что ты там говорила, мать? “Исполни своё предназначение”? Что ж, вот оно».
— Если всё действительно так ужасно, как рассказывали мне, и как говоришь ты, то эту старую развалину нужно вышвырнуть с этого Турнира, как и с двух предыдущих, — засунув руки в карманы, заявила Хелен. — Этому миру нужен король, а не кровожадный маньяк.
Заметив, что компания уже дошла до места назначения, МакКорриган первой зашла за угол в узкую тёмную подворотню, откуда выкатила оставленный там мотоцикл. Конечно, бросать его так далеко от места дислокации было небезопасно, но едва ли у кого-то среди ночи возникло бы желание заходить так глубоко в непроглядную тьму. Несуществующих опасностей люди бояться куда больше, чем шаманы.
— Пожалуй, меня это заинтересовало, — произнесла девушка, выкатив относительно нового двухколёсного синего коня марки Honda на дорогу. — Нужно будет побольше разузнать об этом… Хао, — сказала она больше для себя, чем для Лютера и Хана.
Перекинув ногу через сидение мотоцикла, Хелен заняла своё законное место водителя, положив одну руку на руль. Пожалуй, пора было прощаться.
— В любом случае, было приятно вместе с вами набить плохим парням морды, — повернув ключ в замке зажигания и переключившись на нейтральную передачу, девушка завела мотоцикл. Но, прежде чем уехать, она обратилась к Хану, кивнув на место позади себя, — подвезти?

Отредактировано Helen McKorrigan (25-01-2016 10:46:51)

+1

15

На этот раз Лютер слушал очень внимательно, поскольку информация, содержащаяся в монологе Хана, вносила существенные коррективы в его представление о предстоящем турнире. Ему уже приходилось слышать это имя, то и дело мелькавшее в разговорах обладателей оракула, но если хотя бы половина того, что он услышал сейчас, было правдой, оно несло в себе силу, многократно превосходящую всё, что он мог ей противопоставить. Может, не стоило даже пытаться? Лютера не слишком интересовала роль героя, да и на мир в целом ему было, в общем-то плевать. Он и так слишком часто видел его в огне и был уверен, что с этой задачей люди в ближайшие десятилетия справятся и сами, без всякой помощи короля шаманов. Вот только была одна причина, по которой он не мог бросить всё это. Лютер всегда держал данное им слово, а контракт, заключённый с демоном в тот знаменательный день, прямо подразумевал, что он будет идти до конца? Да и какая у него была альтернатива? Изображать из себя примерного гражданина в ближайшие двадцать, а может быть, и сорок лет, чувствуя как старость всё чаще даёт о себе знать? У старого солдата такая жизнь не вызывала ничего, кроме безграничной тоски. Да и терять было нечего… Семьи нет, неоконченных дел нет, а если и суждено погибнуть, в мире духов он обретёт постоянство, к которому стремился всю жизнь. Таким образом, все варианты можно было считать беспроигрышными. К тому же, Лютер был на сто процентов уверен в том, что неприступных крепостей не бывает. И у бога должна была быть уязвимая точка, удар по которой выведет его из строя…
— Вот, что я вам скажу. — демона монолог Хана заинтересовал не меньше, настолько, что он соизволил высказать своё мнение по данному вопрос. — Во-первых, раз уж все познакомились, представляюсь и я. Меня зовут Халфас, я хранитель будущего короля шаманов. Во-вторых… история Хао выглядит вполне правдоподобно, и если всё действительно так, то вряд ли кому-то под силу его остановить. Если он действительно провёл в аду почти десять веков, его мощь должна быть феноменальна, хотя и предельна. Скажу лишь одно, против такого противника один на один ни у кого нет шансов. Дальше думайте сами. — вставив своё веское слово, демон медленно растворился в переплетении ночных теней.
— Да, в целом неплохой вечер, хотя лично я хотел отдохнуть. — согласился Лютер, бросив взгляд на стального коня Хелен. — Что ж, возможно, мы встретимся уже при других обстоятельствах. Счастливого пути. — повернувшись спиной, отставной военный направился в сторону отеля, где он остановился. Расстояние было весьма приличным, но после всего, что произошло, Лютер был не против небольшой прогулки.

+2

16

С заинтересованным видом выслушивая соображения попутчиков, Хан пристально наблюдал за их духами. Но если лев, несмотря на размеры и окрас, был более-менее привычен, хоть и по-своему, по-домашнему эпичен, то вполне обыкновенный демон вызывал на задворках сознания отголоски ребячьего восторга. Неистово верующей семья Паудер никогда не была, да и сам мужчина за своё недолгое обучение успел повидать всякой ереси, однако, хрестоматийное порождение сил Тьмы, беззаботно летающее вокруг и рассуждающее о судьбе нашего мира, вызывало какую-то извращённую форму умиления.

Заявление же насчёт Короля Шаманов, отдающее ударной дозой уверенности не хуже перегара недавно битых работяг, шло настолько вразрез с последующим выводом о силе Огня, что Хан чуть не сорвался на смешок. Однако, говорить о том, что демон не ставит хозяина за стоящего кандидата или, чем чёрт не шутит, собирается предать его в пользу более могущественного, Паудер не стал из банальной вежливости. Впрочем, вполне возможно, он таким образом мягко и ненавязчиво намекал на возможное объединение, не говоря о нём прямо.

- Демон-цундере. Как мило. - Оставив эту мысль на милость тех, кто умеет их читать, мужчина на секунду переключил внимание на рык выруливающего из-за угла агрегата с восседающей на нём собеседницей. С лёгкими нотками переигрывания изобразив одобрение выбора наездницы, он снова вернулся к не менее мрачному носителю уже рассеявшегося в подпространстве мрачного существа. - Ага, до новых встреч. Чем больше носителей информации, тем легче будет её распространить. Мало ли где может найтись мессия... - Проводив товарища по побоищу прощальным жестом, Паудер повернулся на предложение в свою сторону.

- Подвезти?
- Ну, я живу не очень далеко, но, да, спасибо, было бы здорово. - Не упуская шанса, Хан зашагал к довольно рокочущему чопперу и изящным движением уселся на предложенное сиденье. - В благодарность могу пригласить на чашечку чая, очень помогает в дороге. - Тихо усмехнувшись и сменив улыбку на коварную, он обеими руками обнял девушку за талию и, приблизившись на дистанцию, в данном случае вполне уместно считаемой за “опасную”, погасил голос до негромкого вкрадчивого скольжения типичного змея-искусителя. - Ну, или чего покрепче, если, например, вдруг закончится бензин.

Отредактировано Khan Powder (31-01-2016 03:17:20)

+1


Вы здесь » Shaman King: The Third » Завершённые эпизоды » Эпизод 5: Let's brawl!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC