Shaman King: The Third

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shaman King: The Third » Мастерская » Склад писанины


Склад писанины

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Я около двух месяцев назад решил попробовать силы на фикбуке с фанфиками. Пока работаю над одним большим рассказом по мотивам достаточно известной новеллы Бесконечное лето, после его окончания снова возьмум фанфиком по нему же (но немного скромнее), а так же ещё над одной вселенной. И если публике будет нравиться, а главное я сам буду доволен тем, что пишу, то возьмись за две оригинальные истории с мирами и персонажами придуманными мной и только мной. А хераль мне ещё делать.

Автор не несёт ответственность если после прочтения с вами что-то случиться.

0

2

Первые сообщения будут посвящены фанфику Спасение разумов по Бесконечному лету. Я тут решил сыграть слегка с законом и переделал под себя так называемую финальную концовку с Юлей и Главным Семёном. Мне не т чтобы нравится моя писанина. Уже решено более никогда не связываться с рассказами от первого лица! Не моё. Хотя мне нравиться, что я уже столько написал и продолжаю все ещё работать над фанфиком. Обычно меня и на четверть того, что уже написано не хватает. Последние вышедшие главы были меньше пары двух, но я уже исправляют работая над девятой.

Пролог
Я стоял за окном и, опершись правой рукой об раму, ждал, когда внутри начнет что-то происходит. Черт, сколько мы шли к этому? Время уже давно перестало иметь какие-то рамки в нашей ситуации. Сначала мы долго занимались научными изысканиями, хотели перевернуть весь научный мир своими идеями. Но наша цель давно изменилась и так уже долгие месяцы. Но сегодня… Сегодня я или окажусь прав, или же мы все проиграем. На старика давно смотреть страшно, он давно стал тенью себя прошлого. Если парень не оплошает, то это может вернуть ему силу, а главное надежду. Подумаешь шансы один на миллиард, мы уже сделали много невозможного. Хотя обидно, что теперь весь исход нашего дела зависит от человека, который даже не знает всей сути. Зато мотивации у него может оказаться больше чем у всей команды.
Наконец-то в комнате стало гораздо светлее, а на постели под одеялом появился человек. Один. Черт, неужели все так, как надо? Одновременно с Семёном должна была появиться безликая кукла, а там уже в зависимости от его выбора и пожеланий он бы приняла чью-нибудь форму. Серёга назвал это планом «Писец». Ну знаете, когда все совсем плохо, но есть возможность хотя бы проиграть не в сухую. Хотя вся команда разумеется понимала, что это по большей части самообман. Мы лишь ввели бы эту семерку в личные циклы, где все хорошо, а сами… Нет, даже думать не хочется, что будет при плохом варианте.
Наконец Семён зашевелился. Он сел в постели и начал озираться. И до сих пор никакой куклы. Чтоб вас всех, этот задрот все же сделал правильный выбор! Я заулыбался как идиот, но хотя бы не закричал от радости. Ладно, на это еще будет время, сейчас надо бы объяснить все пареньку, он же явно не понимает, что происходит. Так что я просто постучал в окно. Когда Семён увидел человека за окном… Мне потребовалось собрать все свои силы, чтобы не заржать. Такие глаза выпучил! Хотя его понять можно. Просыпаешься после самого важного разговора всей своей жизни в собственной квартире на седьмом этаже, а тут тебе какой-то чувак снаружи в стекло стучит. И не так еще испугаешься. Так что я дал ему пару минут, чтобы он кое-как привел мысли в порядок. В итоге он все же поднялся на ноги и прошел к окну… после чего отпрыгнул от него в страхе. Мда. Ну, сам виноват. Надо было попросить создать комнату не посреди абсолютной белой пустоты, а где-то на лугу, шока было бы меньше в разы. А так пришлось еще раз постучаться, более требовательно. Ей богу, сколько можно заставлять гостя ждать? Сёма видимо после таких резких поворотов сюжета совсем обалдел и действовал на автомате. Иначе я не понимаю, как он с таким выражением лица все же собрался и открыл мне окно, после чего я крайне беспардонно залез внутрь, едва не свалив на пол кружку и экран монитора.
- Семён, я все понимаю, у тебя сейчас в голове каша, но держать гостей снаружи это отнюдь не гостеприимно, - заявил я с улыбкой. А парень все смотрел на меня как громом пораженный. Эх, я уж думал после Юли и остального его фиг удивишь. – Ну что как воды в рот набрал? Давай хоть банальное «что, как и почему».
- Ты кто? – Наконец-то выдавил из себя Семён. – И что происходит? Главный же сказал, что я выбрался! Что я окажусь дома, что могу пожелать, чего угодно и так оно и будет!
- А тут мы подходим к сути вопроса! Чего возжелал Семён, которому была дана абсолютная свобода выбора?
Мой вопрос заставил его слегка смутиться и покраснеть. То ли из-за его природной стеснительности, то ли из-за того, что он так долго был в образе подростка… Но собрался и ответил он достаточно быстро.
- Я хотел оказаться дома. И чтобы девочки… Чтобы они были рядом, все. И помнили, что мы пережили все вместе.
- Кобель ты, однако Сёма! – Воскликнул я и засмеялся. Впрочем, судя по угрюмому взгляду, я задел его за живое. Ничего парниша, ты даже не представляешь, что я тебе еще расскажу. – Дружище, а с чего ты взял, что получишь все это? В конце концов ты не Главный Семён, а девчонки вообще куклы, созданы лишь для того, чтобы отыграть весь этот концерт! Даже то, что ты там с ними якобы прожил после лагеря — все это ложь. Ты всего лишь подделка и они под…
Так, я переборщил. Причем серьезно. Вот он вроде хлюпиком выглядит, а удар с правой у него что надо. Сидя на пятой точке и потирая челюсть, я был вынужден слушать его гневную тираду:
- Не смей так говорить о них! Они… Они настоящие! Алиса, Славя… Все, даже Юля! Они все настоящие! Верните меня в мой мир и отпустите девушек со мной! Главный сказал, что я могу выбирать! Я выбрал их всех!
- Полегче ковбой, - сказал я, вставая на ноги. – Ух, как завелся. До рукоприкладства дошли даже. Хотя ладно, это я сам нарвался и это целиком моя вина. Просто надо разобраться до конца. Теперь я точно уверен — ты прошел последнее испытание.
- Испытание?
- Йеп. Ладно братишка, мне многое надо тебе рассказать. Пошли на кухню что ли, чайка попьем…
Через пять минут мы уже сидели за кухонным столом и пили чай. Ну как пили… Я пил и еще печенюшками себя баловал, а вот Семён на меня смотрел как на врага народа. Спасибо хоть чай таки налил. И даже мышьяка никакого не добавил, хотя глазки вон как сверкают злобно. Надо исправляться мне, еще работать с ним.
- Ну не смотри ты так на меня. Я не со злым умыслом тебя довел, для дела это все. Так что ты за слова про девчонок прости. И про тебя тоже. В конце концов, какая ты подделка если Семён у нас в единственном экземпляре.
- Единственный? Но как же Главный, Пионер и остальные? Я же видел их всех, они все уехали со мной и Юлей с помощью автобуса. Он сказал, что мы все это просто разные версии одного и того же Семёна, что человек это целая вселенная имеющая множество вариаций…
- Что поделать, люблю я нести всякую ахинею, - произнес я и после того как прокашлялся, начал говорить голосом Главного. – Семён, я зловещий Главный! Я старше и могущественнее всех!
- Это был ты?!
- Ага, - ответил я уже нормальным голосом. – И Пионер с остальными это фуфло, пустышка. Ими всеми управлял мой товарищ, нужен был нам плохой парень в этой истории.
- Я… Что же тогда это все? Ложь? Игра? Я так и не выбрался? А девочки? Они настоящие или тоже куклы?
- Настоящие брат, настоящие. Настолько же реальны как мы с тобой.
Облегчение и счастье на его лице читалось даже невооруженным взглядом. Приплюсуйте сюда то, что он пожелал, его реакцию на мои оскорбительные слова… Факты на лицо – все, что он пережил тут, заставило его действительно сблизиться с ними. Поздравляю мамаша, ваш отаку наконец-то стал нормальным социальным человеком!
- Только Сёма все очень сложно. И девочки, которых ты знаешь, на самом деле не совсем такие.
- То есть?
- Эх, эту часть я бы с радостью упустил, - произнес я, отодвигая уже пустую чашку. – Но без нее никак. Ладно, начнем издалека. Какие были твои последние часы в твоей реальности?
- Ну… Я спал, потом проснулся, сидел упершись в компьютер… Затем я поехал на встречу одногруппников, дождался автобуса, сел него и заснул. Все, очнулся я уже в том лагере.
- В принципе оно так все и было. Пару лет назад.
- Пара лет?! Но я же просыпался в своем мире и там проходил максимум один день…
- Семён, забываешь, это все еще были твои циклы. Все шло, как и должно, как и твое якобы возвращение в реальный мир если ты совсем не плошал и смог если не покорить девичье сердце, то хотя бы вынести для себя определенные уроки. Хотя, как вы с Леной выпустили себе кровь… Меня, брат, тогда стошнило, и я еще долго отходил.
По крайне мрачному лицу парня можно было понять, что он и сам помнит тот ужасный момент. И ладно я, посторонний почти зритель. А он это сам пережил и чувства к Лене в тот момент были вполне настоящие. Многое ему пришлось пережить, это да. Врагу такого не пожелаешь, а уж Семён мне врагом точно не был. Но самое фиговое, что самая плохая новость еще впереди. И как он отреагирует непонятно.
- Короче, Семён, скажу прямо. Ты поехал на встречу с приятелями больше двух лет назад. Дождался того автобуса, сел в него, заснул… А затем произошла авария.
- Авария?
- Йеп. Дальнобой выехал в город, да еще заснул прямо за рулем. И он почти на полной скорости своим грузовиком смял тот ЗИЛ. Удар пришелся в бок, почти в то самое место где сидел ты. Водителю тогда досталось крепко, пара переломов, сотрясение, но он выжил. А ты брат впал в кому. Тебя врачи почти с того света вытащили, у тебя сердце останавливалось три раза пока тебя до хирургии не довезли, а там во время операции оно встало еще пару раз. Они сочли это чудом, но это им не было. Это, плюс крепкий удар по голове… Вообщем, твой мозг оказался поврежден, ты стал овощем и даже не приходил в сознание. И с тех пор ничего не изменилось.
Знаете, я ожидал многого. Истерики, слез, даже гнев и прочее. Но он лишь молча сидел с каменным лицом. Черт, не знаю, как я бы отреагировал на такую новость. Вполне возможно, что мое психическое здоровье навсегда бы пошатнулось. А уж для Семёна это должно было стать вообще чем-то жутким. Наконец он грустно улыбнулся.
- Ха. Знаешь, я тут попытался вспомнить лица и имена родителей… И ничего. Это из-за того, что я здесь или травма все-таки?
- Вообще мы тебе кое-что блокировали, чтобы ты некоторые вещи так и не понял, но… Конкретно этот момент и еще много чего другого это последствия повреждения мозга. Ты может помнишь общие детали собственного прошлого, но только лишь суть. Ни лиц, ни имен.
- Понятно. Но что я здесь делаю? Это что, глюки моего запертого и поврежденного разума? Как в фильме?
- Вот тут ты прав лишь частично. Мы действительно внутри твоей головы. Только вот брат это ни фига не глюки. Все произошедшее пускай и произошло в твоей голове, но это не ты сам придумал, а мы извне все это в тебя пихнули. И я самый настоящий реальный человек, просто сейчас мой разум подключен к твоему.
- Я… Я не понимаю.
- Оно и понятно, тут многое нужно рассказать, чтобы понять, что происходит.
- Тогда говори!
- Тихо-тихо, я так и собирался сделать. Назад дороги уже нет в любом случае. Ладно, выдам все как на духу. Звать меня Александром, как и Шурика из лагеря. Я член научной команды, которая занималась теоретическими изысканиями одной теории, но позже перешли от теории к практике.
- Член научной команды? А выглядишь младше меня.
- Будь я дамой, стал бы похож на помидор. Мне вообще-то двадцать восемь и на пару месяцев я старше тебя.
- Ой, прости…
- Ничего страшного. Ну так вот. Я работал со своей командой над одним проектом. Одно время наш ведущий ученый работал над ним еще во времена СССР, но потом развал страны, лихие годы пошли, совсем не до науки было. Пришлось ему на время забыть о своей идее, но как страна начала подниматься на ноги, кое-кто решил вновь профинансировать проект моего начальника. Получив финансирование, он собрал небольшую команду умных голов, в основном молодежь, которая могла бы помочь ему посмотреть на проект с новой точки зрения. Нашего главного звать Петром Павловичем, но уже пять лет мы все кличем его Гендой.
- Генда? Тот самый?
- Ага, ты мог видеть его статую. Это на самом деле мы с Серегой слегка пошутили… Прозвище лично я придумал, ты и сам должен был заметить, что он действительно жутко похож на того героя аниме. А я в то время этим увлекался сильно, вот и начал звать его Гендой. Так оно и приклеилось намертво.
- А что за проект? Над чем вы работали?
- Восстановление и перенос разума человека.
- Ты хочешь сказать…
- Начинаешь малость догадываться. Действительно, наш проект был по сути подготовлен и для тех, кто попал в схожую с тобой ситуацию. Те, кто пал в тяжелую кому, у кого паралич тела или другие серьезные изъяны тела, что мешают жить полноценно… В теории мы хотели переселять тех, у кого дефектные тела в другие, тех кто погиб по естественным причинам, но чьи тела можно было привести в порядок заменив орган-другой. Генда пока работал на СССР планировал предложить партии использовать тех, кого приговорили к смертной казни и кого посадили на пожизненное. Ну знаешь, чтобы отбросы общества приносили пользу. Думаю, Советы бы оценили такую идею, но, увы. С переносом было много проблем, подводных камней и еще целой кучи другой головной боли, включая моральную сторону вопроса, так что тут мы не особо продвинулись. А вот в восстановлении разума… Эта часть проекта зашла очень далеко. Коматозники с повреждением мозга, другие люди, что имеют те же проблемы. В идеале мы могли бы их всех вернуть к нормальной жизни. И мы были очень близки к решению последних проблем на пути к мечте. Если бы мы добились успеха, то всего через пару недель после той аварии ты бы мог прийти в сознание и не имел проблем с головой. Ты бы меня и остальных благодарил за спасение… или не благодарил, жизнь у тебя была далеко не лучшая. Но мы не завершили тогда эту часть проекта из-за несчастного случая.
- Что-то произошло с одним ученых? Эксперимент пошел не по плану или что-то еще?
- Да если бы тут было какое-нибудь киношное клише. Несчастный произошел вообще никак не был связан напрямую с нашей работы. Но косвенно да. Понимаешь… У Генды была дочь, достаточно молодая при его-то возрасте, ему бы уже внуков нянчить, а у него дочка подросток. И звали ее Лена.
- Подожди… Эта Лена?
- В точку. И ты вообщем-то ненароком знаешь, что с ней произошло. Ее бросил парень и она порезала себе вены. Правда не так уж хорошо, как в твоем случае. Отец нашел ее едва живую, оказал помощь, потом больница. Но минуту другую она была мертва. Хватило для повреждения мозга. Сечешь, о чем я?
- Она стала идеальным кандидатом для вашего проекта? Ведь вы занимались чем-то подобным? Тогда я не понимаю. Ваш Генда наоборот должен был приложить все силы, чтобы все заработало как следует.
- Он и приложил. Но слишком спешил. Проект еще был не завершён, но это же была Лена, дочка нашего руководителя и друга. Мы не смогли ему отказать, когда он едва ли не на коленях попросил нас рискнуть. Мы соорудили прототип, сделали все как надо и подключили девочку. И… облажались. Прибор не смог начать восстановление ее мозга, но он уже был к ней подключен и отключение могло лишь сильнее навредить. Все что мы могли это с помощью прибора кое-что внушать ей. Создавать образ, сделать так, чтобы ее разум считал, что она продолжает жить обычной жизнью, когда на самом деле она была овощем.
- Подожди. Образы? Получается «Совёнок» это не какой-нибудь параллельный мир, а лишь образ созданный той машиной? Я тоже подключен к машине?
- Да-да, но ты не спеши, дай я продолжу рассказ. И так, мы не смогли спасти Лену, хотя и смогли настроить прибор, чтобы ее разум воспроизводил якобы ее повседневную жизнь. Генда сломался. Понял, что спешкой натворил с дочкой такое и надолго выбыл из игры. Остальная часть команды тоже не лыком шита, мы все гении, но без главного мозга нашей операции мы мало что могли в тот момент. Потом потребовалось четыре месяца жалких попыток прежде чем мы нашли решение. Не только нашли, но и с помощью этого вывели Генду из запоя, и он вернулся в строй.
- Что за решение?
- Понимаешь, сам по себе мозг Лены не мог восстановиться, не хватало поддержки. Мозг та еще непонятная штука, мы так мало его понимаем. Мы более безопасным методом пытались подключиться к Лениному разуму, я был добровольцем. В итоге мы ее чуть не потеряли. Ее травмированный мозг не мог работать как следует со здоровым. И вот тогда нас осенило.
- Что можно подключить другого человека с проблемой мозга? Типа меня?
- Верно брат. Несколько таких мозгов соединённых в одну сеть могли бы помочь друг другу начать работать как следует, возможно пошла бы реакция восстановления. И мы начали искать тех, кто подошел бы нам.
- Я оказался одним из них?
- Ага, только ты был последним из нашей чудо семерки. Сначала мы нашли еще пять девчонок, а ты невольно стал последним штрихом.
- Еще пять? Значит… Алиса, Ульяна, Славя, Мику и Юля, да? Они все тоже в таком состоянии, как и мы с Леной?
- К сожалению, братишка. И у каждой достаточно плачевная история. Алиска и в реальности из детдома, сорвиголова, но все же неплохой пример для младших, своих ребят она всегда защищала. К сожалению, связалась с дурной компашкой. Ублюдки напоили, а затем еще накачали разной дрянью, смешали кучу разной наркоты. Приход выжег ей немало нейтронов в голове. Славя спортсменка, активист школы, постоянно всем и вся помогала. Ехала с родителями на море, но авария. Родители насмерть, она, как и ты стала овощем. Родственников не осталось, ее собирались отключать от приборов, но вмешались мы, тряхнули связями и спасли девчонку от смерти. Мику, она же Маша, отаку в легкой форме. Любила косплеит вокалоида этого. Возвращалась с аниме-фестиваля, напоролась на отморозков. Один приложил ее по голове сильнее чем хотел, ну вот и результат. Ульяна девочка сорванец. Играла на стройке, упала с высокой стороны. Поврежденье не только мозга, но и позвоночника. Но последнее кое-как все же исправили, а вот первое нет. С Юлей же все сложнее. У нее с рождения кое-какие проблемы были. Потому и образ у нее вышел странный, она сильно любит кошек, да и ее поведение слишком детское из-за всего этого. Когда уже собрались они все, мы начали кое-какие эксперименты, появился «Совёнок», в котором бы девочки жили снова и снова, потихоньку восстанавливаясь. Но не хватала еще одного человека. Так ты присоединился к проекту.
- Но почему девочки вели себя так? Почему они думали, что живут в СССР, что у них совершенно другая жизнь? А я почему помнил, что это все не мой мир?
- Девочек пришлось сильно контролировать. Пока не набралось семь человек все было очень рискованно, мы самостоятельно придумали им свои жизни. Свели стресс и прочее к минимуму. На деле они как бы действительно были в летнем лагере, отдыхали.
- А я?
- А ты укрепил систему своим появлением. И мы решили, что лучше ты пускай действительно будешь выбиваться из общей массы. Вносить разлад в привычную систему, заставлять девушек сомневаться, самостоятельно подстраиваться под твое поведение… Это должно было ускорить процесс восстановления. А в итоге… Получилось все интереснее. Мы давали временами одной из девочек чуть больше воли, по сути мир слегка менялся под ее желания. Но в итоге главным образом мир и события слегка менялись вокруг тебя.
- То есть?
- Дружище, тут мы слегка просчитались. Понимаешь, вы же оказались связаны разумами и все такое. И девчонки в итоге невольно тянулись к тебе. Короче, ты был открытой банкой валерьянки в запертой комнате с несколькими кошками.
- Получается то, что мы думали, что строим отношения…
- Не-не братишка, эти ваши отношения по сути были настоящими. Просто связь помогла вам достаточно быстро преодолеть ваши барьеры. Твою замкнутость и нелюдимость, маску хулиганки Алисы и прочее-прочее. Согласись, вы умудрялись за семь дней построить действительно серьезные отношения. Именно поэтому получалось так, что в один цикл получалось так, что ты проводил с одной из них больше времени. Хотя и не сразу все пришло к положительным результатам. Сначала все приводило к печальным результатам. Первая сотня таких циклов заканчивались тем, что вы так в итоге и не сходились. Но потом… Потом вы учились. Ваши мозги начали работать лучше, ты меньше поступал по-глупому, невольно ты начал даже понимать, как не следует поступать в той или иной ситуации. У девочек тоже настал серьезный прогресс. Кто-то решил стать более общительным, кто-то не скрывался за своей маской. В итоге за два года мы смогли увидеть потрясающий прогресс! Мы начали справляться, казалось, что все круто.
- Казалось? Кажется, на этом моменте ты должен сказать «но» и дальше идут плохие новости.
- Черт, ты действительно жутко умен, — усмехнулся я. – Да, проблема нарисовалась серьезная. Хотя это скорее побочный продукт еще того решения подключить Лену к прибору. Находя девочек, мы подключали их к Лене. Одна за одной они смогли создать эти семь дней лета. Изначально мы вообще работали лишь с часовым циклом, с ним процесс восстановления занял бы в лучшем случае сотню другую лет. Но уже как появился ты, сроки резко сузились. И… короче, ты вырвался в очевидные лидеры. Твой мозг и память частично блокированы, но сейчас это все почти в том же самом состоянии, что и до аварии. Мы могли уже реально думать о том, чтобы вытащить тебя. Мы ввели Юлю в игру, дали ей немного поуправлять миром, дали тебе большую свободу… Присыпали это конечно якобы сломанными циклами и все такое, чтобы был сюжет и не сильно навредил еще твоему не совсем окрепшему разуму. А на деле мы готовили тебя на выход. И тогда я подключился к вашей сети, но осторожно. По сути, подключен я только к тебе. Понимаешь, мой здоровый мозг смог работать с твоим! Ты можешь вернуться к своей жизни!
- А девочки?
- Тут хуже. То, что мы включили всех в игру до сбора всех семи игроков… Их мозги уже тоже почти в полном порядке, восстановление почти завершено. Но ты мог заметить, что в последний цикл пятеро из них вели себя странно. Алису, Славю, Машу, Ульяну и Лену мы заменили копиями. А настоящие они… Заперты в личных циклах. Юля тоже уже попала в свой. Они больше не в лагере. Они в своем раю или аду, смотря что уготовит им собственный разум. Мы могли вытащить их через «Совёнок», но не через эти циклы. Короче, они в ловушке. Потому мы вытащили тебя на пару циклов раньше, чем хотели. Еще чуть-чуть и Юля не помогла бы нам все это провернуть.
- И вы никак не можете им помочь? Получается я единственный кто может вернуться? Но… Это неправильно!
- Я рад, что ты так считаешь. Понимаешь Сёма, пока ты доживал свой последний цикл, мы вроде как поняли, как помочь им. Седьмой игрок, что пришел в игру, когда все были в сборе, не пострадал от несовершенства проекта. Даже с восстановленным мозгом ты для девочек вроде как родной. Короче, мы сможем подключить тебя к каждому их циклу, и ты их вытащишь.
- Тогда подключайте меня!
- Стоять ковбой! Вот ж блин герой. Нет брат, есть кое-какие нюансы. Для начала тебе нужен нормально работающий мозг. Восстановление закончиться лишь когда ты проснешься. Тебе вернется память, все блоки в твоем разуме исчезнут. Посылать тебя в текущем, пускай и неплохом состоянии, все еще слишком рискованно. Так что сначала ты должен очнуться и на пару дней отключиться от девчонок и сети. И тут второй нюанс. Дело в том, что мы еще никого не вытаскивали. Ты будешь первым и пока риск достаточно высок. Фифти-фифти. Это уже с результатами и данными твоего выхода из сети мы отладим систему и девочкам ничто не будет угрожать. Понимаешь, мы можем и поджарить твои мозги. И хоть это единственный выход для них, заставлять мы тебя не вправе. Если ты боишься, то мы можем…
- Вытаскивай меня.
Я замолчал и уставился на Семёна. Черт, он действительно был готов рискнуть. Из-за любви к одной из девушек или общей симпатии? Сейчас у него вся память о циклах, он может делать это для одной из них, к кому испытывает большую симпатию. Хотя, судя по его действиям, если это и так, он не оставит и других девчонок в беде. Просто не сможет, как и отказаться от возвращения в реальный мир. Готов рискнуть, но сделать все как надо. И я не смог не улыбнуться и положил ему руку на плечо.
- Семён, именно я предложил сделать тебя ключевой фигурой в нашем последнем плане по спасению девочек. Другие, особенно Генда, считали, что ты скорее всего откажешься. Предпочтешь не рисковать, согласишься на вечный цикл иллюзии о счастье. И будь я проклят, если не рад, что не ошибся в тебе парень. Если ты готов, мы начнем. Тебе предстоит вернуться в реальный мир, многое узнать и подготовиться. И хоть мы серьезно подготовились, спасая их ты можешь пострадать и снова стать овощем. Но если справишься… То спасешь шесть жизней. Ты готов?
- Да.
- Шурик, вытаскивай!
- Шу…

0

3

Глава 1, Привет реальность
Первое, что я почувствовал, было болью. Еще толком не очнулся, а уже каждая клеточка тела ныла и болела. Потому разлепил я глаза с тяжелым стоном. И черт, лучше бы мне было не открывать их. По глазам резануло светом, сразу потекли слезы, а я еще лишь сильнее застонал. Про мою попытку прикрыть глаза рукой я вообще молчу — она словно была в свинцовой перчатке, что весила два десятка кило, поднять ее было почти не реально. Какого черта? Что со мной происходит? Я даже сказать это вслух не могу, язык почти не слушается. К счастью, кто-то огородил меня от источника света и мне стало гораздо легче. Взгляду тяжело было сосредоточиться, все плыло, потому я даже не смог увидеть кто мой спаситель. Впрочем, я вскоре и так узнал ее по голосу…
- Гляжу ты таки очнулся… пионер.
- Ви… Виола? – Черт, всего одно слово, а угробил я на него сил как на небольшой марафон. – Ч… Что…
- Не говори если я тебя не спрашиваю, тебе даже говорить нельзя, ты едва вышел из комы и мозг пытается нормализовать свою работу. Хотя все достаточно хорошо, приборы показывают, что ты в порядке и никаких отклонений в мозговой активности. Раз ты помнишь меня, значит все в порядке, но я все же удостоверюсь. Как тебя зовут?
- Семён… Семён Персунов…

***

В итоге Виола приводила меня в порядок еще два дня. Да-да, та самая Виола. После рассказа того Александра я многое понял: о том, что девочки в коме, а я только сам из нее выбрался, что лагерь это лишь иллюзия созданная для того, чтобы помочь нам. Но он говорил, что настоящие лишь мы семеро! Но вот передо мной медсестра из «Совёнка», во плоти. Разве что халатик на ней немного другой и волосы черного цвета, а так точная копия. Мне хотелось задать ей целую кучу вопросов, но она пресекала все мои попытки что-то сказать. Да и сама мало что говорила. Хотя в ее защиту стоит сказать, что она все эти два дня вертелась вокруг меня как заведенная. То новую капельницу сделает, то с помощью приборов проверит мое состояние, даже массаж ног и рук был. Крайне умелый массаж я вам доложу.
Со временем я уже мог шевелить конечностями, хотя и не совсем хорошо, зрение восстановилось полностью, да и языком я вроде шевелить мог нормально. Потому уже успел осмотреть небольшую комнату, что была моей палатой. Обычная такая палата. Больница явно была построена при советах, но ремонт тут сделали достаточно неплохой. Просторное помещение явно предназначено для нескольких людей, состояние которых оценивается как не критическое. Но был я тут один. Одна койка, куча аппаратуры и все. Даже малость не по себе. Хорошо хоть за дверью почти постоянно слышался какой-то шум, так что я сделал вывод, что действительно нахожусь в больнице. Хотелось выйти из палаты или хотя бы выглянуть в одно из окон, посмотреть вновь своими глазами на реальный мир… Но если руками шевелил я достаточно шустро, то вот с ногами пока еще были проблемы. Я кажется читал пару раз о таком. Те, кто долгое время находиться в коме, а затем просыпается, еще некоторое время прикованы к койкам. Мышцы тела атрофируются, едва ли не заново приходиться учиться пользоваться руками и ходить. А ведь у меня еще было повреждение мозга, так что тут все очень серьезно.
Наконец-то покров тайны спал. Случилось это вечером второго дня. Я как раз кое-как вилкой поднимал фрикадельки с тарелки и пихал в рот, когда в палату вошла Виола. И судя по широкой улыбке, настрой у нее был что надо.
- Ну что, пионер, позволь поздравить — ты выжил после выхода и даже не заработал себе какую-нибудь проблему из-за этого. Да и состояние я твое подправила, после двух лет в койке твое тело было не в лучшей форме. Хотя, учитывая какой образ ты вел о несчастного случая… Разница не так уж и грандиозна.
- Спасибо Виола.
- Да чего уж, клятву Гиппократа давала в медицинском. Да и как я могла поступить, когда ты так важен для нас.
- Виола… Вы же были в лагере и теперь здесь… Как это?
- Ты общался с программой созданной на основе моего характера. Это наши гении постарались. Нам нужны были те, кто мог направлять ситуацию так, как надо, если что-то произойдет. Вот и закачали мы несколько наших копий, а наш специалист ими управлял.
- Вот оно как… Получается мы раньше никогда не встречались, не говорили друг с другом?
- Ну почему же. Ты меня встречал и общался, все же копия была создана именно с меня. Или скажешь мы столь разные?
- Нет, даже очень похожи. И из-за этого я испугался, что не выбрался из… Собственного разума.
- Не беспокойся, ты вырвался из циклов и сети разумов. Пришлось правда тебе ради этого устроить целое шоу, но Александр и Сергей были только рады.
- Александр? Тот, что подключался ко мне?
- Да. Он не только одна из наших светлых голов, но еще и испытатель. Подключение напрямую к чужому разуму… Несет в себе большие риски. А ведь до вашей, скажем так, личной встречи, он несколько раз подключался к общей сети. Наблюдал, управлял программами-личностями, а также принудительно перезапускал цикл, когда кто-нибудь из вас ломал систему.
- Ломали систему?
- Да. Ты уж прости, тебе не вернули воспоминания обо всех циклах. На деле очень многие из них повторялись, потому и не несли какой-нибудь важной информации для тебя. В первых циклах ты был достаточно любопытен и еще до третьего дня находил столько проблем на свою голову, что система ломалась, а это было вредно для вас всех. В итоге нам пришлось немного усилить блоки в твоем сознании, чтобы ты был менее подозрителен, а также дали девочкам небольшую волю. Получилось неплохо, теперь наш пионер был больше занят пионерками, чем поисками ответов.
И произнесла последнюю фразу со своей особой интонацией, так что думаю я жутко покраснел. О да, может до этого они в реальности не встречались, но копия Виолы была практически неотличима от оригинала. Хех… А теперь многое становиться на свои места. Я помню, как был несколько подозрителен, особенно в первую пару дней, но потом это все сходило на нет. И в основном мое внимание действительно переключалось на одну из девушек. Так же понятно почему я не признал в Маше косплеершу на Мику Хитсуне. Еще тот парень говорил, что мне ставили эти блоки и я многое забыл, а на другое реагировал словно так оно и должно быть. Отсюда и какая-то нейтральность к некому Генде, чей памятник был в лагере, но которого я как-то не мог припомнить в правительстве СССР, ни другие не состыковки.
От мыслей меня оторвал звук, открывающий двери. В помещение вошел молодой человек. Средний рост, каштановые волосы средней длины, ничем особо не выделяющееся лицо, очки с толстой оправой, достаточно худой. Из одежды на нем была легкая курточка, потрепанные джинсы и белые кроссовки. За спиной рюкзак, за правым ухом сигарета. Я его не знал, но… Если скинуть пару годков, убрать сантиметров десять росту и еще очки…
- Александр?
- О, признал! Видать не особо я за эти годы изменился. Так, пока у тебя не случился сдвиг по программе, это только в системе я выгляжу моложе. Помнишь говорил о том, что меня подключали в самом начале к Лене? Для этого пришлось создать мой первый образ, по сути создали цифровую копию моего тела, с тех пор он остается неизменным. А ведь прошло почти пять лет, сам понимаешь. Ты и сам далек от того образа в квартире, знаешь ли. Выглядишь достаточно дерьмово.
- Я два года был в коме, а у тебя какое оправдание?
- Хех, шутки шутим? Значит твое состояние очень даже ничего. Как он Виола?
- Физически еще достаточно плохо, - начала делиться деталями женщина. – Я за ними всеми приглядывала, так что в итоге ему это помогло быстрее прийти в норму. За два дня мозг заработал во всю силу, мозговая активность как у любого нормального человека. Главное зрение полностью восстановлено, остальное это лишь дело времени и тренировок.
- Значит он готов к поездке.
- К поездке? – Поинтересовался я. Честно, выбраться из палаты жуть как хотелось. Два года я был в коме, жил в иллюзии. И никогда еще в своей жизни я так сильно не хотел выбраться из четырех стен и оказаться снаружи. Я хотел набрать полные легкие свежего воздуха, погреться под лучами солнца… Я даже хотел увидеть других людей, чтобы окончательно понять, что я вернулся.
- Ага. Ты сейчас в больнице, Виола настояла. Мол тебе нужен нормальный уход и обстановка для восстановления, а у нас в лаборатории разве что коматозникам отлично. Но раз ты здоров, то можно возвращаться. Нам же еще девчонок спасать. Вот, у меня тут немного вещей для тебя.
Я кивнул и руками пододвинул свои ноги к краю кровати. Виола, увидев эти жалкие потуги решила кое-что спросить:
- А как ты собираешься идти с такими ногами?
- Ну…
- Я так и поняла. Хорошо, переодевайся, я схожу за инвалидным креслом. До машины добраться, да потом с помощью него передвигаться пока не станет лучше, - с этими словами она вышла из палаты.
Я начал переодеваться. По большей части это у меня получилось самостоятельно, но вот кроссовки с шнурками… Тут уже пришел на помощь мой новый знакомый. Вскоре вернулась Виола и Александр помог мне пересесть в кресло. И мы отправились наружу. Я старался сдержаться, но в итоге жутко разнервничался, выйдя в коридор где были другие люди. Пациенты общались между собой, доктора ходили туда-сюда и отдавали приказы медсестричкам, которые тут же бежали их исполнять. Ничего странного, казалось бы, я вроде как прожил пару жизней как обычный человек в своем разуме. Но вот осознание, что на сей раз все реально, что это взаправду, давило на меня. Мой спаситель, увидев такую реакцию, похлопал меня по плечу и подмигнул. Мол «нормально, прорвемся». Его с Виолой присутствие рядом со мной мне помогало. Они оба знали, что я пережил, почему все это для меня достаточно сложно. Я и до аварии был далеко не социальным человеком, а уж после такого вообще караул.
Но все же я был рад увидеть людей. Человек не может измениться в один миг, но у меня было множество циклов для этого. Да, раз за разом я забывал обо всем, но теперь память вернулась. Ко мне вернулись даже кое-какие навыки. Еще вчера я пытался вернуть пальцам подвижность с помощью игры на воображаемой гитаре. Вспомнились те концерты, что я устраивал, вернувшись из лагеря, когда развивал отношения с Алисой. Черт, я даже достаточно отчетливо помнил все лекции из универа в котором после восстановления и нескольких месяцев учебы встретил ту рыжую сорвиголову. Абсолютно все осталось со мной. Я теперь что, могу выбрать любой путь? Музыка, учеба, писательство… В случае с Машей я еще и кино снимал. Выступал одновременно сценаристом и актером. А ведь это стало реально, пускай и лишь в моей голове, только благодаря девочкам.
Девочки. Каждая из них попала в страшную ситуацию. Все они были в коме, проживали ложные жизни раз за разом. А теперь еще и попали в ловушку в шаге от спасения. Александр сказал, что для них эти циклы могут быть как раем, так и адом. Раз за разом проживать нечто ужасное… Никому из них я не пожелал бы такого. Разве они и так мало страдали? И ведь я помню те циклы, когда моя нерешительность и неправильные решения приводили к печальным результатам. Каким же идиотом я был. И только поэтому, чтобы загладить свою вину, риск в этом деле не имеет для меня значения. Главное — вытащить девочек.
Вскоре мы загрузились в слегка потрепанную, но все же в хорошем состоянии «семерку». Оба моих спутника были вынуждены помочь мне залезть в машину. Пока что я мог лишь подергивать ногами, но не более. Да и пускай я могу сжимать кулаки, удерживать ту же вилку в руках пока трудновато. Виола сказала, что приглядывала за нами. Скорее всего она обеспечивала медицинский уход всей семерке, включая меня. Там и обмывание тела, и массаж, и прочее. А ведь если не это, мое восстановление заняло бы несколько месяцев. Оно и так займет месяц-два, но это пустяк в сравнение с другими перспективами. Поблагодарить ее надо, причем толково. Мы как раз уже загрузились в машину. За руль сел Александр, Виола (в курточке, одетой прямо поверх халата, да с сумочкой на коленях) на пассажирское сиденье, оставив все заднее сиденье мне.
- Виола… Спасибо за помощь. Если бы не ваша помощь, я, по сути, так и остался бы овощем еще на длительное время.
- Пионер, мы уже не в лагере, да и тебе не семнадцать лет, можно и на «ты» перейти. А так — пожалуйста. Приятно, когда ценят твои усилия.
И мы тронулись в путь. И вскоре я понял, что мы далеко не в моем родном городе! Как-то и не думал спросить о том в каком мы сейчас городе. Ну, мы скорее всего в столице, ведь так? Логично предположить, что в относительной близости от Москвы и будет лаборатория, которую финансирует некто с деньгами. Интересно, частное лицо или государство? Я все больше понимаю, что знаю катастрофически мало. Впрочем, пока и не было возможности поговорить как следует. Едем же мы сейчас прямиком в лабораторию? Там будет вся научная группа, вероятнее всего при всех мне и объяснят, что да как. Потому я принял решение не надоедать этим двоим с вопросами. Хотя, когда город достаточно быстро кончился и мы выехали за его пределы, меня так и порывало пораспрашивать хотя бы о том, где же мы находимся.
- Сёма, ты как-то притих, - послышался голос нашего водителя. Я оторвался от окна и мельком глянул в зеркало заднего вида. Александр повернул его так, чтобы видеть меня! - Лицо у тебя такое потерянное, что на улыбку невольно пробивает. Я ожидал кучи вопросов, а ты как воды в рот набрал. Спрашивай давай, информации много тебе надо узнать и переварить, а я поболтать люблю. Заодно и время убьем, ехать нам еще минут сорок.
- Ладно. Где мы? В каком городе находиться больница где я лежал?
- Это, братишка, Екатеринбург. Ближайший крупный город около нашей лаборатории. Хех, помню, как мы тебя доставляли сюда из Питера! Генда организовал нам и вертолет, и оборудование, чтобы во время полета тебе худо не стало… Все прошло хорошо, к счастью.
- Тогда где сама лаборатория? – Решил уточнить я. Далековато меня, однако, занесло от дома. Это же типа я на Урале уже, да? И лаборатория еще на достаточном удалении. Мои познания в географии не очень хороши, но не припомню, чтобы в этой части страны было что-то эдакое. Это еще не дальний восток где на сотни километров жизни может не быть, но и далеко не столичный регион.
- Эм… Давай я это оставлю в секрете, пускай будет сюрпризом, - хитро улыбнулся Александром. Не очень люблю подобные сюрпризы. Впрочем, может ему просто нельзя говорить о местонахождении объекта? Типа подписка о неразглашении. Тогда мне вскоре могут одеть на голову мешок, чтобы это так и осталось тайной. Лучше перевести разговор в другое русло. Как раз в голову пришла она мысль, причем очень важная.
- Слушайте, а я могу сообщить родителям, что очнулся? Они же получается все два года знали, что я в коме, переживали, а я очнулся и так им до сих пор не позвонил.
И тут лица моих спутников сами собой помрачнели. Так, а вот это не очень хорошо. Внутри начало зреть плохое предчувствие. Наконец, после минуты тишины заговорила Виола:
- Семён, мы тебе еще не сказали, но… Твоя мать умерла. Несчастный случай произошедший с тобой, а затем еще эта кома, это серьезно подкосило ее здоровье. Начались проблемы с сердцем и через два месяца она умерла. Соболезную.
Внутри как будто что-то оборвалось. Комок боли потихоньку нарастал в груди. Хотелось то ли заплакать, то ли закричать. А в итоге я просто опустил взгляд и молча сидел. Схожие ощущения у меня были в тот момент, когда на моих руках погибала Лена. Я словно потерял очень важную частичку себя и теперь представляю из себя лишь разбитое зеркало в котором не достает кусков стекла. Мы с родителями никогда не были особенно близки. Были, конечно, первые годы детства, когда родители были мне самыми родными людьми на всей планете. Но как-то в итоге мы начали отдалятся друг от друга. К моменту моего переезда мы стали больше чужими людьми, чем родными, а расстояние лишь усилило это чувство. Последние годы мы общались лишь на праздники, да и то обычно все заканчивалось краткими СМС, мы почти не говорили по телефону. И все же они оставались моей семьей. Я был чужим для всех, но они оставались моими родителями. А теперь мама умерла.
- Ты в порядке братишка? – Поинтересовался Александр. Он не особо спешил с вопросом, специально выждал немного времени. – Слушай, не могу сказать, что целиком и полностью понимаю твои чувства. Но у меня тоже умирали родные, причем достаточно близкие. Сейчас оно может тебе жутко хреново, но… Не раскисай, ладно? Сейчас тебе уж точно не надо впадать в депрессию или нечто подобное. Жизнь продолжается, а ты вроде как заново начинаешь жить, а? Держи хвост пистолетом, а мы тебя поддержим если что.
- Спасибо. А как отец? Как он пережил это все?
- Ему было трудно, - вновь заговорила Виола. – Первые два месяца после похорон он пил, впадал в депрессию. Но потом все же стал на ноги. Сейчас он вновь на прежней работе, продолжает хотя бы раз в месяц справляться о твоем состоянии. Думаю, уже как устроишься в лаборатории, ему можно будет позвонить.
- Это хорошо, да…
После такого, мой поток вопросов иссяк, говорить уже не хотелось. Ни Александр, ни Виола не настаивали на продолжении разговора, потому весь остаток пути мы провели в молчании. Примерно на полдороге мы съехали с основной трассы и постоянно петляли, сворачивали почти на едва заметные дороги, уходящие куда-то далеко от населенных пунктов. Последние же десять минут мы вроде как ехали по асфальту, но настолько убитому, что машину гораздо меньше бы трясло на гравии. Я продолжал поглядывать на часы, что были на приборной панели. В итоге, ровно к исходу сорока минут мы прибыли на место. Выглянув через стекло наружу и осмотревшись, я застыл на месте. Нет, этого просто не может быть…
- Так и знал, что мой сюрприз окажется знатным, - развернулся ко мне парень с широкой улыбкой на лице. – Добро пожаловать в заброшенный лагерь «Совёнок», Семён!
Это действительно был «Совёнок» с учетом слова «заброшенный». Статуи были частично разрушены, а также заросли зеленью, как и ворота с названием лагеря сверху. Здесь действительно где-то два десятка лет никого не было. Но будь я проклят, если это не то самое место, где я провел множество циклов. На некоторое время меня захлестнуло радостное чувство. Я ждал, нет, ЖАЖДАЛ, когда из ворот появиться Славя и встретит меня, как и множество раз до этого. Но Слави не было. И не будет если я ее не спасу.
- Но как? Я думал, что лагерь это лишь иллюзия!
- Ну, тот лагерь времен СССР это действительно лишь созданная нами иллюзия. Но надо было нам его с чего-то создать? Виола, будучи еще молодой выпускницей медицинского вуза, действительно поработала тут медсестрой перед развалом страны. Уже после того как произошло несчастье с Леной, наш проект немного сменил направление, мы заключили пару сделок с государственными органами, получили большее финансирование, и в итоге нам нужно было уединенное, тихое место. И мы прибыли сюда. Подлатали пару домишек, чтобы прямо тут и жить, превратили столовую в испытательный полигон с нашим оборудованием и вашими бренными телами, клуб «умелые ручки» превратился в нашу небольшую компьютерную базу, откуда контролировались циклы и прочее, а музыкальный кружок стал местом совещаний. Сёма, а Сёма… Ты хоть и не был тут в действительности, но скажи, ты же рад оказаться тут, а?
И действительно. Пускай тот «Совёнок» и не был настоящим, но для меня дни, проведенные в нем, стали настоящим счастьем. Пускай я и лежал в коме, но разум проживал все эти дни. Если и есть где-то в мире место, которое я могу назвать родным, то им будет этот лагерь. Мой товарищ был явно доволен моей реакцией, а молчание было куда ярче любого ответа. Он помог мне пересесть в кресло и покатил меня к воротам. И тут меня ждало еще одно потрясение, когда из приоткрытых ворот к нам на встречу вышло два человека.
- О, вот и вы, мы заждались, - произнес парень возраста Александра. Его волосы завитушки почти золотого цвета было сложно не узнать. И пускай выглядел он на десять лет старше, но почти не добавил ни в росте, ни в фигуре.
- И Семён с вами, славно, - вклинился второй парень. Короткие светлые волосы, очки с тонкой оправой, он держался, как и своя копия, твердо, может быть немного надменно. Однако в глазах у него играли озорные огоньки.
- Электроник? Шурик? Это же… Вы что, тоже в команде?
- Конечно, - подтвердил Шурик. – Я отвечаю за работу сети и системы, настраиваю циклы, вмешиваюсь в них как могу. А Сергей наш главный по технической части. Именно он собрал прототип, к которому вы все были подключены, а также настроил мне тут систему. И, как и наши копии в системе, сидим мы прямо в клубе электроники. Это Александр и Сергей постарались, они любят немного пошутить.
Копии? Значит, они, как и Виола, скопировали себя в систему для создания управляемых программ. Вспоминая случай с поисками Шурика, понимаю зачем это было сделано. С этими двоими в лагере я так особенно и не сблизился, мы немного общались. Но я все равно рад видеть их здесь. Потому, когда они подали свои руки, я пожал их. Они были настоящими! Реальны, как и я сам! Счастья моему почти не было предела.
- А еще кто-нибудь из того лагеря тут есть?
- Еще один человек, - ответил Александр. – И поверь, ты будешь рад его видеть! Ну да ладно, давайте внутрь, уже вечереет и холодеет, поговорим в тепле. В музыкальный кружок, вперед!
И мы направились к вотчине Маши. По крайней мере, это было ее вотчиной в том лагере. По пути я смог оценить запущенность лагеря. Природа взяла свое, но видимо удаленность сыграла свою роль — с виду тут и не скажешь, что после закрытия тут были люди. Ничего не разворовали, во всех зданиях остались целы стекла, никакого мусора вокруг. И хоть к зданию клуба мы не подходили близко, я заметил, как от него к столовой тянется множество проводов. Ребята действительно основательно окопались здесь. Когда мы добрались до здания кружка, Александр и Шурик взяли меня под плечи и понесли внутрь, Электроник же помог им, открыв дверь. Виола стояла в стороне, все же это было мужской работой. Когда меня пронесли через порог, я увидел еще одного члена команды, который был мне знаком.
- Ох, вот и вы наконец.
- Добрый день, Ольга Дмитриевна, - поздоровался я и не смог сдержать улыбки. Эх, ну как же в таком деле и без вожатой? Надо же кому-то делать из присутствующих «правильных пионеров». Услышав, как я к ней обратился, та широко улыбнулась.
- Семён, ну какая я тебе Ольга Дмитриевна? Это ты так свою вожатую должен был звать, а для тебя я просто Оля, понял?
- Хорошо… Оля.
Меня посадили на один стульев, что был в комнате. Помещение кружка было не узнать. Никаких музыкальный инструментов уже не было, зато прибавилось мебели. Кроме восьми стульев, здесь так же был уютный диванчик, пара кофейных столиков с какими-то бумагами и лептопами на них, а еще на стене висела цифровая доска для записей. Действительно комната для совещаний. Озирая всех присутствующих, я чувствовал тепло внутри. Приятно было видеть знакомые лица. Ольга и Виола были почти идентичны тем, с кем я общался в лагере, только одежду другую носили. Электроник и Шурик выглядели гораздо старше, наверняка им было столько же, сколько и мне. Но в остальном это те же гении, которые наверняка предпочитали людям различную технику и компьютеры. Александра же я почти не знал, но именно он вытащил меня, да и Виола сказала, что только он подключался к нашим разумам, рисковал собственной жизнью. Вполне возможно я обязан ему больше всех остальных.
- Вот ты и знаком почти со всей командой. И пускай ты вроде всех знаешь, позволь я тебе всех представлю по новой. И так, начнем с Оли! В нашей команде она выполняет почти те же функции, что и вожатая из твоего лагеря. Она по сути все организовала тут, распределяет наши силы и прочее. А также заведует финансами, да. Мы тут все вроде как гении в большинстве своем, но вот чтобы все организовать это мы не можем. Без нее если бы что и получилось, то далеко не так комфортно.
- Ты меня так расхваливаешь, я и засмущаться могу, - улыбнулась женщина. Хотя было понятно, что ей это было приятно. Она не была ученым, не принимала прямое участие в самом эксперименте, но тем не менее занималась важной работой. Ставлю все, что у меня есть на то, что именно она пробила мне абсолютно свободную палату без соседей.
- Заслуженно все Оля, заслуженно. Переходим к жемчужине нашей команде, Виоле. Она наша коварная соблазнительница, а также главный медик. Ее главная обязанность является держать вас здоровыми, насколько это возможно в коме. Она поддерживает ваши тела хоть в какой-то форме, ставит вам капельницы с лекарствами и питательной жидкостью.
Виола ничего не сказала, лишь на словах «коварная соблазнительница» посмотрела на Александра и улыбнулась так, как умеет только она. Если я успел понять все как следует, то Александр любит хороший юмор. Медсестра же тоже имеет кое-какое чувство юмора, пускай и на грани фола. Думается, на этой почве у них частенько происходят «дуэли».
- А теперь переходим к моему тезке и Сергею. Хотя мы все зовем их Шуриком и Электроником соответственно. Они, впрочем, не особенно и против. Шура отвечает за систему, в которой ты находился. Он создал виртуальный лагерь, создал нужные условия, поместил копии членов отряда туда, а потом запустил и вас. Более матерного компьютерщика ты не найдешь. Электроник отвечает за само железо. Как уже было сказано, именно он собрал прототип, который мы используем. А еще он починил тут проводку, потому и сидим мы с электричеством.
- Я всего лишь заменил проводку и подключился к общей системе, - уточнил парень. Все же он был небольшим скромником.
- «Всего лишь». Вот я бы не смог такое провернуть, так что не принижай свои заслуги. Ну, наконец-то и я. Я второй после Генды эксперт по мозгам и теме нашего проекта. А также именно я подключаюсь к системе, когда это надо. Может ты никогда не видел меня в лагере, однако последние полгода я подключался к сети разумов и наблюдал за вами, так что вас семерых знаю, как облупленных.
- Приятно со всеми вами наконец-то познакомиться в реальном мире, - сказал я.
Ответом мне стали улыбки, только Виола сохраняла легкую отчужденность. Я действительно жутко был рад их всех видеть. Именно им я обязан тем, что я вышел из комы. Если не этот проект, я бы лежал в больнице, а может и вовсе умер. Эти люди… Они все мои спасители.
- Спасибо вам всем. Вы меня спасли.
- Мы лишь занимались своей работой, - сказал Шурик. – Хотя должен признать, что твое пробуждение стало приятным бонусом. Теперь наш проект можно назвать практически успешным, да и ты сделал кое-какую работу, без которой пробуждения и не произошло бы.
- А где Генда? Ведь он руководитель группы?
- Ну, он… - Александр немного замялся. – Он где и всегда, рядом с Леной. Она и остальные девочки в столовой, а значит и он там.
Девочки. Стоило мне напомнить о них, как я загорелся идеей увидеть их. Если бы меня спросили, что именно руководило мной сейчас, я бы так и не ответил. Но они все были мне не чужими, возможно самыми близкими людьми на этой планете. В реальности и в иллюзии.
- А можно увидеть девочек?
Все притихли. Нет, их лица не стали мрачными, как у Александра и Виолы в момент вести о смерти моей матери, но и не радостными. То ли была какая-то проблема, то ли что-то еще мешало этому.
- Семён, - начала Ольга, - ты действительно хочешь увидеть их?
- Конечно! – Подтвердил я. Да если бы я мог нормально ходить, даже разрешения не спросил. Уж где столовая располагалась я знал!
Все переглянулись, Виола кивнула, и ребята начали помогать мне выйти наружу. До нужного места мы добрались в абсолютной тишине. Я же морально готовился ко всему. Даже тяжело было представить, что меня ждало в этом помещении. Как там однажды сказал Александр? «Я бы с радостью опустил этот момент, но…». Я должен был увидеть их, мне нужно было это. Не только услышать от кого-то «они действительно» реальны, а увидеть это собственными глазами. На этот раз в помещение меня затащили Шура и Электроник, Александр же затащил кресло, в которое меня посадили, когда мы все оказались внутри. Столовая сильно изменилась. Неизменным остался только кафель, а остальное… Все, что тут когда-то было, исчезло. Вместо столов и стульев теперь тут была какая-то машина, которую трудно описать словами. От машины шли провода к компьютерам, что располагались на паре столов рядом. А еще у машины было семь слегка футуристичных капсул. И в шести из них были они.
Виола принесла небольшое зеркальце утром второго дня, так что я смог увидеть собственное отражение. К счастью, я впал в кому всего на два года и в том возрасте, когда такой срок толком и не изменит человека. Но признать прежнего себя все равно было трудно. Я сильно оброс, у меня появилась аккуратная бородка, никак Виола поухаживала за мной. А еще я сильно исхудал. Не то чтобы я выглядел как голодающий, но несколько кило, при своем и так небольшом прежнем весе, я таки сбросил. Так же на теле я нашел множество шрамов и следов швов, та авария действительно сильно травмировала меня. А еще на правой ноге у меня теперь не было мизинца. Вообщем, я уже не был прежним Семёном не только в психологическом плане, но уже и в физическом. Кома сказалась на мне больше всего остального.
Но я провел в ней всего два. А девочки были в ней гораздо дольше. Все они были гораздо старше, чем в том лагере. Самые молодые, Ульяна и Юля, выглядели так, словно им уже почти двадцать. Маша, Алиса, Славя и Лена были еще старше. До моего возраста им еще прилично ждать, но все же. Прическа была у всех одна — распущенные длинные волосы. У всех те же цвета, что и там. Только у Маши волосы были не зеленого, а серебристого цвета, хотя вроде в корнях узнавался тот самый цвет. Все они были ничуть не в лучшем состоянии, чем я. Очень худые, но и не измождённые. Видимо Виола старалась сделать так, чтобы никто из нас не набрал вес и жир. Иначе это могло нам навредить, если бы мы все же когда-нибудь очнемся. А отъестся всегда можно успеть и потом. Я подкатился к капсуле в которой лежала Славя и повинуясь некому порыву, взял ее за руку. Я ощутил тепло ее тела. Она была жива. Они все были живы, пускай и были в глубоком сне… Пускай, и они не выглядели как в том лагере, но это были именно они. Вряд ли отсутствие у юли кошачьего хвоста и ушей как-то поменяет ее беззаботный и детский характер. А Ульяна, этот метеор, наполненный жизнью. Думается после пробуждения и реабилитации она будет такой же резвой, как и там.
Нужно лишь помочь им проснуться.
- Ну, хотя бы статья за развращение несовершенолетних тебе не светит, - произнес Александр. И пускай это была этакая шутка, сказал он ее печальным голосом. И без своей улыбки. Внезапно со спины я услышал чей-то голос.
- Рад наконец-то увидеть тебя в сознании, Семён.
Я развернулся на этот голос и увидел последнего члена команды. Кома сильно повлияла на нас семерых. Но повлияла она и на этого мужчину. Он действительно выглядел как та статуя, но сильно изменился. Темные круги под глазами, борода уже давно обросла и стала крайне некрасивой со стороны, одежду он не менял, наверное, минимум неделю. Этого стоило ожидать, но я все равно был удивлен.
- Вы Генда?
- Да, это прозвище стало мне уже почти именем. Я руководитель этого проекта, частью которого стал и ты. Семён, послушай… Спасибо тебе.
- Ч-что? З-за что спасибо? Это же и ваша заслуга, что я очнулся.
- Я говорю тебе спасибо за то, что ты очнулся. Ты не поверишь как много это значит для отца, чья дочь находиться в таком состоянии…
Я посмотрел на Лену. Она выросла, прибавила в росте. Тех хвостиков уже давно нет, да и цвет волос стал чуть темнее. Она стала первой, кого подключили к этой машине. Краеугольный камень всего этого. Кто знает, что было бы с нами остальными, не случилось то несчастье. Возможно мы все давно вышли бы из комы, если она не стала резать себе вены. А если бы в итоге умерла, Генда мог окончательно забросить проект, и мы были бы все равно что мертвы. То, что когда-то началось как обычный научный проект, превратилось в спасательную операцию.
- И я здесь, чтобы вытащить ее и остальных. Давайте начнем, я не хочу больше ждать.
- Воу-воу, притормози ковбой! – Остановил меня Александр. – Все далеко не так просто, как ты считаешь.
- И в чем тогда проблема?
- А проблема у нас и не одна. Для начала ты совсем не готов к этому. Единственный эксперт хождения по чужим разумам без вреда для кого-либо это я. Если ты просто так полезешь туда без определенных знаний, можешь лишь навредить девочкам А еще… Мы пока тебя даже не можем подключить к ним.
- Что? Почему так?
- Эти их циклы… Это такая глубина их разумов, как для подводников Бездна Челленджера. Их разум еще поставил блоки, так что сейчас Шурик из всех сил старается найти подход, чтобы безопасно подключиться к ним.
- Тогда, когда мы можем начать?!
- Дня через три мы можем начинать помогать Ульяне. Остальные же… Это может быть делом несколько месяцев.

***

Все же в реальном лагере вместо статуи Генды был старый добрый Ленин. Еще одно напоминание, что я таки в реальном мире. Солнце уже давно село, на небе показались звезды, но я все еще сидел в кресле рядом со статуей. Боже, я думал, что стоит только прибыть в эту лабораторию и я тут же начну помогать девочкам. Но все оказалось не столь хорошо, как я рассчитывал. Есть надежда, да что там, есть даже планы и все возможности, чтобы их вытащить, но нужно время. Сколько именно? А черт их знает, тут ничего нельзя сказать точно. Не этого я хотел, но выбора у нас нет. Хотя в конце концов, мое желание очнутся в своем мире вместе с девочками уже частично выполнено. Теперь мне нужно лишь помочь им очнуться. И я помогу им. Чего бы мне это не стоило.
Внезапно на колени мне что-то упало. Я взял предмет в руки и понял, что эта была банка «Коки».
- Ты эту гадость два года не пил, так что я угощаю, - сказал появившийся Александр. У него в руках была точно такая же, но уже открытая банка. – Виола, конечно будет не очень рада, что я тебя этим пою, но там же сахар и все такое? А твоему организму сейчас надо всего и в приличных количествах.
- Спасибо, - сказал я, но пока не стал открывать банку.
- Немного раскис, да? Все оказалось не совсем так легко, да.
- Я думал, что смогу едва ли не сразу начать помогать им и это не займет много времени. Но сколько бы это не заняло, я сделаю это.
- Хех, молодец братишка, - он похлопал меня по плечу. - Рад, что ты сохранил боевой дух. Мы все хотим помочь вам, у нас всех важная причина.
- Если все получиться, ваша группа прославиться на весь мир, и вы поможете многим людям…
- Сёма-Сёма… Если честно, тут всем уже давно плевать на конкретно этот момент. Будь сейчас в такой ситуации совершенно другие люди, мы бы и им помогли, мы же добрые люди, но это было бы не то. Мы хотим помочь именно ВАМ. Вся наша группа уже давно прикипела к вам. Хотя это еще слабо сказано. Видел бы ты каким взглядом на девочек смотрит Оля, особенно на Ульяну. А Виола? Да, отчасти она конечно ледяная королева, но ты не видел, как она за вами ухаживала. Вы ж ей почти как родные дети уже. Взрослые, но дети, родных она так и не смогла завести. Сашка с Серегой уже тоже изменились. Шура все еще редко вылезает из своей конуры, ночами не спит, пробивает блоки их сознаний, а вот Электроник, когда не занят делом, помогал ухаживать за вами. А про Генду я и вовсе молчу, ты сам знаешь, что у него за причина.
- А ты?
- А я… Точно не знаю. Хотя я несколько циклов прожил почти бок о бок с вами семерыми. Ох, многое я с вами повидал, ощутил. Немного понимаю, что ты чувствуешь по отношению к этим шестерым, а так как я по натуре тот еще добряк, просто не могу пройти мимо и не помочь тебе. Есть и еще одна причина, для меня она важнее всего Семён.
- Что за причина? Если ты не хочешь говорить…
- Спасибо, сейчас я не хочу говорить об этом. Но это не меняет того факта, что вся наша команда поможет тебе в этом деле. Ты не один братишка.
Его слова действительно принесли небольшой покой. Целые годы я жил без нормального человеческого общения, только писал сообщения на каких-то сайтах. А сейчас обычное общение с человеком, с которым мы знакомы от силы один день, для имеет большое значение. Только вот как бы мне разобраться в своих собственных чувствах… Люблю я по-настоящему или это лишь шутка разумов?
- Как-то ты совсем загрузился. Поведай, что тебя терзает.
- Я… Я просто не знаю. Моя привязка к девушкам… Где грань между тем, что было создано из необходимости, а где мои настоящие чувства?
- Ты из-за Слави паришься, да?
- К-как ты понял?
- Как думаешь, зачем последние полгода требовалось мое присутствие в вашей сети? Мы прогоняли ваши циклы в ускоренном режиме. Вам казалось, что идут семь дней, а в реальности прошло всего часа два-три. Надо было понять сможете ли вы работать в паре с нормально работающим мозгом. По итогам мы поняли, кто уже готов к выходу, им оказался ты. После этого мы уже не давали девочкам контроль над миром. Зато дали его тебе. И позволь я тебе поведаю кое-какую статистику. Чуть больше пяти процентов циклов ты не стал сближаться с девушками, а искал ответы. Остальное же… Ты подсознательно выбирал ее. Девяносто четыре с лишним процента Семён. И пускай это немного прагматично, но цифры не врут — это любовь. И скорее всего настоящая.
Мои сомнения полностью не исчезли после этих слов. Но стало гораздо легче. Если оно так и есть на самом деле, то может тут действительно не игра разумов, а настоящие чувства. Увидев Славю в той колбе... Если была бы возможность помочь ей сейчас, я уже подключился бы к этому аппарату, лишь бы вытащить ее. Но пока мне остается лишь уповать на удачу, что вскоре появится шанс это сделать.
Александр положил мне на плечо свою руку.
- Не переживай. Мы вытащим их всех. А там уже все станет куда более понятнее. Но сначала нужно подготовиться. Теперь начинается самое сложное.

Отредактировано Sora Kazuko (27-01-2016 11:51:13)

0

4

Глава 2, Жизнь в "Совёнке"
— Надо бы тебя куда-нибудь подселить Семён, - поднял достаточно актуальный вопрос Шурик. – Мы как-то толком и не подготовились к твоему приезду. Да и если честно ничего бы толком и не смогли сделать. Так что, если не хочешь спать в разваленном домике, придется тебя подселить к одному из нас.
После нашего личного разговора с Александром прошло чуть больше часа. Почти вся команда, Генда вновь не явился, собралась в музыкальном клубе. Просто я спросил у своего нового друга где же я буду ночевать, а тот на пару минут встрял, не зная, что делать. В итоге он с помощью мобильника собрал всех здесь, чтобы решить эту проблему.
- Неужели домики в таком плохом состоянии? – Поинтересовался я. Да, лагерь имел достаточно запущенный вид. Но музыкальный клуб, столовая и площадь выглядели очень даже неплохо. Впрочем, возможно, что все из-за того, что они подготовили эти места для себя, потому тут все в хорошем состоянии.
- Они конечно не разваляться от легкого дуновения, построены на славу, но все же за ними никто не ухаживал, - вклинился Электроник. – Вся проблема в дереве. Полы и крыши подгнили, а это проблема. Особенно для тебя, тебе еще долго пользоваться коляской. Вот слазишь ты с постели и садишься в кресло, а в этот момент под тобой пол «хрясь» и дальше идет падение.
Да, такая перспектива меня точно не радовала.
- Плюс, если селить тебя отдельно, то к твоему домику надо будет провести электричество, - продолжил парень. - Заменить проводку, розетки, поставить нормальное освещение. Нет, если мне поможет Сашка, то справимся и за день. Но сейчас почти нет ничего из того, что для этого потребуется. Придется ехать в город, все закупать, возвращаться…
Если в этом мире все же существуют высшие силы, то в данный момент они крайне злобно шутят надо мной. Ни в придуманном, ни настоящем «Совёнке» мне так и не предстоит жить отдельно, в личном домике. Остается дождаться, когда Ольга Дмитриевна… Тьфу, просто Ольга, скажет, что поселит меня рядом с собой.
- Что ж, тогда ничего не остается, - внезапно произнесла Оля, - заселяем тебя со мной. Я как раз подготовила второй ключ от двери.
Запомнить на будущее — думать осторожнее, кажется мои мысли имеют свойство материализоваться. Я так и замер молча пока рядом не послышался дикий хохот. Александр и Сергей держались друг за друга, чтобы не слететь от смеха со своих стульев.
- Оля, ты супер! Семён видел бы ты свое лицо! Боже, я живот себе надорву!
Ольга лишь усмехнулась горда своей шуткой. Даже Виола, которая постоянно ходит с серьезным лицом, не сдержала легкой улыбки. Ага, вот вам смешно, а мне чуть дурно не стало. Это дико выглядело, когда меня еще пацаном к себе подселяла вожатая лагеря, а уж сейчас и вовсе.
- Оля, на тебя крайне дурно влияет общение с этими двумя, - вступила в разговор медсестра. Но своей улыбки она даже не пыталась скрыть. – Шутки шутками, но подселяем мы тебя ко мне в медпункт. Я заранее подготовилась к этому, койка тебе уже ждет. Тебе все еще нужен медицинский уход. Заодно будешь под моим присмотром делать упражнения для возвращения подвижности твоим мышцам. Ну и конечно массаж. Тебе это понравиться… пионер.
Заливался краской я уже под смех не только двух шутников, но еще и Оли.

***

- Что ж, должна признать, что все не так уж плохо, - сказала Виола, делая пометки в бумагах. – Я думала с тобой придется много работать, но возможно ты начнешь ходить на собственных ногах уже через неделю другую. С помощью трости, разумеется.
- Это… Хорошие новости…
Боже, ненавижу физические упражнения. Сейчас я даже был бы не против оказаться за своим компьютером в сидящем положении. Всего полчаса физических упражнений, что и упражнениями трудно называть, а я вспотел так, что из одежды пот ручьями выжимать можно. Буду откровенен, я лично счел эти мои потуги крайне жалкими. Требовалось лишь покачать пресс, да растяжка. А я… Даже думать об этом обидно. Поэтому не знаю, что хорошего в моих результатах увидела Виола. Впрочем, из нас двоих лишь она врач, ей должно быть виднее.
- И что теперь?
- А ничего. Можешь быть абсолютно свободен. Для укрепления мышц рук рекомендую самостоятельно прокатиться в кресле по лагерю, желательно не один раз. В любом случае мне сейчас некогда, мне нужно занести все результаты на бумагу и в компьютер, чтобы потом применить их при пробуждении девушек. Так что свободен… пионер.
И таким образом я оказался на улице. Хорошо хоть Электроник постарался и прибил к ступеням медпункта сбоку две рельсы для моей коляски. Хотя шум работы разбудил меня, так что в итоге он обошелся без «спасибо». И теперь, выкатив на площадь, я ощутил стойкое чувство дежавю. А ведь случалось, что, будучи не занятым я шел сюда, садился на скамейку и кто-нибудь меня в итоге находил, а иногда отсюда начинался очередной виток моих приключений. Я помню, как встретил Лену, что сидела на лавочке и читала книжку в мой первый день здесь. Как мы украшали это место перед дискотекой, а потом танцевали тут. А еще Алиса с Ульяной решили подорвать Генду, к счастью неудачно. И спас ее от наказания Электроник, который все искал Шурика, но нашел лишь его ботинок. А потом было незабываемое приключение под землей. Я попытался приглядеться и увидеть здесь на площади ту решетку, которая ведет в подземелья под лагерем, но не обнаружил ее. И шахты, и тоннели оказались лишь кусочком иллюзии, созданной учеными. Это же реальный мир.
Я вырвался из циклов, одно из моих главных желаний исполнилось. Так почему же я этому не рад? Для этого было целых шесть причин. И все они нуждались в моей помощи. Горько осознавать, что во многом я на самом деле плохо знал девочек. Что те жизни, которые они проживали на самом деле иллюзии. И это продолжается много лет. Если они очнутся, то что увидят в своем отражении? Ульяну и Юлю лишили важной частички детства, но и остальные лишились много. От кого сможет получить поддержку Алиса, которая всегда была одна? Ни родных, ни близких, она одна в этом мире. Но несравненно хуже будет Слави. Она в один миг лишилась всей своей семьи. Даже я, человек отгородившийся от своей, тяжело переживаю из-за смерти матери. А она… Я просто боюсь представить, что с ней может произойти, когда она узнает об этом.
А самое важное, сможем ли мы вернуться в этот реальный мир и жить обычной жизнью? Если бы тот «Совёнок» существовал на самом деле, если бы он не был иллюзией, а каким-нибудь иным миром или же чем-то еще, смог бы я решиться вернуться домой? К тому же, что за место я могу назвать домом? Свою однокомнатную квартиру в Питере? В ней я прожил несколько лет. Хотя скорее не жил, а просто существовал. Даже моя кома и отсутствие вряд ли бы сильно изменило обстановку там. Живя в четырех стенах, я даже не следил за тем, что меня окружает. Обои и так давно начали отходить от стен, лампа покрылась пылью, и никто давно не включал ее. Что был бы я дома, что нет, результат один. Тогда может родительский дом? Место, в котором я провел свои юные годы должно вызывать какие-то теплые чувства во мне. Но их просто нет. Да и смогу ли я туда вернуться сейчас, когда мамы уже нет?
Сейчас я нахожусь в старом и заброшенном лагере в котором и не был ни разу в жизни. И он вызывает у меня куда больше эмоций чем предыдущие два места. Я полностью осознаю, что это не тот «Совёнок», что не было в тех повторяющихся раз за разом сменах. Но эта иллюзия, созданная извне и воспоминания о теплых днях с девочками, были мне очень важны. Я жизнью готов рискнуть ради того, чтобы спасти их. А после того как я увидел их лежащих в этих колбах… Я понял, что если придется, то готов сам уйти в вечную иллюзию, лишь бы они смогли вновь полноценно жить. Даже Александр постоянно рисковал собой, раз за разом подключаясь к нашим разумам. Он мог убить как нас, так и сам погибнуть. Но лез раз за разом в пасть ко льву. Мог же отказаться, предоставить риск любому другому человеку. Но он не сделал этого.
Остальные члены команды тоже делают все возможное ради нас. Сколько прошло времени, когда они начал и все это? Пять лет. А ведь после моего пробуждения у них нет серьезного повода так нагружаться. Результат есть, они вывели человека из комы, можно уже потихоньку пожинать лавры победителей. Нагнали бы журналистов в мою палату, начали писать научные статьи о проекте. Лишь у Генды крайне важная причина продолжать до последнего, остальные не обязаны этого делать. Они делают это осознанно, лишь ради нас.
- Ты слишком задумался, - произнесла Ольга. Я так сильно ушел в собственные мысли, что и не заметил, как она подошла ко мне.
- Ничего не смогу с собой поделать. После пробуждения у меня появилось много тем, которые нужно обмозговать.
- Не хочешь поделиться? – Оля села на лавочку, что была рядом. – Держать в себе вредно, особенно когда твой мозг только пришел в норму, и ты вышел из комы.
Думаю, раньше бы я ни за что не стал делиться такими мыслями с другим человеком. Но я уже совершенно другой человек, не такой как два года тому назад.
- Какой-то одной темы нет, просто… Думал, как мне и девочкам вернуться к нормальной жизни после всего этого, о месте которое я могу считать домом, а также о том, как сильно мы обязаны вам всем.
- А ты я гляжу времени не теряешь, - улыбнулась она. – Едва вернулся из небытия, а уже такие темы обдумываешь. Другие бы на твоем месте не стали торопить события.
- Не думаю, что я смогу вернуться к своему прошлому, этому плаванию по течению и абсолютному безразличию к самому себе и миру. Потому и задаюсь вопросом, что теперь? Но мне проще. За спиной ничего нет, лишь пустота, потому и делать первый шаг в новую жизнь будет проще. Но девушкам будет сложнее. Особенно Алисе и Славе, ведь родные не смогут поддержать их.
- Алиса все же сильная, он сможет выдержать этот удар. И не думаю, что мы все останемся в стороне. С такой поддержкой она преодолеет все трудности. А у Слави есть ты.
- Я так понимаю мои чувства к ней не такой уж секрет, да?
- Ну, мы же два года следили за тем, что происходит у вас в головах, - тепло улыбнулась Ольга. – А последние полгода дали ясно понять, кто из девочек значит для тебя очень многое. И ты можешь быть уверен, что ее чувства будут взаимны.
- Хотелось бы надеяться.
- Не надейся, а верь в это Семён. К тому же, даже если она не будет уверена, то уж после того как ты ее спасешь, она многое поймет. Хотя тут все девушки начнут испытывать тебе симпатию, так что держись!
Про этот момент я как-то не подумал. Не могу сказать, что я люблю всех девочек, но теплые чувства к ним все же испытываю. А вот они… Чувствую себя как герой какого-нибудь аниме, который попадает в схожую ситуацию — девушек много, все в тебя влюблены, а сердце лежит лишь к одной из них. После того, что я с ними со всеми сделал в лагере, пускай это и было лишь в наших разумах, лицо мое серьезно пострадает. Хотя, по сути дела, я невиноват. Но зная ту же Алису, можно смело рассчитывать, что она не будет долго разбираться. Ох, как же я попал в такую ситуацию?
- Кстати, а можно кое-что спросить? Сколько девочки уже в коме?
- Каждая по-разному. Лена пять лет, Маша и Славя примерно по три, Алиса лишь на пару месяцев больше тебя. Ульяна же почти семь лет.
- Семь лет? Но как же так?
- Трагедия случилась давно, некоторое время она лежала в больнице и в итоге стала первой после Лены, кто стал частью нашего проекта. Поэтому ее образ в сети гораздо моложе остальных.
Семь лет. Учитывая, что ей сейчас не больше двадцати, а то и на год-другой меньше, то весь подростковый период она так и пролежала в этой коме. Мимо неё не просто пролетел важный период жизни, важная составляющая взросления прошла, а она так и осталась ребенком. Вполне возможно, что именно ей будет тяжелее всего вернуться к нормальной жизни.
- А Юля? Она тоже долго пролежала в коме?
- Нет, она вообще не была в коме.
- Но… Как он тогда стала частью проекта? Он же должен помогать тем, кто лежит в коме из-за повреждения мозга.
- Нет, пациенты в коматозном состоянии лишь часть тех, кому должен помочь этот прибор. В идеале созданные циклы должны за некоторое время помочь любому, у кого есть не только травмы мозга, но и тем, у кого имеются психические отклонения вроде шизофрении и раздвоения личности. У нас лишь пятеро пациентов в обычной коме, включая тебя. Маша и Юля немного особенные случаи.
- Что за случаи?
- Маша тоже в коме из-за повреждения мозга, но эта травма так же… Я не очень хорошо понимаю эти сложные термины, но Александр назвал это расщеплением разума. Ее разум создал две личности, разделив свойственные Маше черты характера. Именно так получилось, что в сети в основном была лишь Мику, но, когда вы с ней сближались, появлялась Маша.
- Какое-то раздвоение личности.
- Так оно и есть, но Генда и Александр сошлись во мнениях, что все гораздо сложнее. И прежде чем разбудить Машу, придется помочь ей снова стать единым целым.
Что ж, теперь становилось понятно почему с Машей в лагере все происходило именно так. Стоило мне сблизиться с одной из девочек как наши отношения развивались без подобных выкрутасов. А тут в итоге происходила подмена лагеря, съемки кино и прочее. Мику и Маша были двумя половинками одного целого, значит настоящая она это нечто среднее между ними. Я, наверное, должен был сильно удивиться, но не получилось. За последнее время со мной произошло много такого, что такие вещи я воспринимаю более спокойно. Человек он существо такое, приспосабливается и привыкает ко всему.
- А Юля? Если она никогда не была в коме, значит у нее какое-то психическое отклонение, да?
- Да, причем с рождения. Она почти не развивалась в психологическом плане, даже в пятнадцать лет была словно маленькой девочкой. А что самое худшее, вскоре был замечен определенный регресс ее состояния. Она умирала, ее мозг бы просто отключился и перестал поддерживать жизнедеятельность внутренних органов. Конечно органы можно было бы подключит извне, но это лишь ненамного продлило ее мучения. В итоге мозг потухнет как свечка.
- Твою мать…
Я уже не смог сдержать эмоций. Только я думал, что меня ничем не удивишь, как я узнал это. Каждая последующая новость ухудшала мое представление о том, в каком плохом состоянии находились девушки. Сначала продолжительность комы Ульяны, потом расщепление разума Маши, а теперь и состояние Юли. Какого черта это происходит именно с ними? Они ничем не заслужили подобного. Особенно Юля, которая родилась с этим.
- Почему это произошло с ними? Это несправедливо.
- Я не знаю почему все так сложилось Семён. Стечение обстоятельств, злой рок, судьба… Просто это случилось и прошлое мы уже никак не изменим. Наша задача помочь им сейчас и впоследствии. Не только ты, но и все мы хотим, чтобы у девочек все было хорошо.
- Александр сказал, что у вас всех уже свои собственные причины помогать нам. Что вы все привязались к нам.
- Да, он любит поболтать. Тем не менее это так. Кроме него никто не подключался к вашей сети, но это не значит, что мы смогли бы спокойно отнестись к тому, что вы переживали в своих разумах. Я очень беспокоюсь о девочках и хочу помочь им начать жить заново. В том числе и Юле. Ее родители отказались от нее еще в раннем детстве, потому она жила в специализированном заведение. Но когда она очнется, ей будет куда пойти. Саша помог мне подготовить документы и теперь я ее опекун.
- То есть ты удочерила ее? – Я просто не мог сдержать удивления. Я понимал, что они все могут питать симпатии к нам, но… Это уже не просто желание помочь. Хотя, как раз Оля и способна на такое. Если бы она могла, без раздумий приютила у себя их всех. Я даже не подозревал, что все обстоит именно так.
- Да, удочерила. Семён, у меня есть дефект и поэтому я не могу иметь детей. Выяснилось это давно, мы тогда из-за этого разошлись с гражданским мужем. Мы так и не сыграли свадьбу, так что он просто ушел из моей жизни.
- Прости, что подвел все к этой теме.
- Ничего страшного, я уже давно примирилась с этим фактом. Но я хотя бы надеюсь, что смогу стать этой девочке хорошей мамой.
- Ты станешь прекрасно матерью Оля, можешь не сомневаться.
- Льстишь мне Семён?
- Нет, своей любимой вожатой я могу говорить лишь чистую правду.
Мы улыбнулись этой шутке. Не могу сказать, что после этого разговора мне полегчало. Скорее даже наоборот. Когда в последнем цикле Александр пришел ко мне и рассказал, что происходит на самом деле, я думал, что все просто, что я смогу быстро помочь девушкам и… А что дальше я даже не подумал. В итоге же, реальность оказалась куда более жестокой. Прав был Саша, который сказал, что самое сложное только впереди. Но даже вытащив девушек из этих ловушек, проблемы не закончатся. Ведь теперь нужно найти себе место в мире. Найти себе занятие по духу и строить эту жизнь. Никогда я этим за все годы не занимался, просто влачил жалкое существование. Теперь же все иначе, и чтобы все у меня получилось, мне нужна серьезная причина. К счастью, у меня она была.
В любом случае, слишком серьезно задумываться о будущем пока не стоит, Ольга права. На данный момент мне бы снова начать ходить на своих двоих, вернуть своему телу подвижность. Потом с помощью остальных понять, как я могу помочь девочкам, после чего приступить к задуманному. Может это и займет много времени, но спешить мне пока некуда. Заодно приведу мысли в порядок, может и планы на будущее какие-нибудь придумаю. Что-что, а времени у меня полно.
- Эй, ребята!
Обернувшись, я увидел, как со стороны клубов вышагивает Электроник. В правой руке он держал ящик с инструментами. Вот тут я как раз вспомнил, что благодаря этой светлой голове и не выспался сегодня. Он что, с утра таскается с этим чемоданчиком? Вроде полтора часа назад еще закончил с медпунктом.
- Самоделкины с самого утра в работе, а?
- Так если уж Оля просит, значит надо сделать, - парировал мою колкость Сергей, подойдя к нам. – Зато теперь у всех наших важных зданиях есть рельсы для колясок.
Упс. Электроник значит с утра старается для меня, а я его подколоть пытаюсь. Самому и в голову не пришло, что без чужой помощи фиг я зайду в какое-нибудь помещение.
- Слушай, спасибо, теперь хотя бы не надо просить кого-то помощи.
- Все равно ведь пришлось бы это когда-нибудь сделать. Если уж вскоре и Ульяна проснется, то вы тут вдвоем будете в инвалидках ездить. А у нас мало того, что рельс не было, так еще и всего одно твое кресло, поэтому Сашка уехал сегодня с утра в больницу за парочкой запасных.
- Ох, я совсем забыла о том, что должна была позвонить глав врачу, - воскликнула Оля. – Ему ж никакие кресла так не дадут. Ладно мальчики, я побежала.
С этими словами она упорхнула в сторону домиков. Нет, все же некоторые люди одинаковы везде — что в иллюзии, что в реальности.
- Ну как медосмотр у Виолы?
- Если не считать пары ее фирменных шуток, да еще моей паршивой формы, то отлично.
- Значит тебя тоже смущает как она может общаться? А вот Саньке все побоку, он наоборот словно воодушевляется и начинает ей подыгрывать. И мне говорил попробовать, но у меня не получается.
И вот этому факту я как-то не удивлен. В любом случае, есть у меня одна проблема, которую Электроник поможет мне решить.
- Слушай, а прием тут пищи прямо как в лагере, строго по режиму или как? Я со вчерашнего вечера толком и не ел.
- Тогда пошли к нам в клуб, мы с Шуриком поделимся своими запасами.
Так было принято решение двигаться в логово наших светлых умов. В памяти всплывали лишь редкие моменты, когда мы втроем садились втроем за один столик. Сейчас за неимением перспектив есть возможность наверстать упущенное. На лестнице Электронику все же пришлось помочь мне — рельсы хоть и были, только пока с такими ослабленными руками мне еще трудно приходилось. Надо бы еще вечером заняться разминкой рук, хотя бы чуть-чуть ускорить процесс восстановления.
Клуб сильно изменился внутри. Точнее он серьезно обновился, его проапгрейдили до современного состояния. Теперь по большей части тут были компьютеры, в распоряжении Шурика их было аж пять штук. И он постоянно катался на стуле от одного к другому. Тут еще на столах были различные детали всего и вся… Что ж, если бы лагерь не прикрыли, возможно так бы кружок и выглядел сейчас. Только компьютеры были бы не столь дорогими.
- Как же подобраться к тебе, - бубнил себе под нос Шурик, который даже не заметил наше прибытие.
- Шура, а ты видимо сделал ваши копии очень точными, - усмехнулся я.
- О, Семён, доброе утро! – Оторвался от экрана очкарик.
- Утро? Уже скоро час дня.
- Правда?
Шурик потерянным взглядом посмотрел на часы, что висели на стене. Работа поглотила его целиком и полностью. А эти черные синяки под глазами говорили о том, что он даже не ложился спать этой ночью.
- Саш, ты же сегодня даже не ложился?
- А, ну да. Думал до утра справлюсь с этим блоком и не заметил, как прошло столько времени. Ничего страшного, мне не в первой. Когда мы подключили тебя к системе и создали «Совёнок», я не спал дня три, отлаживал систему и записывал показания мозговой активности. Достаточно познавательный опыт работы.
- Шурик, ты…
- Семён, это заранее проигранная битва, - улыбнулся Сергей. – Для него работа это все, остановить его невозможно. Но я же за ним приглядываю, контролирую, чтобы он хотя бы раз в день ел, а когда доходит до того, что он засыпает на клавиатуре, то вон в углу матрас с одеялом. Все подготовлено.
Признаться, и я на клавиатуре засыпал не единожды. Потом конечно болела спина, да и на лице кусок клавиатуры отпечатывался, но в целом ничего страшного. Готов поспорить, что Виола кроме наблюдения за нами, еще изредка проверяет самочувствие Шурика. Не думаю, что с ним произойдет что-то страшное в таких условиях, а если и произойдет, то есть кому помочь.
- Хорошо, как скажешь. Ты кстати говорил, что накормишь меня, забыл?
- А, ну да. Сашка, куда ты дел плиту?
- В коробке у пятого компьютера, - ответил тот уже уткнувшись в экран и бешеным темпом набирая текст на клавиатуре. Даже спрашивать не буду, что именно он там делает — засыпает терминами так, что мой мозг перегрузиться и я снова впаду в кому.
Сергей согнулся над парой коробок и начал готовить. Я же решил побыть немного гостем в этом доме и просто наблюдал. Электроник достал портативную газовую плиту, кастрюлю и еще электрочайник. Налив в последние два воды, он поставил воду греться. А пока он достал три упаковки «Доширака». Вот это мне знакомо. Живя один я готовил нормальную пищу лишь раз в полгода, предпочитая питаться чем-то, что можно быстро приготовить. Различная лапша и пюре быстрого приготовления, бутерброды с колбасой, баловал бывало себя яичницей. А учитывая, как далеко отсюда ехать до ближайшего магазина, такой метод питания был достаточно логичен.
Но Электроник не стал нас травить лишь одной лапшой. Расчистив место на одном столе, он поставил туда не только три готовых упаковки «Доширака», но также выделил каждому по два бутерброда с колбасой и помидорами, одному сваренному яйцу и кружку чая. Знатный обед для трех холостяков.
- Неужели только так и питаетесь? – Поинтересовался я, размешивая лапшу.
- Да нет, это так… Когда времени нет или желания. Конечно в меню еще пельмени бывают, храним их в холодильнике у Виолы, яичница, жаренная картошка, но обычно по вечерам готовлю что-то более сытное и приличное. А по воскресеньям Оля готовит для всех нечто особенное, просто пальчики оближешь. А на праздники мы обычно накрываем стол, все дела. Все как у людей. Шурик, иди ешь или я из розеток шнуры повытаскиваю.
Очкарик посмотрел на своего друга крайне злобным взглядом, но все же оторвался от компьютера и направился к столу. И так у них видимо каждый день, что-то вроде ритуала. Я не стал это комментировать и приступил к еде. Даже такой набор холостяка был лучшей той дряни, что пришлось немного поесть в больнице. А моему неприхотливому организму много и не надо, ему и это царский обед. Электроник успевал не только есть, но еще и болтать. Шурик же ел молча, лишь иногда говоря что-то короткое, если друг спрашивал его о чем-то. Все же отличия от их копий в лагере есть. Саша ушел в себя, для него большое значение имеет работа и только она. Сергей же хоть и раньше был достаточно разговорчив, но в жизни он говорил еще больше. Гораздо увереннее, часто шутил. И ведь хорошо шутил, я невольно улыбнулся пару раз. Это делало их куда более живыми.
- Семён, как твое самочувствие? – Внезапно спросил Шурик. Это было достаточно неожиданно, так что первые секунд десять я лишь молчал с удивленным лицом, прежде чем понял, что надо что-то и ответить.
- Да в целом ничего такого, кроме естественных последствий комы. Но Виола сказала, что я достаточно быстро приду в норму.
- Это хорошо, мы боялись, что могут быть непредвиденные последствия твоего выхода. Понимаешь… Я же вытаскивал тебя, так что вся ответственность лежала бы на мне случись что-то плохое. У меня было мало данных, а лучше настроить программу пробуждения я настроить не мог. Просто вся спешка из-за исчезновения девочек из «Совёнка», потому пришлось действовать быстро. Я рад, что ты в порядке.
У меня даже слов нет. Вычеркните из протокола слова о том, что Шурик ушел в себя. Он сам себе на уме, но вот такие откровения и заботы о другом человеке это кое-что. Не ожидал от него.
- Все прошло хорошо Шурик, сам видишь, что я вполне себе в хорошем состоянии. В кровати не валяюсь и слюни не пускаю, так что ты хорошо справился.
- Зато теперь у меня есть все данные, так что девушкам при выходе ничего не грозит. Еще бы понять, как обходить эти блоки….
- А что вообще за блоки? Просто постоянно они всплывают при разговоре о разумах, а я толком и не понимаю.
- Тут все просто Семён, - Шурик поправил очки указательным пальцем. – Думаю ты должен был прочитать какие-нибудь книги или фильмы, где с героем произошло что-то ужасное в прошлом, а он словно забыл об этом и жил спокойно.
- Ну допустим.
- Это ментальный блок, разум отгораживает плохие воспоминания, прячет их очень далеко. И такие блоки почти невозможно сломать, только если не произойдет идентичный случай. Вот эти блоки мы ставили вам. Девочки в итоге ничего не помнили о своих реальных жизнях, а ты хоть и помнил, но на многие вещи реагировал спокойно.
- Получается вы умеете создавать ментальные блоки в сознании? А также разрушать, да? Это же серьезное открытие!
- Да, весь наш проект это череда различных открытий. Именно благодаря им у нас все есть.
- Мы пошли на сделку с кое-какими спецслужбами, - вклинился Электроник. – Устройство подключения к разуму, возможность увидеть его воспоминания, а при необходимости стереть настоящие и создать фальшивые это серьезно. Когда мы отослали часть результатов к нам пришли и сделали предложение. В ультимативной форме.
Ни фига себе. Что-то мне даже не по себе стало от перспектив использования этой штуки. Вспомнились фильмы про Борна, там же у агента с воспоминаниями тоже какая-то фигня была или я что-то путаю? В любом случае, теперь на страже родины есть крайне эффективная штука. Проверенная на семи коматозниках. Наверное, сейчас я должен, следуя убитому клише, спросить «а нормально, что ваше изобретение используют военные», но обойдемся без этого. В этом плане я не щепетилен.
- Получается, дав им результаты этой работы вы обеспечили себя дополнительным финансированием?
- Не только, - продолжил Шурик. – До определенной степени у нас есть возможности что-то получить. Например, нашлись старые бумаги об этом лагере и теперь он принадлежит Ольге, это закрытая территория. Так же у нас достаточно серьезная техника. Капсулы, в которых мы вас держим мы получили лишь год назад, до этого Сергею приходилось творить невозможное из того, что мы кое-как могли достать. Теперь же все проще. Ну и конечно кое-кто намекнул нашим первым спонсорам не прекращать свое финансирование. Все же мы выполняли свою первоначальную задачу. Твое пробуждение — это весомый показатель, мы достигли немалого результата.
- Аж жутко как-то. Нам потом память всем не стерут ради сохранения секретности?
- Да не, - отмахнулся Электроник. У него на лице была улыбка, так что я немного успокоился. – Нет, тебе придется потом подписать кучу бумажек, предупредят, чтобы не болтал и все. Да и нельзя в твой мозг лезть, сам понимаешь почему.
- Успокоил.
Мы еще немного поболтали о заговорах государства, потом Шурик вернулся к своей работе. Я подождал пока Электроник уберется и потом мы пошли гулять по лагерю. Ведь мне же Виола сказала делать это, так что отлынивать не стоило. Следующие пару часов мы продолжали болтать. Хотя говорил в основном Сергей. В итоге я многое узнал о нем. С Шурой они друзья со школьной парты, оба чертовски умные ребята. Закончили школу с отличием, поступили в один университет, но на разные направления. Закончили его тоже с прекрасными результатами, да парочкой научных работ за спиной, тем и привлекли внимание Генды, который как раз собирал команду. Работали сначала в столице, пять лет назад перебрались сюда. И тогда у Сергея начались проблемы с женой.
- Стоп, что?! Ты женат?
- Был, - смутился Электроник. – Уже как четыре года в разводе. Прожили вместе три года, но в итоге разошлись. Ей вначале нравилось, что получал я немало. Да и вроде между нами все было нормально. Но мой переезд сюда, расстояние… Все шло именно к этому.
- Сочувствую. Ты ее любил?
- Сейчас уже даже и не знаю. Нет, она мне нравилась, даже очень. Но вот посмотрев на тебя с девочками… Я как-то даже не уверен. Не было что-то эдакого. Мне было с ней хорошо, но я не так уж долго страдал после нашего разрыва.
- Честно не ожидал. Но ты молодец, что не отчаиваешься.
- Помогли друзья. Сашка, даже кое-как решил меня повеселить.
- Шурик или же…
- Сашка. Они с Шурой тезки, так что его мы зовем по имени, чтобы было проще.
- Буду знать. И что же он придумал?
- Сотворил Женю и подговорил Шуру изменить мою копию, чтобы там я был в нее влюблён.
- Должен признать, потуги другого Электроника были достаточно жалки.
- Да знаю я, но было смешно.
- Еще бы, это же я придумал.
Честно, я малость испугался. Даже и не заметил, как Александр оказался у нас за спинами. А тот видимо этого и добивался, заулыбался видя наши слегка испуганные лица.
- Простите, не мог удержаться от соблазна. Как терапия у Виолы, Семён?
- Сказала, что все не так плохо, как можно было ожидать. Порекомендовала прокатиться по лагерю, мышцы рук развивать, крутя колеса.
- Значит и пальцы тебе надо развивать, да? У меня как раз есть для этого все необходимое. В город я уже съездил, так что дел на сегодня у меня нет. Серёга ты как, тоже свободен?
- Да, Оля просила лишь сделать рельсы для домиков и еще пары зданий.
- Тогда предлагаю завалиться ко мне в жилище. Мужская компания, пиво, «пепси», большой телевизор и приставка — что еще нужно для счастья?
Так мы и оказались у него в домике. Жилище у парня было чем-то схоже с моей старой квартирой. Несколько пустых бутылок от пива и газировки в разных уголках комнаты, грязные тарелки лежали стопкой в стороне, на столике и кровати были оставлены различные вещи, включая одежду, и бумаги. Только вот если моя квартира была по сути свалкой, то тут скорее царил некий творческий беспорядок. Одежда хоть и не была в шкафу, но аккуратно сложена, бумаги не были помяты и запачканы, да и большинство были или в папках, или файликах. Ну, а грязная посуда и пустые бутылки были аккуратно составлены в небольшие кучки, чтобы не мешаться. Идеальная чистота была только рядом с широкоформатным телевизором. И к нему кстати была подключена не только приставка, но еще и системный блок с прочей компьютерной атрибутикой. А что неплохая экономия места, два в одном на месте, где должна быть вторая кровать.
Меня усадили на кровать и почти до самого вечера я провел время в их компании. Немного поиграли в приставку, Электроник выступал моим консультантом, который помогал разобраться в деталях и как управлять персонажами, потом беседовали, вновь поиграли. И мне было весело. Быть в компании, общаться наравне с другими, для меня это было немного в диковинку, но все же приятно. К тому же у меня появилась возможность узнать больше об Александре.
- Значит ты так в итоге и не получил никакого образования, кроме школьного?
- Ага, - кивнул тот. Он устроился в своем кресле и закинул ноги на столик. – Не то чтобы было мне лень или я считал, что и без того гений. Мне даже было интересно одно время учиться во втором университете, в который я пошел после как выгнали из первого и армии. Но только первые полгода. Потом я уже потерял интерес. Просто хотелось найти себе занятие по душе, которым я мог заниматься как хобби. Работать как обычный белый человек… Одна мысль об этом приводила меня в ужас.
- Как же ты тогда смог присоединиться к команде? Да еще в качестве второго номера после руководителя.
- К счастью я выкладывал свои научные изыскания в интернет, самообразование никто не отменял. И так меня нашел Генда. У нас с ним разгорелся жаркий спор в чате насчет одной теории и после двух часов перепалки я уложил его на лопатки своим интеллектом. А спустя два дня он явился ко мне домой. Вот с помощью него и его дружка, — он тыкнул в Электроника, — он отследил мой компьютер в сети. Заявился и предложил мне работу. Я не очень-то хотел доверять какому-то бородатому мужику, но тут он выложил аванс. Потом я втянулся, занимался чем-то интересным и еще оставалась куча свободного времени. И да, это возможность навсегда вырезать свое имя в истории. У меня на это серьезный бзик Сёма. Мечтаю, чтобы лет через двести во всех учебниках истории было мое имя!
- Скромностью ты не страдаешь, - усмехнулся я. – Но если вы сможете после всего этого построить уже не прототип, а вполне работающий аппарат, то это вполне возможно.
- А зачем его строить если он уже построен?
- Вы его уже закончили?
- Естественно, а как по-твоему я подключаюсь к вам? В столовой, где раньше была кухня, находиться наш доработанный прибор и капсула для погружения. Иначе при включении меня в вашу семерку, моим мозгам был бы нанесен крайне серьезный ущерб.
- Получается вы затягиваете проект, так? Ведь тогда бы вы могли уже давно показать его миру.
- Частично. Может бы и нашлись еще коматозники, которым бы мы исправили мозги с помощью доработанного аппарата, но у нас уже семеро вас. Мы взялись, мы закончим это. А пока у нас не очень утешительные результаты — из семерых один ты в порядке. Тоже весомый результат, но нам нужны все, да.
И в итоге это отговорка «нужны для показателя результативности» помогла им все эти годы заниматься только этим проектом, наплевав на все остальное. Хотя картина давно уже сложилась. У Генды дочь в коме, он будет работать над этим пока не достигнет результата. Александр, не считая своей какой-то особой причины, стремиться вписать свое имя в историю. Он один из ведущих ученых этого проекта и первый, кто путешествовал по чужим разумам с помощью этого прибора. Это уже поможет ему осуществить свою мечту. А еще он доволен этой работой, она подходит под его стиль жизни. Для Шурика и Электроника работа это святое, хотя все же разница в их подходах есть. Для Шуры все это один большой вызов, никто не занимается тем же, что и он. Сергей же видимо не определился чего именно хочет в жизни, так что пока занимается любимым делом — копается в железе. Оля же была просто администратором, но знакомство с девочками изменило ее и проснулся материнский инстинкт. Виола… Черная лошадка, я никогда не мог ее понять.
Наверное, мне должно быть стыдно, что я там думаю о всех них таким образом. Вижу какие-то корыстные и личные интересы в их помощи нам. Но я не стараюсь заменить в своем уме их благие идеи на это. Пару лет назад я бы это сделал, не спорю, для меня прошлого добрые побуждения были лишь пустым звуком, ведь человек крайне эгоистичное существо, чтобы не иметь личную заинтересованность во всем, что делает. А сейчас мне просто интересно какие мотивы привели их к этому моменту. У меня свой мотив — я не могу оставить девушек после того, что мы пережили вместе. И пускай для кого-то все наши мотивы кажутся эгоистичными и корыстными, лишь бы себе было хорошо, пускай. Ведь важно лишь то, что мы сами знаем истину.
- Ну да ладно, что-то мы отвлеклись, - произнес Александр. – Как насчет еще одной схватки «Суб-Зеро против Скорпиона», Сёма? Обидно будет проиграть мне в сухую, хотя бы проиграй с достоинством!
- О да, побеждать коматозника, который всего дня три назад вышел из комы, это действительно подвиг.
- Это все отговорки, настоящую волю к победе ничто не остановит!
В итоге я проиграл ему еще дважды.
Следующие четыре дня в заброшенном лагере стали для меня чем-то вроде терапии. Я привыкал к реальному миру на психологическом уровне, возвращал своим мышцам былую форму, общался с людьми и наслаждался свежим воздухом. Хорошо хоть погода в сентябре была еще относительно теплой, поэтому я много времени проводил на улице. Еще я побрился, да.
Каждое утро начиналось с двухчасовой тренировки под руководством Виолы. И хоть до хождения на своих собственных ногах было еще далеко, мои руки вернули было состояние до комы. Теперь я уверенно катался на кресле, крутя колеса. Потом шел обед. Ольга, на второй день узнав, чем меня кормили наши светлые головы, сказала, что теперь я буду питься у нее. И должен признаться, даром готовки бог ее не обделил. Недолюбливая различную лапшу быстрого приготовления и подобные ей продукты, она готовила более основательные блюда. Я успел за эти дни поесть борща, мясо под шубой, плов… Вот где-то на последнем я понял, что съедаю большую часть приготовленного. Оля воспользовалась предлогом и за эти дни немного откормила меня. Не могу сказать, что не благодарен ей, но в будущем буду куда более осторожен с этой женщиной, она слишком коварная.
А дальше мое расписание шло коту под хвост. Иногда я гулял, в компании или в одиночестве. Специально для последнего Электроник вручил мне свой запасной плеер, а Александр накачал музыки, которую я попросил. Теперь я любовался «Совёнком» и его окрестностями под любимую музыку. Однако вскоре я услышал знакомые мотивы в наушниках. Хитрец закачал не только то, что я просил, но еще записи песни Маши и Алисину игру на гитаре. Хотя я ему слова против не сказал, а он, видя меня с плеером, лишь улыбался в своей манере.
Но у меня были не только прогулки. Я проводил много времени со всеми. Заходил в клуб и слушал Шурика, который был хоть кому-то рассказать о своей работе. Я ни черта не понимал, но тот был рад выговориться, мы общались. Ольга, когда не пыталась впихнуть в меня еще немного еды, помогала мне восстанавливать пробел с книгами. Я хоть и не был заядлым читателем, но все же любил это дело и были у меня любимые авторы. В итоге она даже смогла заставить Александра поехать в город и привести мне некоторые книжки. Теперь по вечерам у меня было занятие перед сном.
Кстати, насчет Саши. Тот вместе с Электроником по возможности затаскивали меня к одному из них в домик, проводить время одной дружной холостяцкой компашкой, как они выразились. В программе вечеров был и просмотр кино, скачанного с торрента, естественно, игра в различные компьютерные игрушки, занятие может и детское, но им я обязан львиной долей текущей ловкости своих пальцев, а также рассказам. Говорили обычно они двое, а я слушал. Рассказать то мне было особо нечего, они все обо мне и так знали. Они же рассказывали о себе или же о прошлом проекта. Как собрались, что делали, как достигли всего этого. Ребята старались компенсировать различие в том, сколько мы о друг друге знаем и в целом у нас это получилось. Единожды, на третий день, нам даже удалось на такие посиделки вытащить Шурика. И тот окончательно разбил все мои представления о том, что он достаточно нелюдим. Когда работа не занимала его ум, то он вполне активно держался в компании. Мне даже стало стыдно, что я много лет прожил как настоящий сыч, когда они при всех своих особенностях оставались куда более социальными личностями, чем я когда-то.
Иногда я наведывался к девушкам. Мне просто хотелось увидеть их все, подержать руку Слави. Там я встречался с Гендой, но мы как-то и не общались. Это место для нас двоих было той небольшой ниточкой, что вела к дорогим для нас людям. Трехдневный срок, про который говорил Александр, вышел, но Шурик сказал, что хоть прогресс имеется, он все еще не смог достигнуть результата. Поэтому мы даже не могли начать помогать Ульяне. Это давило на меня, я чувствовал себя бесполезным. Но тогда Александр сделал то единственное, что могло мне помочь вернуть веру в собственные силы — учил тому, что мне нужно будет делать в сознании девушек.
- Вся фишка в том Семён, чтобы подстраиваться под то, что есть, - сказал он, жуя сухарики. Мы устроились у него в домике где он и говорил мне необходимое. – Ты в прошлом часто вел себя так, что крашил систему.
- Как именно я себя вел, что вело к нарушениям в системе?
- Да просто не хотел играть роль пионера, чрезвычайно напористо требовал со всех ответов где ты, какой сейчас год и все такое. Короче, отказывался играть ту роль, что тебе заготовлена системой.
- А как это должно мне пригодиться в моем случае? Ведь девушки не в системе, а где-то внутри своих разумах.
- И да и нет. Побочный результат прототипа, они сами смогли силой своих разумов создать свои циклы, небольшие системы только для них. Мы прошляпили этот момент, слишком расслабились пока думали, как вытащить тебя. И теперь мы в такой ситуации.
- Получается они в своих циклах… И мне придется отыгрывать свою роль, так? Но какую? Ведь в «Совёнке» вы мне создали эту роль.
- Подсознание девушек само отреагирует на твое появление. Вы были в одной сети очень долго, твое появление не вызовет отторжения. Подключись к ним я, все закончилось бы очень печально. А тебя их разум сам впишет в историю, додумает то, чего не хватает. Поэтому в первые минуты тебе нужно быть очень осторожным и ждать чего угодно. Наш лагерь ты мог крашить сколько угодно, но тут нет права даже на одну ошибку.
- Почему так?
- Мы не управляем этими циклами, не имеем контроля над ними. Это очень глубокое подсознание девушек. И крах этих циклов может серьезно навредить им. Как минимум все результаты, что мы достигли с давних пор, пойдут коту под хвост. В худшем, ты выжжешь им мозги.
- Но как мне действовать? Я не думаю, что даже после «Совёнка» смогу все сделать правильно.
- В этом плане тебе беспокоиться не о чем. Я буду синхронизирован с тобой.
- То есть как синхронизирован? Тоже будешь подключаться к циклам?
- Не напрямую. Как я сказал, мое появление в разумах девушек будет нести огромнейшую опасность для них и меня. Но я подключусь к тебе в специальном режиме. Я буду видеть то, что ты видишь, слышать, что слышишь ты и так далее. И еще смогу общаться с тобой и давать советы. Так что ты всегда сможешь надеяться на мою помощь.
- Хорошо, я подключусь к девушкам, узнаю какую роль я буду играть в тех циклах, но что дальше?
- Тут все сложнее. Придется для начала определить, чем вызван этот цикл. Возможно его основой стало воспоминание о прошлом. Плохое или хорошее. И в итоге девушка переживает его вновь и вновь. Но может все будет создано под сильными эмоциями, что они пережили в лагере, да и в целом все может быть навеяно «Совёнком». Нужно будет сыграть в психолога и понять, почему все именно так, а затем вмешаться.
- Типа узнать о проблеме и решить ее.
- Йеп. Тогда цикл закончиться без краха и вытащить их можно будет риска для их разумов. И еще, когда это произойдет, тебе следует передать воспоминания девушке. Сейчас Шурик работает над тем, как это можно сделать. Тогда, очнувшись, они будут целиком и полностью осознавать, что произошло и где они сейчас.
- Куда проще, чем в моем случае. Я еще долгое время вникал во все детали происходящего.
- Мы бы и в твоем случае что-нибудь этакое замутили, но это повышало риски твоего небезопасного выхода. Плюс сроки поджимали, так что обошлись без этого.
- Значит моя задача попасть в разум, адаптироваться под определенные условия, понять причину цикла, решить ее, передать девушке воспоминания, а затем вы нас вытащите. Только что будет, если я не успею и цикл перезапуститься?
- Ничего страшного, состояние цикла вернётся к началу, но ты не потеряешь память. Так что можешь быть аккуратным и не спешить, разбираясь во всех деталях. Согласись, удобно?
Теперь я хотя бы знал, что мне нужно будет делать. А уж то, что Александр будет общаться со мной и помогать, лишь вселяло в меня уверенность — опыта хождения по чужим разумам у меня ноль, но вот Саня давно эти занимается.
Так что утро пятого дня я встретил с уверенностью в будущем.

***

- Что-то совсем не клюёт, - пожаловался Электроник.
Сегодня «клуб холостяков», как нарекла нас Ольга, решил провести мероприятие на природе и заняться настоящим мужским делом — порыбачить. В озере по словам ребят уже давно завелась рыба и в большом количестве. Поэтому мы устроились на пирсе и начали ловить ее. Я в жизни не ходил на рыбалку, так что для меня все было в диковинку. От насаживания червя на крючок, до момента, когда ни у кого не клевало.
- Серый, а это твоя приманка действительно приманивает рыб или наоборот отпугивает их? – Поинтересовался Сашка.
- Я еще с отцом в детстве ходил на рыбалку, и мы использовали эту смесь, рыба шла косяками.
- Тут видимо с косяками слишком бедно, - произнес я, проверяя червя. Тот все еще был на крючке и его даже никто не обглодал ха целый час. Мой первый опыт знакомства с рыбалкой вряд ли можно назвать успешным. – Кстати, Электроник, спасибо, что вчера помог с душем. До сих пор стоять на ногах не могу, а хотя бы раз в два дня мыться нужно.
- Да ничего, мне не сложно. Хотя конечно жалко, что девочкам с душем помогать будем уже не мы, а…
Тут поплавок Александра слегка дернулся. Мы все замерли в ожидании. Тот вновь дернулся, потом еще раз. Первый клев за все утро! Парень настроился и начал выжидать момента, когда рыба заглотит крючок. Секунда, вторая…
- РЕБЯТА!
Крик Шурика стал громом средь бела дня. Мы с Электроником просто вздрогнули, а Саша от страха вытащил удочку из воды. Разумеется, без рыбы.
- Шура, мать твою, знаешь куда я тебе сейчас затолкаю эту удочку?
- Ребята! Я пробился через блоки, я справился! – Сообщил подбежавших к нам очкарик, который буквально светился от счастья.
- Что?
- Мы можем начать помогать Ульяне хоть прямо сейчас!

0

5

Глава 3, Бесконечное лето
В итоге был объявлен сбор всех в компьютерной обители Шурика. К моему удивлению пришел даже Генда. Хотя этого стоило ожидать, ведь происходящее это серьезный шаг на пути к спасению Лены. Так что абсолютно вся команда присутствовала тут и слушала гения, который активно рассказывал о картинке на экране компьютера. То, что он вывел на всеобщее обозрение описать было сложно, но если подключить воображение, логику, да еще пару сцен из научных фильмов, то это было вроде как изображение нейронов в мозгу и прочее. Неужели это разум Ульяны?
— Эти блоки нечто невообразимое! — Шурик был не просто воодушевлен, казалось он сейчас взлетит от счастья. — Я долгое время пытался работать с ними как с теми блоками, что ставим мы, но это было неверное решение. То, что создали девушки для защиты своих разумов имеет серьезное отличие от наших искусственных ментальных блоков. Потому мой подход и не имел особого результата до последнего времени.
— Но ты все же нашел способ обойти или снять эту защиту? — Поинтересовался Александр.
— Да! Для этого я воспользовался результатами, что мы получили с обследование разума Семёна. Я просто замаскировался под него, и защита сама пропустила меня.
— А можно для тех, кто в танке? — Попросил я. — Как это ты замаскировался под меня?
— Я создал твою копию используя данные за все два года. Такую же как наши копии в лагере, но это был уже ты.
— Получается все это время мы могли сразу подключить меня к девушкам и начать помогать им? Мы только зря тратили время.
— Не спеши Семён, тут все гораздо сложнее. Я многое узнал в последние два дня. В том числе причину почему девушки внезапно оторвались от сети и заперлись в личных циклах.
Александр до этого говорил, что это было отчасти из-за того, что прибор был далек от совершенства, а еще они слишком расслабились и проморгали это, не предприняли меры для предотвращения этого. Неужели и тут произошло что-то особенное?
— Семён, помнишь я рассказывал тебе о ментальных блоках что мы ставим?
— Да, ты сказал, что это почти те же блоки, что создает сознание дабы отгородиться от чего-то ужасного.
— Вот именно это и произошло — разумы девушек почти одновременно испугались и все это лишь защитная реакция.
— А вот теперь уже я не вникаю, — вмешался Сашка. — Что могло их испугать? Шли обычные циклы, мы дали небольшую свободу Семёну, девочки же вели себя как обычно, ментальные блоки работали на ура.
— Просто структура сети и блоки были рассчитаны на поврежденный мозг. Да, девушки были еще не совсем здоровы, до выхода нужно было еще несколько циклов, но их состояние серьезно изменилось с момента подключения к прибору. В итоге наша защита оказалась не эффективной, они почти все в один миг обрели большую самостоятельность и почувствовали чужое вмешательство. А именно нас, нашу сеть. Дальше пошел защитный механизм и вот вам ситуация, которую мы сейчас имеем.
— Тогда почему со мной такого не произошло?
— За тобой мы тщательно следили, твои блоки имели иное строение, ведь мы не лишали тебя памяти и не создавали фальшивую жизнь. И слава богу, иначе у нас сейчас было семеро пациентов, которым мы никак не можем помочь.
Я в этом не был специалистом, но вроде объяснено доступно и вполне логично. Все это было действительно из-за несовершенства системы и того, что остальные недосмотрели. Винить я никого не собирался, ведь они не могли знать, что все так получиться. Никто еще не делал подобного так что ошибки это вполне естественно. К счастью, ни одна из этих ошибок еще не привела к чему-то трагичному. Теперь так же найден выход из этой тяжелой ситуации.
— Значит мы можем подключиться сначала к Ульяне, а затем сразу после перерыва к следующей девочке? При помощи Александра я быстро управлюсь, возможно даже за день, максимум за два.
— Эм… Нет.
— Что? Но почему? Ты же сказал, что стоило тебе замаскироваться под меня и защита пропустила тебя. Значит и с остальными девушками все пройдет хорошо.
— Если бы. Я не мог пробиться через последний, самый сложный ментальный блок. Разрушь я его, разум Ульяны серьезно пострадал бы. Но вот до этого еще было множество других ментальных блоков, которые мне пришлось разрушить. С другими будет точно так же. Их разумы испугались и теперь защищаются. Даже подключив тебя к ним мы не добьемся никаких результатов пока не разрушим большую часть блоков. Нужно подобраться к их циклам вплотную, после чего уже можно войти в цикл.
— Понятно.
Черт, а я уже обрадовался. Только появилась надежда, что все девочки в скором времени проснуться и снова возникают новые преграды. Просто не стоило надеяться, что все в миг разрешится. Меня предупреждали, что это займет время и возможно очень много. Но сейчас мы хотя бы можем вытащить Ульянку. Была в этом некая справедливость — она дольше всех была в коме и теперь сможет первой из девочек вернуться в реальный мир.
— Но к Ульяне я могу подключиться уже сейчас?
— Да, с моей стороны все готово. Дайте сигнал, и мы начнем. Саша же тебя проинструктировал как следует себя вести и что делать?
— Да.
— Тогда не будем медлить, — наконец-то вставил свое слово Генда. — Виола готовь Семёна и Александра к подключению, Сергей пока убедиться, что техника не подведет, а Шура протестирует систему с их копиями.
— А вот и наш звездный час, — улыбнулся Саня.

***

— А это безопасно? — Спросил я, смотря на штуковину, которую как сказала Виола мне должны воткнуть в шею сзади. Я резко почувствовал себя Нео, которого собираются подключить к Матрице. Только вот у меня не было специального разъема на спине для подобной штуки!
— Не дрейф Семён, проверено не единожды, — Александр повернулся ко мне спиной и показал свою шею. Там уже была красных точек. — Виола спец, воткнет куда следует. Иначе просто не подключиться к твоему мозгу. К счастью, ты ничего даже не почувствуешь, ибо будешь спать благодаря снотворному. Поэтому давай уложим тебя в капсулу пока ты еще в сознании.
Мы уже были в столовой. Виола сказала, чтобы разделялся до пояса, но не сказала зачем. Спорить я с ней, впрочем, не стал и сделал как велено. Сашка помог мне перелезть в капсулу. А ведь тут я пролежал несколько месяцев. Теперь вот сам принял решение уснуть и подключиться к этой сети. Нервничал ли я? Да еще как. Не каждый день участвуешь в нечто подобном. Медсестра налепила на мое тело пару присосок с проводами, в основном на грудь. У девушек на руках и под одеждой были такие же, значит так они отслеживают наше состояние.
— Ладно Сёма, слушай команду, — начал говорить парень. — Сейчас почувствуешь сонливость, так поддайся ей, главное побыстрее уснуть. Как только ты заснешь крепким сном Виола воткнет тебе в шею этот приборчик и Шурик тебя подключит к системе. Сначала он впустит тебя в предбанник, цифровое ничто где ты подождешь меня. Проверим как работает связь и нет ли каких проблем. Заодно привыкнешь к тому, что я буду играть роль этакого второго пилота. А потом нас запустят в разум Ульянки. Дальше ты в курсе что делать. Вопросы есть?
— Нет, — зевая ответил я. Кажется снотворное начинало действовать. Александр ухмыльнувшись похлопал меня по плечу и отправился к своему „рабочему месту“. А я же постарался поудобнее устроиться и закрыл глаза.
Никогда раньше не принимал снотворное, так что я тщательно следил за своими ощущениями. Прямо из неоткуда появилась жуткая сонливость, так что я просто лежал с закрытыми глазами, ожидая, когда сон заберет меня. Шла минута, потом вторая. Я ждал какого-то перехода ощущений, нырка в пустоту забвения, но он не происходил. И так продолжалось пока я не услышал голос:
„Семён, может уже откроешь глаза?“
Я открыл их и… обалдел. Вокруг меня не было ничего, абсолютная белая пустота. Быстрый взгляд под ноги, но я даже не понял на чем стою! Получается я уже заснул и оказался в системе?
„Так точно братишка. Поздравляю! Ты впервые в системе в полностью своем уме и осознаешь, что происходит на самом деле.“
— Александр? Это ты у меня в голове говоришь?
„А кто же еще? Или ты же ожидал услышать бога? У меня для тебя плохие новости — бога слышат только психи. Кстати, совет на будущее — если хочешь, общайся со мной фразами вслух, так проще мне, но говори тише, а то будешь выглядеть как псих. Я могу и мысли твои читать, они мне вполне открыты, да только это достаточно сложно. Так что по возможности общайся фразами вслух.“
— Понял. Так это и есть тот самый „предбанник“?
„Йеп! Прежде чем впервые подключиться к вам я месяц тут просиживал штаны, ждал пока Шурик сделает все тесты… Из веселого было то, что он создавал тут всякие предметы и живых существ. Натуральная Матрица.“
— А он может что-то такое же делать в циклах девушек?
„Держи карман шире. Такое возможно только тут. Даже в „Совёнке“ для добавления или стирания чего-то приходилось пользоваться небольшим промежутком между новыми циклами.“
— Мечтать все же не вредно. Ладно, когда можем начать?
„Шурик заканчивает свои дела. Он может мне передавать сообщения, так что я еще выступаю в роли твоей связи с внешним миром. Чуть что, сообщу что у нас проблемы.“
Значит оставалось подождать еще немного. Я начал ходить туда-сюда, стараясь осмотреться. Хотя что тут осматривать? Действительно цифровое ничто. Надо будет потом предложить Шуре сделать этот „предбанник“ поуютнее. Ведь в дальнейшем люди будут пользоваться почти той же системой и помогать людям в коме и с психическими отклонениями. Поэтому следует все сделать все более комфортным. А то немного тяжело воспринимать эту белую пустоту.
„Так Сёма, вроде все готово, нам дают добро. Давай повторим, что тебе нужно делать.“
— Попасть в цикл, понять какая роль в нем отведена мне, ни при каких обстоятельствах не делать ничего такого, что могло бы разрушить цикл, узнать причину цикла, разрешить ее, передать девушке воспоминания. Кстати, а как я это сделаю? Ты говорил, что наш компьютерный гений еще работает над этим.
„Уже закончил. Ты должен будешь поцеловать девушку.“
— Что?! А как-то иначе провернуть это нельзя?
„Рад бы сказать, что это мы с Серёгой решили над тобой пошутить, но тут в другом причина. Сильная эмоциональная реакция. В конце концов все они сильно к тебе привязаны, почти на уровне любви. А в некоторых, не единичных случаях речь идет о настоящей любви! Шесть дам и все по твою душу. Мне сыграть похоронный марш?“
— Спасибо, обойдусь, — промямлил я. Я наверняка покраснел, даже сомневаться в этом не буду. Как будто мне нужно напоминать лишний раз о той ситуации, в которой я оказался. — Ладно, поехали тогда. Ульяна, наверное, уже заждалась.
„Отличный настрой братишка! Тогда дуй через дверь.“
— Дверь?
И в самом деле, в этой пустоте неожиданно появилась деревянная дверь. Действительно Матрица какая-то. Я подошел к двери и осмотрел ее. Вроде ничего необычного. Даже заглянул за нее, но все одно и тоже. Ну, мне же надо открыть ее пройти в цикл Ульяны, так? Эх, была не была! Я открыл дверь и по глазам резанул свет. Изнутри светил такой яркий свет, что смотреть на него дольше пары секунд было очень трудно. Надо идти. Я собрался с силами и сделал шаг в свет. Даже с закрытыми глазами глазам было очень неприятно, но потом внезапно этот яркий свет пропал. Я открыл глаза и замер.
Я не знал, что меня ждет. Да и никто не мог знать о внутренних демонах Ульяны кроме нее самой. Потому и отправлялся я с Саней на буксире в полную неизвестность. Но вот ЭТОГО я точно не ожидал. И мой спутник тоже.
„Сёма, ущипни себя. Я тоже почувствую это и пойму, что это не сон.“
— Не думаю, что реальность вокруг нас измениться если я себя ущипну. „Артек“ значит?
Да, я оказался перед воротами лагеря над которыми большими буквами было выведено название этого лагеря. Жемчужина советских пионерлагерей. Попасть сюда и провести тут хотя бы одну смену… Об этом мечтали, как о нечто великом. Ну, конкретно я не мечтал, я как-то не попал на ту золотую пору времени детства, а потом уже вроде, как и не то. Теперь видимо у меня был шанс исполнить мечту многих пионеров прошлого.
— И снова пионерлагерь! Хорошо хоть не „Совёнок“, а то было бы совсем дико. А так хотя бы побываю в „Артеке“.
„Брат, это не „Артек“. И даже не в том смысле, что мы сейчас в иллюзии. Я как-то проезжал мимо этого лагеря, мы с друзьями по Крыму путешествовали и даже сфоткались на его фоне. Так вот — это не „Артек“. Она располагается в ином месте, совершенно иначе… Да и не такие у него ворота!“
— Интересно, — произнес я.
Неизвестно сколько бы мы обсуждали с ним это дело, ведь спешка как раз была вредна для нас, но у ворот кто-то появился. Я тут же перестал болтать вслух, чтобы никто не подумал, что я псих. Сейчас надо умело сыграть в дурачка, позволить человеку по возможности выдать мне как можно больше информации об этом. Кто я тут, пионер или уже вожатый? Надо было выяснить. Но стоило мне только улыбнуться и поднять руку в качестве приветствия, как внутри меня все рухнуло.
— Ой, Семён! Ты все же приехал!
„Ох, твою-то мать…“
Это была Славя. Она выглядела в точности, как и в „Совёнке“, я бы узнал ее косы везде и всюду. Даже ее голос был тот же самый. Но как? Она же должна быть в своем цикле! Тем времен девушка подбежала ко мне и обняла. И тут я не смог сдержаться и тоже обнял ее. Неужели мы все же встретились?
— Славя… Как же ты здесь оказалась?
— Как и остальные, приехала на лето, — улыбнулась она, выходя из моих объятий. То есть приехала на лето? К счастью тут подал голос Александр:
„Семён, это не твоя Славя! Я сразу кинул клич Шуре, он проверил — это лишь часть цикла, что создал разум Ульяны. Наверняка этот образ полностью основан на том как видела наша рыжая ракета твою подругу. Она часть цикла, ты понял? Веди себя с ней соответственно!“
Вот оно значит как, она лишь копия. Наверное, я должен был этого ожидать, увидев здесь еще один лагерь. Если Славя тут, значит и другие девочки? Скорее всего так оно и есть. И все они лишь копии. Боже, дай мне сил пережить это. Пришлось приложить все свои силы, чтобы улыбнуться девушке.
— Давно не виделись Славя.
— Да, целый год. Я так рада что ты приехал! Наконец-то все в сборе.
— Все? То есть почти вся прошлая смена, да?
— Да, все уже давно приехали, только тебя не было. Ты снова опоздал Семён!
— Ну что поделать, видимо это уже стало нормой. Просто я перепутал поезда и уехал немного не туда. Потому и опоздал.
— Хорошо, что ты все же тут. Ну ладно, я побежала. Обязательно зайди к вожатой! Добро пожаловать в бесконечное лето!
— Конечно, — помахал я девушке, которая уже скрылась за воротами. Когда я вновь остался один, улыбка тут же слетела с моего лица.
Многое бы отдал, чтобы этот цикл был совершенно другим. Я сам скучал по тому лету в „Совёнке“, но сейчас вести себя крайне естественно в этой обстановке… Это было очень сложно. Я поговорил со Славей всего минуту-другую, но и это далось с трудом. А ведь тут был и остальные.
„Ты молодец братишка. Это было трудно, но ты справился.“
— Впервые я захотел по-настоящему вырваться из лета в суровую реальность, лишь бы оказаться от этого места как можно дальше.
„Сурово, но я тебя понимаю. Зато тебе будет все же легче подстроиться под эту фантазию, ты уже играл роль пионера. Только кое-что мне жутко не понравилось.“
— Что именно?
„А что она сказала перед тем как уйти?“
— Добро пожаловать в бесконечное лето… Бесконечное?
«Во-во. Нет, цикличность здешних событий на самом деле превращает все это в бесконечное лето, как у вас в „Совёнке“, но вот кукла этого понимать не должна!»
— И что будем делать?
„К вожатой пойдем, что еще. Шурик с нашей помощью теперь может как следует покопаться тут, авось что-то интересное скажет. Славя нам правда дорогу не сказала, придется плутать.“
— Зато как следует осмотримся, это нам пригодиться.
„Сечешь фишку. Надеюсь наткнемся на Ульяну. Пока полностью не освоимся особо с ней общаться не стоит, но вот держать ее в поле зрения, чтобы быть в курсе всего, надо. Ладно, пошли уже.“
Я прошел через ворота и направился прямо по дороге. Вокруг было много зелени, по дорожкам ходили пионеры. Их тут было гораздо больше чем в „Совёнке“. Хотя это же якобы „Артек“, это нормально. Через несколько минут я вышел на здешнюю площадь. И тут уже получил куда более весомое доказательство, что это действительно даже не копия реального „Артека“. Ведь здесь стояла статуя Генды!
— Ну, здесь его статуя раза в два больше чем в том лагере, да и в целом выглядит более цивильно.
„Генда оценил бы если у него было чувство юмора. Слушай, осмотри площадь, меня терзают смутные сомнения.“
Я осмотрелся вокруг. И тут я тоже понял, что тут что-то не так. В голову пришла одна мысль, и я решил ее подтвердить. Подойдя к одному месту на площади, я внезапно наткнулся на решетку в земле. Ту самую через которую я с девушками или в одиночку выбирался наружу.
„И вот на этом моменте я должен был проявить всё своё свое чувство юмора, но мне в голову не лезет ничего достойного, чтобы как следует охарактеризовать ситуацию.“
— Мы в „Совёнке“, который косит под „Артек“, — сказал я, отойдя от решетки и сев на лавочку в теньке, подальше от ходящих вокруг пионеров. — Тот же лагерь, только увеличен в размерах, пара новых деталей, но все же это он.
„Попрошу Шурика проверить всю область, что создана нашей дамой, но думаю ты прав. Как думаешь почему так?“
— Если этот цикл лишь смена в лагере, лето, снова знакомые лица… Смею предположить, что и Ульянка все та же маленькая сорвиголова. Может ли у нее в голове остаться то, что вы ей придумали для отыгрыша чужой роли в „Совёнке“?
„Хм… Ну Шура сказал, что наши блоки для них серьезно устарели, но для их памяти мы делали их куда более надежными. Ну знаешь, с большим таким запасом прочности. Ведь не дай бог вспомни они о чем-нибудь плохом, особенно о последних своих минутах, то была бы полная задница.“
— Значит она все та же. Ребёнок, которая мечтает вечно веселиться. И для нее текущая реальность это СССР начала восьмидесятых. А о чем мечтали дети в такое время?
„Попасть в „Артек“. Все же неплохо соображаешь Семён. Тогда принимая во внимание все это, можно делать определенные выводы. В „Артеке“ Ульяна никогда не была, иначе бы смогла хотя бы немного воссоздать его. Зато был „Совёнок“. И она просто наложила его на это место, увеличила в размерах, добавила немного в меру своей фантазии и вуаля! Интересно девки пляшут.“
— Получается смысла осматриваться нет, я вроде и так неплохо помню где что. Поищем Ульянку? Она или в домике, или на футбольном поле раз еще не время приема пищи. Или с Алисой где-то.
„Братан, что ты собираешься делать, найдя ее?“
— Ну…
„Баранки гну. Пошли к вожатой. Думаю, нас ожидает теплый прием. Там уже будем осмысливать как тут дела, да может Шура подкинет полезную информацию.“
Насчет теплого приема и я как-то не сомневался. Вдохнув, я поднялся с лавочки и пошел к домику Ольги Дмитриевны. И он был такой же, как и в том лагере! Не думал, что у Ульяны такая скудная фантазия, могла придумать нечто оригинальное и новое. Я уже было потянулся к двери, но меня одернул Саша.
„Постучи сначала. Вот совсем на своих ошибках не учишься.“
Поблагодарив мысленно своего друга, я постучал в дверь.
— Входите!
— Добрый день, Ольга Дмитриевна, — сказал я, заходя в домик.
— Ох, ну наконец-то ты приехал Семён, — улыбнулась вожатая. И она ничуточки не изменилась. Я действительно по новой попал в „Совёнок“. — Я уж думала ты так и не приедешь.
— Простите за опоздание, не думал, что вновь так получится.
— Опять придется поселить тебя с собой, домики уже все заняты.
И… Я не удивлен.
— Ладно, ты погуляй пока по лагерю, я пока подготовлю тебе форму. На обеде постараюсь тебя перехватить. Успел кого-нибудь встретить из старых лиц?
— Пока только Славю.
— Ну еще успеешь повидаться со всеми. Все, больше не смею задерживать тебя, ты наверняка хочешь повидать остальных.
— Ага, спасибо Ольга Дмитриевна.
Я действительно хотел повидать всех. Но в реальности. Выйдя из домика, я направился к музыкальному клубу. Нет, к Мику, она же Маша, заходить я не собирался, но там обычно не так много народа. Мне хотелось обдумать все в одиночестве. Когда вокруг уже не стало пионеров, я сел на одну из лавочек.
Все ведут себя крайне естественно, словно все это норма. Хотя Ольга Дмитриевна почему-то стала вожатой в „Артеке“, тут вроде как прошел год и большинство из нас уже совершеннолетние и ни в один из пионерлагерей мы бы не попали. Да и сам „Артек“ это точная копия „Совёнка“, но никто не замечает этого. Но к такому я как-то привык еще в той иллюзии. И поднимать эти вопросы в разговоре с пионерами не собирался. Если сильно интересоваться такими деталями, это может серьезно повлиять на цикл, что в свою очередь навредит Ульяне.
„Правильные мысли Сёма. Теперь ты понимаешь, как это работает.“
— Что делаем? Мы вроде как поняли, что тут происходит, да и я вроде вписался в этот театр. Надо переходить к следующему шагу, да?
„Ага. Понять почему именно лагерь. Хотя думаю и тут все понятно.“
Ну да, все более или менее ясно. Лагерь, детство, друзья. Лето, в котором хочется жить вечно. Кому захочется покидать его? Уж точно не маленькой девочке, которая хочет веселиться вечно. Когда Ульяна впала в кому ей было столько же, сколько и ее образу в лагере. Поэтому что так, что эдак, она остается ребенком. И видимо взрослеть ей не очень хочется. Вот отсюда и „бесконечное лето“.
— Шура понял, почему Славя сказала эти слова?
„Пока нет. Но зато подтвердил, что это „Совёнок“, только в три раза больше по масштабам. Мы в цикле меньше часа, надо дать ему немного больше времени для того, чтобы все разузнать об этом месте. Но да ладно. Мы поняли, что Ульянка в душе маленькая девочка, которая не хочет взрослеть. Проблема есть, но вот как нам ее решать?“
— Может как-то помочь ей осознать, что нельзя оставаться вечно ребенком? Помочь вырасти?
„Из меня воспитатель так себе. Да и если ты будешь играть роль этакой наседки… Она тебя будет как минимум игнорировать. А по-плохому мы можем слегка поломать цикл.“
— Что тогда?
„Не знаю. Но я попросил Шурика передать остальным нашу ситуацию, пускай подумают. Две головы хорошо, а семь это вообще чума!“
— Хм, значит пока особых действий не предпринимать. Эх, знