Shaman King: The Third

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shaman King: The Third » Завершённые эпизоды » Ты пьяна, иди... А, ну да...


Ты пьяна, иди... А, ну да...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Erica Mancini, Ezio Auditore
Место: квартира Эрики и Эцио
Время и погода: 28 июля, 17:30, солнечно и жарко
Описание: Нет ни одного шамана, у которого не было бы каких-нибудь своих закидонов. Но поведение Эрики сегодня как-то... Отличает от того, каким оно было несколько часов назад, когда Аудиторе прилёг вздремнуть. Кажется, настало время скандалов, интриг и расследований!

0

2

Несмотря на то, что климат Италии был не менее теплым и солнечным, чем климат в Чикаго, переносить его Эрике бывало тяжко. В жару ей совершенно не хотелось просыпаться и что-либо делать.  Вот в один из таких очень жарких дней, после долгой и изнурительной тренировки девушка пришла домой и вырубилась почти на сутки. 
- Вставай, Эрика! Ты бессовестнейшим образом проспала утреннюю разминку, - проворчал дух, сидящий в кресле напротив кровати Эрики. – Сандро на тебя нет! При нем ты не была такой ленивой.
  Эри что-то недовольно проворчала и честно попыталась приподняться на кровати, но попытка потерпела фиаско. Рассудив, что раз уж она не встала – значит, не судьба, она хотела было перевернуться на другой бок и продолжить нежиться, но природа решила подсобить аль Кадеру.  И потому уже через секунду солнечные лучи светили ей в глаза так, что проигнорировать их было нереально. Вдохнув, девушка все же села на кровати и потерла глаза.
- И тебе доброго утра, дорогой, - буркнула она в ответ, прищуриваясь и потерянно озираясь по сторонам. – Который час?
- Судя по солнцу – далеко за полдень, а судя по телепрограмме – два часа доходит. Я не понимаю, как ты можешь так долго спать? – ответил хранитель, изучив завалявшуюся на подоконнике газету.
- Ну… Так получается. А еще я вижу сны, а ты нет. Поэтому мне интересно спать, а когда тебе что-то интересно, то это не хочется заканчивать, разве нет? – отыскав в шкафу платье, выдала Эрика после недолгих размышлений. –  А теперь давай поделим обязанности: я пойду в душ окончательно просыпаться, а ты пока не болтайся без дела и сходи на кухню в разведку, поищи что-нибудь вкусное на завтрак.
   Избавившись, наконец, от ворчливого духа, девушка скрылась в ванной в надежде на то, что прохладный душ приведет ее в чувство и поможет взбодриться.  Надежда оправдалась лишь частично – голова по-прежнему продолжала болеть из-за продолжительного сна. Посмотрев на свое отражение в зеркале, она недовольно фыркнула – ее посетило нехорошее предчувствие относительно этого дня. Закончив с  умыванием и переодеванием, она направилась на кухню в поисках завтрака.
- Мир и покой тебе, ассассин, – отрешенно глядя в окно, поприветствовала она  духа. -  Что тебе удалось узнать?
- Ради всего святого, прекрати изображать из себя главу бюро, тебе не идет. Новости неутешительные – наши запасы провизии иссякли.        Остались только конфеты, немного коричневых пахучих зерен и тухлая рыба, - высунувшись из холодильника, Самир перевел взгляд на свою подопечную. – Ты скверно выглядишь, принцесса. Тебе нужен живительный напиток.
-  От писаного красавца слышу. Кофе, дорогой, это называется кофе… - вяло ответила Эрика, выуживая из шкафа любимую кружку и какую-то бутылку. – А вот эта штука называется коньяк.  Я думаю, тебе бы он понравился. Если их сложить вместе, то это взбодрит меня еще сильнее.
- Тогда добавь больше коньяка! Эта ложка очень маленькая, а взбодрить тебя нужно очень сильно, - прокомментировал средневековый ассассин действия шаманки.
  Больше - так больше. Спустя  пару минут Эрика с энтузиазмом уплетала конфеты с ликером,  попивая черный кофе с тремя столовыми ложками коньяка.  Вкус девушке понравился, отчего она довольно улыбалась, стараясь вспомнить, какой добрый человек ей посоветовал этот напиток. Вспомнить не удалось, но это было уже не так важно. Конфеты, по мнению девушки, были слишком сладкими, и потому уже через 10 минут кружка опустела.  Еще через сорок минут в доме закончился кофе, а объем коньяка вполне заметно уменьшился.
- Ты выглядишь намного лучше, принцесса, - оценил дух девушку спустя еще 20 минут и рюмку чистого коньяка. – Этого достаточно, ты взбодрилась?
- Агааа~… - улыбаясь, протянула Эрика, надкусывая очередную конфету. – Ты иди пока, я сейчас приду, наряжусь и мы пойдем на тренировку.
  И Самир ждал. Пять, десять, пятнадцать… к концу семнадцатой минуты ассассин остро почувствовал беду и поспешил вернуться на кухню, где застал шаманку, сидящую на полу в обнимку с рыбиной из холодильника, которой она негромко что-то рассказывала. Пустая рюмка стояла неподалеку, а вот бутылку нигде видно не было.
- Ты уверена, что все идет по плану?.. Мне кажется, что ты не совсем в порядке…
  Эрика выпустила рыбу из рук, вытерла руки полотенцем и принялась утирать слезы. Отвечать, кто или что ее так расстроило и почему, собственно, вообще оказалась с рыбой на полу категорически отказалась. Опираясь на столешницу, Эрика самостоятельно встала и пинком открыла дверь из кухни.
- Куда ты…
- Ты что, совсем уже что ли? – пошатываясь и хватаясь за стены, на ходу фыркнула итальянка. – Я иду спааать.
И действительно – спустя минуту Эрика уже развалилась на кровати и засопела, уткнувшись носом в подушку.
  Озадаченный дух с минуту постоял в дверях, а после вздохнул и, махнув рукой, удалился. Ох уж эти люди… Особенно женщины.

+1

3

Ночная прогулка - это здорово. Жара спадает, уступая место ночной прохладе. Солнце садится, но огни ночного города вполне компенсируют недостаток света. Хоть ночная жизнь в таких мегаполисах и бьёт ключом, народу на улицах всё же становится поменьше, что. в свою очередь, положительно сказывается на свободе пространства. А значит, ты может идти со своей скоростью, не опасаясь в кого-нибудь врезаться или, наоборот, идти слишком медленно из-за того, что идущий впереди тебя по каким-то своим причинам не идёт даже, а плетётся со скоростью черепахи. А ты в свою очередь его обойти не можешь. То люди вокруг мешают, то ширина прохода не позволяет. Согласитесь, подобное очень сильно раздражает, если куда-то спешишь. А некоторых, вроде Эцио, это раздражало даже когда не было необходимости в спешке. Привык он быстро перемещаться, что уж поделать...
  Так вот, ночные прогулки - хорошая вещь. Особенно если тебе есть, с кем прогуляться. Тогда вечер становится более хорошим и резко изменяет свою атмосферу. Впрочем... Ему-то откуда знать. Гулял по ночам Эцио редко и только в сопровождении Лаксуса. Нет, компании своего духовного питомца и хранителя шаман был всегда рад. Но, увы, собеседник из электрического духа был не очень. Да девушкой он не был... Интересно, если бы он предложил бы Эрике отправиться на одну из таких прогулок? Согласится ли она? И выйдет ли из этого что-то стоящее? Пожалуй, всё же попробовать стоит. В конце-концов, развитие отношений с будущей невестой как раз относится к тому, что он должен здесь делать, помимо драк с другими шаманами и участия в офигительно важном событии, которое проходит раз в пятьсот лет.
  Несмотря на то, что вернулся Эцио в семь утра, а сейчас время уверенно подходило к трём часам дня, Аудиторе показалось, что он всего пару секунд назад коснулся головой подушки. Да он проснулся. Но скорее не от того, что выспался, а от двух других факторов. Во-первых, белобрысый сам по себе был жаворонком и привык спать мало и просыпаться рано. Во-вторых, что-то не то что бы тяжёлое, но вполне ощутимое давило на него... И этим чем-то оказалась Эрика. Да-да, та самая Эрика, которая ещё в самом начале пригрозила всеми возможными карами, если Эцио посмеет к ней притронуться. Та самая Эрика. Которая сейчас вольготно разлеглась у него на груди и обнимала его аки подушку. И что же делать в такой ситуации?.. Ну, для начала он покраснел. Затем, кое-как восстановив контроль над языком и губами, Аудиторе промолвил:
- Это ещё что за фигня?
   Рядом с лёгким потрескиванием материализовался Лаксус. Электрическому коту тоже стало интересно, почему эта особь женского пола разлеглась на его шамане. Взглянув на райдзю, Эцио пришла в голову интересная идея. Нельзя просто так взять и растолкать свою невесту. Связалась с электрическим элементалистом - будь уж готова к таким сюрпризам. Губы парня сами собой расплылись в улыбке. Да, Эрика это явно не оценит. Если она сейчас вообще может что либо оценить... Только сейчас Аудиторе пришла в голову мысль, что зеленоволосая красавица забралась в его постель, будучи в, так сказать, не совсем здравом уме. Тогда его способ подходит как нельзя лучше. Заодно слегка её взбодрит. С ласковой улыбкой положив руку на макушку невесты (попутно отметив, что у неё довольно мягкие волосы), Эцио сконцентрировался и дал слабый, но ощутимый разряд электричества. Терпеливо дождавшись, когда девушка откроет глаза, белобрысый ласковым тоном произнёс:
- С добрым утром, солнышко. Не потрудишься, объяснить, что это за фигня?
  Тут парню пришла в голову мысль, что будить лихо было вовсе необязательно. Ведь можно было бы позвать её духа, который наверняка ошивался в пределах этой квартиры. Самир за время знакомства Манчини и Аудиторе неплохо спелся с Эцио и обладал одним неоспоримым преимуществом - он был духом человека и, значит, мог без особых проблем разъяснить, что такое случилось с Эри. А дальше можно было и план придумать. Но нет. Эцио пошёл более опасным путём и решил поиграть с огнём. Впрочем, ему не привыкать...

+1

4

Пожалуй, в этот момент было бы сложно найти на этой земле кого-нибудь, кто был бы довольнее Эрики.  О каком тлене, суете или проблемах может идти речь, когда ты греешься на солнышке посреди моря на надувном матрасе и наслаждаешь безделием? На небе ни облачка, легкий ветерок подгоняет матрас и разгоняет жару… Идеальная погода для отдыха. Никто не пилит и ничего не требует. Абсолютное спокойствие нарушила завопившая рядом  чайка, отчего девушка поежилась и презрительно фыркнула – вот же ж разоралась, противная. И мало того, что разоралась, помешав принцессе Эрике отдыхать, так еще и беду накликала – матрас перевернулся и девушка свалилась прямиком в холодную воду, отчего резко дернулась и… Проснулась?
  Да, действительно – кажется, абсолютное спокойствие было всего лишь сном. Эрика потянулась, продолжая жмуриться. И прежде, чем она полностью проснулась, откуда-то сбоку ее кто-то поприветствовал:
- С добрым утром, солнышко. Не потрудишься, объяснить, что это за фигня?
- И тебе доброго утра, дорогой, - улыбаясь, ответила Эрика. – Где ты опять фигню увидел?
  Она привыкла к тому, что ее хранитель, несмотря на достаточно долгое пребывание в людском мире, все равно почти каждый день умудрялся найти что-то, что его бы удивляло. Равно как и привыкла к тому, что он каждый раз при пробуждении желает ей доброго утра. Однако кое-что ее очень сильно смутило: во-первых, верный аль Кадер ее никогда не называл солнышком – всегда принцесса и никак иначе, а во-вторых – голос показался каким-то подозрительным…
  Наконец, девушка решила обратить внимание на окружающую ее обстановку – как и в своем сне, она действительно на чем-то лежала. Вернее сказать, на ком-то. А подняв глаза к источнику голоса, Эрика и вовсе едва сдержала нервный смех – перед ней предстал улыбающийся и чуть розоватый Эцио. Слезать с него она не спешила.  Как ни крути, а лежать на нем ей было удобно. Да и резкая смена положения выдала бы ее панику с головой, а этого допустить было нельзя.
«Вот так раз! Он совсем охренел что ли? Я же его предупреждала, чтобы он не приближался. Вот я его…»
Создание плана особо жестокого убийства Эцио Аудиторе не состоялось, ибо Эрика вовремя заметила, что это не ее комната – окно находилось с другой стороны, да и комната в целом была меньше по размерам. Или коварный жених ее пытается разыграть, перетащив к себе, или же (что казалось ей совсем уж невозможным) она пришла сюда сама и улеглась рядом добровольно.
«Ладно-ладно, дорогой, пусть будет по-твоему. Шутки так шутки…» - улыбаясь, подумала итальянка, положив руку на голову парня.
- Глупенький и наивненький Эцио, ты в самом деле не понимаешь? – протянула она, поглаживая его по волосам. – Так уж и быть, объясню. Вот смотри: мы же с тобой женаты? Женаты. А что делают женатые люди? Они вместе живут и вместе спят,- Эрика поморщилась и на пару секунд прервалась – голова до жути болела. – А еще они размножаются... И умирают… Но это уже частности.
«А ведь правду говорят: если случилась какая-то фигня – продолжай делать вид, что все по плану. Мало ли какой у тебя идиотский план… Работает же!»
  Торжествующая  девушка переместила ладонь на щеку Эцио и продолжила:
- Мы уже живем вместе какое-то время, а так как ты мальчик нерешительный, я решила сама сделать следующий шаг! Ты не рад, милый? – закончила Эрика, одарив парня печально-обеспокоенным взглядом.
Решила сделать сама… Собственные слова отозвались в голове очередной вспышкой боли, отчего девушка поморщилась. Ей действительно начало казаться, что улеглась здесь она именно сама, но почему она так поступила – ответа не было, чего не скажешь о замучившей ее жажде – итальянке казалось, что она готова море выпить.
- А минералочки у тебя здесь нигде не найдется?

+1

5

Эмм... Что? Такое ощущение, что всё идёт в порядке вещей и Эрика каждую ночь спит в его кровати. Уж больно беспечна и неожиданна её реакция на происходящее. Либо она до конца не въехала в ситуацию, в которую попала, либо... Нет, серьёзно!? Всё действительно так и было задумано!? Даже если и так, то на Эрику это совсем не похоже. Да, для развития отношений такой шаг, может, и хорош (хоть он очень резкий и смелый), но... Не рановато ли!?
  Ан нет. Выражение лица Эрики сменилось всего на секунду, но Эцио, хоть и значительно сбавивший мыслительную деятельность, уловил эту разницу и даже смог сделать кое-какой вывод. А именно - всё это было вовсе не коварным планом Эрики по совращению своего будущего жениха, а всего лишь стечение обстоятельств. Вот только что же такое произошло, что эти самые обстоятельства сошлись таким образом? Но даже осознав ситуацию, девушка повела себя довольно необычным образом. Не слезла с Эцио, не задала вопрос, аналогичный тому, что задал в своё время он... Наоборот, она положила ладонь на голову Эцио и стала поглаживать его по волосам.
- Глупенький и наивненький Эцио, ты в самом деле не понимаешь? Так уж и быть, объясню. Вот смотри: мы же с тобой женаты? Женаты. А что делают женатые люди? Они вместе живут и вместе спят,- Эрика поморщилась и на пару секунд прервалась. -А еще они размножаются... И умирают… Но это уже частности.
  Эцио ничего ответить. Сейчас он был не в состоянии произнести что-либо членораздельное. От такой неожиданной ласки и сильного удивления парень окончательно потерял дар речи и стал совсем пунцовым. Улыбка, что называется, примёрзла к лицу и смотрелась не только неуместно, но и неестественно, словно у него парализовало лицевые мышцы. Этими своими действиями Эрика не только его смутила, но и окончательно запутала. Если раньше Аудиторе был твёрдо уверен, что в девушка в его кровати очутилась не совсем по своей воле, то сейчас у него снова появились сомнения - уж больно необычно она реагирует, будто специально пришла и устроилась на нём, словно на матрасе.
"Блин, паника! Что делать теперь!? Я ж не умею общаться с девушками!" 
- Мы уже живем вместе какое-то время, а так как ты мальчик нерешительный, я решила сама сделать следующий шаг! Ты не рад, милый?
  Ответом послужило тихое и не связанное мычание. Несмотря на то, что он всё-таки  смог убрать улыбку со своего лица и придать ему соответственное выражение (то бишь выражение крайнего офигевания), нормально говорить он всё ещё не мог - уж больно сильно потрясла его реакция Эрики. Наверное, родители всё-таки верно поступили, сведя его с ней. В этом плане Эцио был настолько нерешителен и робок, что у рода Аудиторе были вполне реальные шансы прерваться именно на нём. Внешне он был против, но где-то в глубине души всё же признавал необходимость подобной меры. И даже так... Вот такого поворота он точно не ожидал!
- А минералочки у тебя здесь нигде не найдется?
"Чё?"
  Неожиданный вопрос снова застопорил его умственную деятельность. Да и голос Эрики, прежде чарующий и заставлявший Эцио с каждым словом всё сильнее краснеть, теперь звучал как-то обыденно... Даже немного жалобно... Так, стоп! Странное поведение, вопрос о воде... Если прибавить к этому то, что пару раз Эрика болезненно морщилась, словно у неё болела голова, то...
- Т-ты ч-что, пила? - смог наконец выдавить из себя шаман.
  Теперь всё ясно... Нашла где-то в квартире алкоголь (теперь понятно, что имел ввиду его отец, когда, подмигивая, говорил что спрятал здесь верное средство для душевных разговоров), выпила какую-то его часть, подогрелась до определённого градуса и захотела баиньки, по каким-то причинам перепутав свою спальню со спальней будущего жениха.
"И куда только её Самир смотрит, - "мысленно вздохнул парень.
  Хотя, если учесть то, что при жизни дух Эрики баловался гашишем (в конце-концов, слово "асассины" изначально звучало как "хашишины", что означало "гашишекуры" - члены этой организации часто курили сей дурман, типа, очистить разум), то неудивительно, что он одобрил алкоголь. Да и девочка большая уже - восемнадцать лет как-никак. Почему бы не позволить ей бухнуть немного? Мда... А ему (Эцио) потом разгребать последствия...

+1

6

В то время, пока Эрика плела басни о том, какая она смелая, решительная и самостоятельная,  она внимательно присматривалась к Эцио. Можно было  ожидать, что он спихнет ее с себя, начнет злиться или ругаться из-за того, что она пытается его провести.  Или же наоборот, что он подхватит игру, и тогда уже ей придется выкручиваться, но…  Внешний вид жениха вызывал у нее смешанные чувства.
    Какая-то странная улыбка не то идиота, не то паралитика, взгляд в никуда и лицо с каждым движением руки все краснее и краснее. В какой-то момент Эрике стало жутко – а вдруг Эцио настолько рад, что скоропостижно скончается от счастья? И что с ним тогда делать? С другой стороны – разве не приятная смерть от руки прекрасной девушки?  Однако парень постепенно начал приходить в себя, и верх в сознании Эрики взяло пренебрежение, которое она выразила негромким фырканьем: если его так шокировало обычное поглаживание по волосам, то что бы с ним стало, если бы она, скажем, прижалась к нему грудью?  Или если бы после пробуждения он обнаружил бы свои руки на груди невесты? Во сне всякое бывает.  Богатое воображение начало рисовать ей еще более красного и беспомощного Эцио, отчего к ней обратно возвращалось беспокойство. Круг замкнулся.
   Однако переживать долго не пришлось – пока итальянка восстанавливала последовательность событий, после которых она оказалась здесь, Эцио тоже не бездельничал и произвел на свет идею, более-менее походящую на правду. Однако Эри в упор не могла вспомнить, чем она могла накидаться – в памяти ей упорно рисовалась картина, как она сидит на кухне, пьет кофе и кушает конфетки. Ничем криминальным там и не пахло. Разве что тухлая рыба откуда-то напоминала о своем существовании. Откуда эта рыба взялась  в ее воспоминаниях – тоже интересный вопрос, ибо по мнению шаманки она должна была лежать в морозилке и не отсвечивать.
   - Нееет, что ты. Это съеденное перед сном сладкое дает о себе знать!  – обиженно надула щеки Эрика, поудобнее укладываясь сверху Эцио. Лицом к лицу, глаза в глаза. – А вот тебе не помешало бы… Ты слишком напряженный. – Эрика помолчала с секунду, а после рассмеялась.  - Хотя, неудивительно, что ты сражен наповал – как ни крути, а я чертовски красивая! Пожалуй, любой парень так завис бы, оказавшись на твоем месте.
   «А еще очень скромная, беспроблемная, а главное с тонной понятий о приличии и личном пространстве! О да, мечта любого мужчины!» - саркастично отозвался внутренний голос. 
   Но отступать уже некуда, а сдаваться она не собиралась. Поэтому все, что ей оставалось – коварно улыбаться, стараясь скрыть смущение. Все же не стоило подбираться к Аудиторе так близко. Такой разрыв личного пространства даже для нее уже слишком… Если жажду ей удалось объяснить самой себе, а головную боль можно было бы объяснить тем, что сон в такое время дня кому угодно голову вскружит, то оставался открытым вопрос на двести три миллиона рублей: как так вышло, что она изначально оказалась здесь? Что ее сюда принесло?  Самир на все попытки достучаться до него мысленно не отвечал. Эрика игриво потыкала жениха пальцем в щеку.
  – Знаешь, ты должен быть мне благодарен – обычно в такие жаркие дни я укладываюсь спать раздетой… - внезапно выдала девушка, после чего прикусила язык. Она и сама не поняла, как, и главное, зачем выдала столь компрометирующее заявление. Нельзя сказать, что она солгала, ибо в особо жаркие дни она действительно спала без пижамы, но Эцио об этом было знать совсем не обязательно. Но что поделать, обратно время не отмотаешь.  В конце концов, эта ситуация – игра, в которой она ведет и пока что выигрывает. Однако у любой игры есть конец, и эту тоже следовало бы начать сворачивать...
   - А вообще... Ничто не истина, все дозволено.
   «И понимай как хочешь, дорогой~»

+2

7

- Нееет, что ты. Это съеденное перед сном сладкое дает о себе знать!
"Ну да, конечно."
  Вернувшийся было дар речи снова исчез. Манчини не просто не думала слезть с него, наоборот, она придвинулась к нему ещё ближе из-за чего сейчас они были, так сказать, лицом к лицу. Надо ли говорить, что в данный момент Аудиторе испытывал то, что обычно испытывают в подобной ситуации все особи мужского пола, прошедшие половое созревание. Всё это не просто отвлекало и мешало думать, но ещё и влияло на мышление, подсовывая белобрысому всякие левые мысли, например, о том, как отреагирует Эрика, если он сейчас поцелует её в губы. И это была ещё одна из самых нормальных. Будь он порешительнее, то наверняка бы уже вовсю ласкал свою невесту, не обращая никакого внимания на её реакцию (что, в общем-то, логично, ибо сейчас она фактически сама напрашивается). Конечно, не факт что он после этого проживёт долго, но всё же... Было бы неплохо. Что же мешает? Нууу... Во-первых, всё та же нерешительность, которая сковывает его, не давая даже сбросить с себя девушку. А во-вторых, инстинкт самосохранения. Да, он превосходит Эрику в объёме фурёку, но, честно говоря, за историю противостояния семей Аудиторе и Манчини эти двое так и не сошлись в битве. Поэтому, собственно, до сих пор неизвестно было, кто из них сильнее. Да они и встречались-то всего пару раз, причём в ситуациях, когда уже не было ни сил, ни особого желания драться.
– Знаешь, ты должен быть мне благодарен – обычно в такие жаркие дни я укладываюсь спать раздетой…
   Будь Аудиторе более впечатлительным, он бы уже давно потерял сознание. На недостаток воображения он никогда не жаловался. И сейчас оно, проявив самодеятельность, выдало ему примерную картину. Эцио нервно сглотнул. Фигурка у Эрики была просто загляденье, так что определённо есть, за что благодарить. Особенно, если бы она и сегодня не пренебрегла своим правилом.
- А вообще... Ничто не истина, все дозволено.
  Что?
   Чточточточто?
  Это что, типа интрига такая? Типа я забираюсь к тебе в кровать, веду себя так, чтобы ты даже говорить нормально не смог, не объясняю причину своего поведения и в конце произношу эпичную фразочку, чтобы окончательно тебя запутать. Как сказал бы один из приятелей Эцио: "Эт чё за хрень, мать вашу?"  Забавно, но последняя фраза Эрики послужила своего рода спусковым крючком, окончательно отключив в мозгу парня какие-либо чувства, за исключением склонности к членовредительству и жажды мести. Это было похоже на звонок микроволновой печи, извещающий о том, что еда разогрета.
- Слушай, ты, - через силу произносит Эцио.
  Дар речи ещё не вернулся окончательно, поэтому реплика прозвучала тихо. Впрочем, Эри была достаточно близко, чтобы её услышать. Зато руки двигались куда шустрее, чем губы. Высвободив свои верхние конечности, Аудиторе поднял их. А в следующий миг длинные, худые, но довольно сильные руки опустились на спину Эрики, словно петля мышеловки на хребет попавшейся мыши. Разве что Эцио не смог бы сломать своей жертве позвоночник (по крайней мере, таким способом), да и действовал понежнее. Похоже, они поменялись ролями. И в данный момент Эцио прижимает к себе Эрику, которая наверняка не ожидала такого поворота. Вот только реакция Эцио тоже немного запоздала. Слова, вертящиеся на языке, так и не  выходят в окружающий мир - шаман пытался привыкнуть к новым ощущениям. Кто бы мог подумать, что обнимашки могут быть такими приятными. Само ощущение гибкого тела невесты вызывало у Аудиторе желание прижать его к себе посильнее и ни за что не отпускать. Живая, мягкая, тёплая Эрика... Так, надо сосредоточиться на ответном ударе, пока она не выбралась.
- Ты забираешься ко мне в кровать, хотя строго-настрого запретила делать тоже самое в отношении тебя, - всё тем же тихим голосом произносит белобрысый, - Затем ты вгоняешь меня в ступор, причём несколько раз подряд. Ты хоть представляешь, сколько нервных клеток я потерял?
  Вряд ли представляет. Равно как и Эцио. Но их наверняка было очень много.
- Ты себя плохо вела, Эри. И это, - Эцио ненадолго прерывается, дабы перевернуться на бок, чтобы Эрика тоже лежала на кровати, а не на нём, - Будет моей моральной компенсацией. 
  Вообще, всё должно было закончиться на обнимашках, однако что-то пошло не так. Впервые за время пребывания в этой квартире Эцио почувствовал власть. Сейчас он мог сделать со своей невестой всё, что ему вздумается. И начал он с того, что поцеловал Эрику в шею.
"Тёплая, - "пронеслось в голове парня, когда он прикоснулся губами к нежной коже.
  Честно говоря, в данный момент он толком не осознавал, что делает. Происходящее казалось ему чем-то, что должно идти в порядке вещей. Внутренний голос кричал что-то о том, что так нельзя, что слишком рано, однако Эцио его не слушал. Эрика себя плохо вела. Эрике надо показать, что ей может грозить за подобные шуточки.

+2

8

Те секунды, которые Эцио молчал, переваривая  последние ее высказывания, показались девушке вечностью. Той самой, за которую до нее, наконец, дошло, насколько двусмысленна сложившаяся ситуация. Если еще минуту назад она весело смеялась и наслаждалась беспомощностью и растерянностью своего жениха, воспринимая это как шутки, то сейчас ей  остро захотелось выйти в окно. Фактически, она наглейшим образом завалилась на почти незнакомого человека, отношения с которым даже дружескими было нельзя назвать. Так, знакомые, живущие по соседству. И даже статус невесты не позволял ей такого. В норме она должна была очаровательно хлопать глазками, варить Эцио кофе по утрам и целовать его в щеку, при этом краснея и смущаясь, отправляя на шаманские сражения. Все. Но нет,  мало ей было того, что она на него завалилась, она его еще и заводить начала из желания засмущать. А как это иначе назвать? Томная тянущая интонация, провоцирующие высказывания и действия, сокращения дистанции… Любой мужчина завис бы в такой ситуации, да, но верно и следующее утверждение: как отвиснет, так уже и не отпустит просто так. Также не учла она и еще один фактор– пока она дразнила Эцио, она и сама несколько завелась. Эрике стало очень стыдно, отчего она начала медленно краснеть. Ей безумно захотелось отмотать время назад, и в ответ на вопрос Эцио «Что это за фигня?» огреть его подушкой по голове и убежать, но что уж поделать…
  А тем временем ситуация становилась интереснее в разы – Аудиторе, который до этого два слова между собой связывал с трудом и не мог и пальцем пошевелить, одним быстрым движением прижал ее к себе, да так, что шанс вывернуться был крайне невелик. Да и, честно говоря, не особо-то и хотелось. Итальянка привыкла к тому, что обычно она завоевывает, а быть кем-то пойманной – для нее новое чувство. И оно ей чертовски нравится – чувствовать собственную беспомощность и беззащитность одновременно с чужой решительностью… Эрика застыла в предвкушении чего-то интересного, и, как оказалось, не зря – в то время, пока Эцио прижимал ее к себе, кажется, его посетило небывалое вдохновение, сподвигнувшее толкнуть речь. Вот здесь-то девушка и офигела окончательно. Нет, дело было вовсе не в словах… Но она действительно не ожидала, что он ее вот так вот уложит и уж тем более она не ожидала взыскания «компенсации морального вреда».
  В тот момент, когда Эцио коснулся своими губами ее шеи, Эрика дернулась и покрылась мурашками – щекотно. Попытка увернуться, не то к сожалению, не то к счастью, провалилась. В то время, пока сознание орало во все горло о том, что так нельзя, и что Эцио нужно остановить сейчас же, тело предательски расслабилось, руки как-то сами легли на спину жениха, медленно поглаживая ее, а из горла вырвался звук, похожий на кошачье мурлыканье. Быть пойманной шаманке нравилось все больше.
- Ты знаешь, я приятно удивлена – это самая длинная фраза из всех, что ты когда-либо изрекал, - негромко произнесла Эрика, вытягивая шею.
  Казалось бы, все прекрасно: следуй давней поговорке «если вас насилуют, то расслабьтесь и получайте удовольствие», но тут до итальянки дошел смысл сказанных парнем слов: ей предъявлено обвинение в неподобающем поведении, а этого она просто так оставить не могла. Девушка потянулась вперед, к уху Эцио, и томно зашептала:
  - Немного не это имела в виду, когда говорила, что все дозволено… Но о какой компенсации может идти речь, когда во-первых, тебе и самому понравилось, что я натворила, а во-вторых: даже если бы я и не запретила тебе заходить на мою территорию, тебе бы все равно не хватило ни наглости, ни решимости сделать этого, - Эрика замолчала, целуя Эцио за ухом и осторожно кусаясь. – И уж поверь мне на слово, это я еще хорошо себя веду.
  Она рассмеялась и одной рукой потянула Эцио к себе за подбородок и, прищурившись, посмотрела ему в глаза. Мораль уже давно рассыпалась на мелкие частицы, уступив место физическому желанию и прежнему азарту – ей безумно интересно, насколько далеко готов зайти Аудиторе, и еще интереснее - когда же остановится она сама. По идее, уже давно пора бы…
Эрика дразняще-медленно провела пальцем по нижней губе жениха, продолжая смотреть ему в глаза.
  - А ведь раз уж тебе так не нравится, что же ты раньше не остановил меня? Ты мог меня разбудить и отправить к себе, или унести на диван в гостиную, оставить там и спать спокойно дальше… - девушка прижалась к парню сильнее, поглаживая его по волосам. -  И после того, как я начала тебя гладить или устраиваться поудобнее тебе ничто не мешало спихнуть меня с себя и отправить в мою комнату. Ты вместо этого сам предпочел млеть под моей рукой, теряя нервные клетки, а теперь  кидаешь мне претензии? Так не пойдет. Раз уж с меня взыскали за моральный вред, я возьму свое за ложные обвинения.
  Брать – так здесь и сейчас. Момент – и она уже целует Эцио в губы, обвивая его шею руками.

+1

9

То, что сейчас Эцио, возможно, играл с огнём, его нисколько не волновало. Мысли о том, что Эрика может взять и крайне жестоко отомстить за эту выходку, вообще не возникало. Да и к чему бы это? Ей же нравится! Нет, серьёзно! Будь он в ярости она бы не издала этот звук, похожий на мурлыканье. И уж тем более Эрика не обняла бы его в ответ, нежно поглаживая по спине.
- Ты знаешь, я приятно удивлена – это самая длинная фраза из всех, что ты когда-либо изрекал, - тихо произносит она.
  В ответ белобрысый только усмехнулся, мол, погоди, я к тебе привыкну и ты ещё просить будешь, чтобы я заткнулся. Девушка ещё что-то произнесла. Что-то насчёт того, что его предъявления к ней безосновательны, ибо ему, вообще-то, понравилось. Ну-у-у-у... Как сказать... Так-то да, до сего момента его отношения с девушками не заходили настолько далеко. Однако столь неожиданное начало было для него слишком внезапным, из-за чего Эцио толком и не успел почувствовать что-то приятное. Больше потрясение и стресс. Это в обычной жизни он пофигистичен. А вот в делах такого плана из-за своей неопытности сильно впечатлителен. Так что Эрика ошиблась. Хотя с теоретической точки зрения она очень даже права.
  Аудиторе дёргается, когда девушка целует его за ухом. Не от неожиданности, но от незнакомых доселе ощущений. Кажется, она ещё что-то ему сказала, но из-за её предыдущего действия Эцио не успел уловить смысл сказанного.
- А ведь раз уж тебе так не нравится, что же ты раньше не остановил меня? Ты мог меня разбудить и отправить к себе, или унести на диван в гостиную, оставить там и спать спокойно дальше…
"Да ты издеваешься, - "мысленно проворчал Эцио.
  Вслух он этого не сказал. Во-первых, не попал бы между репликами невесты, а во-вторых, он ещё с детства благодаря маме и двоюродных-троюродных сестёр уяснил, что с женщинами спорить бесполезно. А последние, кстати, уяснили, что нельзя спорить со старшим братом, когда тот действительно  прав и, что ещё хуже, когда тот в бешенстве из-за их упрямства. Сестёр, кстати, надо ещё поблагодарить - благодаря тому, что они тоже могли дать отпор, белобрысый смог перешагнуть через вдолбленное с пелёнок правило, что девочек бить нельзя. Не по-мужски, скажете вы, не по-рыцарски. Ну уж извините! В бою само понятие рыцарства стирается из жизненного уклада Эцио (первый жених Эрики с готовностью это подтвердит). К тому же, среди его противников на Турнире вполне могут оказаться девушки. Так что же теперь, ему им послабления делать из-за половой принадлежности? Не-е-е-е-ет уж! Хотите быть на равных с мужчинами - привыкайте и огребать, как мужчины. А то тогда какое-то неправильное равенство полов получается.
-  И после того, как я начала тебя гладить или устраиваться поудобнее тебе ничто не мешало спихнуть меня с себя и отправить в мою комнату. Ты вместо этого сам предпочел млеть под моей рукой, теряя нервные клетки, а теперь  кидаешь мне претензии?
"Ты точно издеваешься..."
   Нельзя. Просто. Так. Взять. И. Отнести. Девушку. В. Её. Кровать. Почему? Потому что он Эцио, вот почему! Это в драке он особо долго не думает. А здесь и сейчас найдёт кучу отмазок. Например, в процессе переноски Эрика могла бы проснуться и всё не так понять. И зная её способности, это вполне могло бы окончиться тяжкими телесными повреждениями. Касательно его бездействия, когда она уже проснулась - нет, серьёзно, он не мог нормально пошевелиться от неожиданности. Да он даже членораздельно говорить не мог, чего уж тут говорить о том, чтобы совершать координированные движения!
- Раз уж с меня взыскали за моральный вред, я возьму свое за ложные обвинения.
Что?
  Эцио не успевает ничего ответить. Снова. Теперь Эрика обнимает  его за шею и... Целует. В губы. Аудиторе ничего не остаётся, кроме как ответить. Отвечает неумело, интуитивно. И одновременно пытается справиться с нахлынувшей на него гаммой чувств. Ощущения новые, невиданные ранее. Сложно описать подробно, но можно уложиться в одно слово: приятно. Этим можно заниматься вечно... Если решить проблему нехватки воздуха.
  Поцелуй прерывается, его участники переводят дух. Но воцарившееся было молчание прерывает хриплый голос Эцио, который произносит всего одно слово:
- Ещё...
  На этот раз инициатором поцелуя выступает парень. Длится от немного короче предыдущего - всё-таки разгорячённый шаман поторопился, толком не отдышавшись.
- Ещё! - прохрипел он спустя ровно две секунды после окончания поцелуя.
  Неистово целуя Эрику в губы, он ещё и прижимает её к себе, словно ребёнок мягкую игрушку, которую у него хотят забрать, а он с ней не хочет расставаться. Конечно, зеленоволосую красавицу у него в никто не заберёт, но сути это не меняет. К тому же, увлечённый новым для себя занятием, Эцио прижимал к себе Эрику слишком сильно. Если девушка не предпримет меры, то нехватка воздуха у неё может возникнуть не только из-за частых поцелуев...

+1

10

Полученной компенсацией Эрика осталась довольна. Помимо самого процесса доставляла ей удовольствие и осторожность и некая робость Эцио, для которого это, видимо, было впервые.  А приноровился он достаточно скоро. Она мысленно усмехнулась – видимо, зря она его в своей персональной классификации людей причислила к редкостным тормозам. Оказывается, и разговаривать, и руки распускать умеет…  Если захочет.  Девушка слегка улыбнулась – ради этих ощущений действительно стоило немного пострадать головной болью от злосчастного кофе с коньяком, вспомнить который ей все же удалось.
  Они прерываются, и едва Эрика успевает выдохнуть, как поцелуй продолжается, и в этот раз с инициативы  жениха. Это вызывает у девушки некоторое удивление – инициатива Эцио и жадность, с которой он ее целует, несколько пугает. А ведь она его прекрасно понимает – ей тоже не хочется заканчивать это.  Однако вместе с проснувшейся волной нежности появляется одно уместное сомнение – это одна из ее сторон, которые было некогда раскрывать, или это коньяк не до конца выветрился?  Сложно сказать однозначно…
  А Аудиторе все мало… От нерешительного желания попробовать еще раз к определенному желанию не отстраняться и не отпускать ее. Девушка и физически и эмоционально чувствовала его настойчивость и легкую одержимость, и это пугало. Он целовал ее так, будто сейчас наступит конец света, а они до этого жили не пару недель в разных концах квартиры, а  как минимум пару лет  в полной любви и согласии. Откуда столько желания? И как бы так от него увернуться…  Это становилось опасным – Эцио, сжимая ее в объятиях, вполне мог сломать ей парочку ребер или просто нечаянно придушить. Эрике эта затея категорически не нравилась, и потому она резко вцепилась ногтями в его спину и отстранилась. Эффект неожиданности сделал свое, и освободиться от чужих рук все же удалось. 
- Дыши, Эцио. Медленно и глубоко.  Расслабься, - успокаивающе поглаживая его по груди, негромко произнесла она. – Ты меня так придушишь насмерть, и будет у тебя не невеста, а скелетик, как у того мужика в пальто… О вкусах, конечно, не спорят, но живая девушка лучше мертвой, разве нет?
  Эрика чуть отодвинулась и перевернулась на спину. Она часто дышала, приходя в себя. Неприятное ощущение адской жары и нехватки воздуха отступало с каждым вдохом. Постепенно с возвращением стабильного дыхания в голове начинало крутиться все больше странных мыслей, одна из которых особенно выбивалась – это все срочно нужно было прекратить. И девушка прекрасно понимала, чего ради она вылезла.
  Здесь и сейчас ей хорошо. Мало кому не нравится вот так вот лежать, тискаться и целоваться. Но по-прежнему оставалось неясно, что ей движет, а на фоне всего поспешила выделиться совесть. Итальянке ведь изначально не нужен был ни Эцио, ни эта демоверсия семейных отношений. Она ехала на турнир из обратных соображений – доказать, чего она стоит, избавиться от родительского давления и от свадьбы, согласия на которую у нее никто особо не спрашивал. В тот момент, когда парень прижимал ее к себе, в сознании закрепилась мысль, что происходящее ей нравится, и она не прочь повторить еще раз.  И еще раз… не один раз, если сократить. С другой стороны, ее пугало и то, что Эцио как человека она почти и не знает. Даже если опустить желание самореализоваться на турнире, все равно как-то странно… А если оставить турнир к чертям, рвануть в Италию и все же согласиться на свадьбу?.. Тогда что?
  Ответов на вопросы не находилось и Эрика тяжело вздохнула. Возникло желание резко встать, рвануть на кухню, отыскать там бутылку и накатить еще немного. Хотя, кого обманывать – то? Много.  До тех пор, пока не найдется ответ хотя бы на парочку вопросов. Или пока не уснет у себя в комнате.
  Отдышавшись, но так и не определившись, что делать, девушка повернулась обратно к Эцио и уткнулась носом в его шею.  Все же недаром про людей говорят, что они снюхиваются между собой.  Запах, исходящий от его кожи, ей нравился. Пожалуй, физическим притяжением вполне можно было бы объяснить, чего ради она на своего жениха во сне полезла, и почему не хотела слезать  с него потом, и почему до сих пор не уходит сейчас.
«Так вот зачем во времена Самира ассассины разум очищали… Да уж, действительно, полезное дело. Попробовать что ли на досуге?»
  Но прежде чем эта мысль успела укрепиться в планах на будущее, Эрике в голову пришла идея получше. Она коварно ухмыльнулась, после чего также мягко и нежно, как и он ее, поцеловала Аудиторе в шею. Однако решив этим не ограничиваться, спустя пару секунд она жадно целовала и кусала его шею, стремясь оставить засос. Она сама еще не знает, как она будет разбираться со всеми своими мыслями, но пока она это будет делать, на покусанного жениха вряд ли кто-то позарится. Да и ему неплохое напоминание останется.
  Закончив, Эрика самодовольно ухмыльнулась – вышло действительно неплохо.  Но все же со сложившейся ситуацией нужно было что-то делать. Она подняла взгляд на Эцио и тихо, но решительно попросила:
- Отпусти меня.

+1

11

Внезапная боль в верхней части спины заставил Эцио прерваться и ослабить хватку. Эрика, без сомнения, замешанная в этом, воспользовалась тем, что Эцио отвлёкся и высвободилась из его объятий. Надо сказать, она весьма своевременно позаботилась об этом. Ещё бы чуть-чуть - и Аудиторе мог бы банально вырубиться от нехватки воздуха.
  Эрика права. Сейчас, когда он начал познавать все плюсы совместной жизни со сверстником противоположного пола и мёртвая невеста ему и правда ни к чему. Во-первых, предки (не только невесты, но и его) его за это быстро отправят в мир духов, а во-вторых, у живой девушки преимуществ побольше будет, чем у мёртвой. А уподобляться тому некроманту в пальто он уж точно не будет. Да, у них есть одна общая черта - безумие. Однако всё сходство заканчивается на наличии этой черты. Безумие каждого из них имеет свои корни. Тот блондин в пальто безумен на почве любви. Стоит только отпустить мирную шутку в адрес его жены, чей скелет он таскает с собой, и ты можешь выбирать себе место на кладбище. Безумие Эцио же на почве его тяги к битве. Иными словами весь спектр его эмоций проявляется только во время боя. И то, если схватка полностью захватит его внимание, будет интересной. С тем, кто в его глазах скучный и/или не заслуживающий внимания противник, Аудиторе особо не церемонится. Всё-таки в ряде случаев банальный пистолет может оказаться сильнее шаманского искусства.
  Да и к тому же, мёртвые девушки не такие мягкие и тёплые, как живые.
  Увы, дышать медленно он сейчас не мог. С точностью до наоборот - сейчас Эцио был похож на рыбу, выброшенную на берег. Разве что, в отличии от рыб, ему сейчас было хорошо. Всё-таки не стоит так часто использовать затяжные поцелуи, если не хочешь потом валяться вот так, ослабленный длительной нехваткой воздуха. А ещё ему было жарко. Причём не от того, что он улёгся спать, не снимая одежды. Все эти действия, что были сейчас, неплохо разгорячили парня. Кровь бежала по сосудам с бешеной скоростью, что подтверждало бешеное сердцебиение. Эрика, судя по её частому дыханию и раскрасневшемуся личику, была примерно в таком же состоянии.
  Сегодня они узнали много нового. Ну, Эцио уж точно. До сего момента он и не предполагал, что может вести себя так с девушками - этими загадочными существами, чьи логика и мышление для него не постижимы. Однако, может. Впрочем, тут не обошлось без участия Эрики, спровоцировавшей его своим поведением и сорвавшей с его разума некий ограничитель. Но факт остаётся фактом - сегодня он немного вырос. Не как шаман, но как личность. Открыл для себя нечто новое и освоил это. Конечно, он мог потратить это время на тренировки. Развивать тело, выполняя разные упражнения или же тренируясь с мечом. Или можно развивать дух, увеличивая своё фурёку в медитациях. Этот способ в исполнении шаманов вроде него самый эффективный, но зато самый безопасный. Входить в кому, резать себе вены, совать пальцы в розетку и затягивать на горле петлю Эцио не собирался. Это, конечно, действеннее медитаций, но в процессе есть очень даже весомые шансы отбросить коньки. Не-е-ет уж, он через подобное уже проходил.
  Да, он мог потратить это время на тренировку, чтобы стать чуточку сильнее. Но даже рациональная часть личности Эцио признавала, что сейчас он абсолютно ничего не потерял. По сути, поцелуи и объятия - это тоже своего рода тренировка. В конце-концов, ему предстоит провести с Эрикой очень много времени. Причём не только до окончания турнира.
  Девушка, отдышавшись тем временем, поворачивается к нему и утыкается носом в шею. Эцио обнимает её правой рукой и чувствует, как с этим приходит спокойствие. Мирские заботы ушли. Мир сузился лишь до них двоих. Ни обстановки, ни духов, ни Турнира. Только он и Эрика, лежащие на кровати. Когда Эрика зачем-то кусает его за шею, Эцио, не ожидавший такого, едва слышно вскрикивает. Шея, самая нежная часть его тела, он не любит, когда кто-то к ней прикасается. Особенно за горло. Аудиторе так и не привык к тому, что у него теперь есть кадык. А ведь с момента его появления прошло уже года два, если не три.
- Отпусти меня - раздаётся тихий голос.
- Зачем? - спрашивает Эцио.
  Эта идиллия слишком хороша, чтобы её разрушать. О том, что у Эрики есть на то серьёзные причины вроде голода, жажды (недаром же про минералку спрашивала) или естественных потребностей, Аудиторе как-то в голову не пришло.

+1

12

- Затем. – Эрика односложно и также тихо отвечает на вопрос, адресованный ей, и прикрывает глаза, собираясь с мыслями. Да, самое время собрать остатки рационального мышления и придумать план дальнейших действий. Пожалуй, это был лучший ответ из всех, что можно было бы сейчас придумать. Хотя бы потому, что каждый мог его истолковать по-своему. Никакой конкретики, никаких оправданий, никаких обязательств.
  Действительно, не поднимать же разговор о том, что все, случившееся сегодня, лишь следствие ошибки в пропорциях коньяка и кофе? И уж тем более о том, что это проявление минутной слабости, вскружившей голову. Может, оно и было приятным, но после него осталось столько сомнений, что Эрика невольно задумалась – а оно ей надо было? Снова захотелось отмотать время назад, и на этот раз свернуть в свою комнату, там мирно отоспаться и проснуться, как ни в чем не бывало, выслушать ворчание Самира о проспанной тренировке… Лишь бы не сомневаться. Этого итальянка терпеть не могла.
- К хорошему быстро привыкаешь. Поэтому я считаю, что этого достаточно на… - она нахмурилась и закусила губу, прикидывая примерные сроки.  Вот и как считать? Сколько занимает тотальная переоценка планов и мотивов?  Справедливо решив, что если она сейчас начнет оценивать необходимое количество времени, то зависнет по меньшей мере на  пять минут, она продолжила. – На ближайшее время.
  Да, хороший ответ. И опять из-за специфики его восприятия.  Ближайшим временем мог оказаться как завтрашний день, так и пара-тройка после него. А может, получится растянуть даже больше, чем на неделю. Все же турнир на носу. И у нее и у Эцио впереди тренировки, сражения, подготовка… Им  обоим будет не до этого, а ей это только на руку.  Возможно, это стоит повторить после того, как она разберется с планом дальнейших действий и определится, что ей все же нужно. А то так и самой недолго привыкнуть… И все, тогда объективной оценки точно не дождешься.
  Эрика осторожно села на кровати, убирая с себя чужую руку. Голова не болела, не кружилась, а из неприятных ощущений в данный момент ее допекали только жажда и совесть. Убедившись в том, что чувствует она себя очень даже бодро, она незамедлительно слезла с кровати и поправила платье, ужасно измявшееся за все это время. Не особо торопясь, она дошла до двери и обернулась на Эцио:
- Имей ввиду: территориальные границы все еще в силе. Но так и быть, я учту твои пожелания и не буду больше приходить к тебе. – Эри рассмеялась и скрылась в коридоре, плотно закрыв за собой дверь.
  Да, пожалуй, вселенские проблемы немного подождут. Нужно отыскать ассассина, в очередной раз потерявшегося где-то в пространстве и времени, и отправиться с ним в город. Что-нибудь съесть, что-нибудь купить, а после вновь посвятить себя тренировкам. Прежде чем решать проблемы, стоит проветриться.

+1


Вы здесь » Shaman King: The Third » Завершённые эпизоды » Ты пьяна, иди... А, ну да...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC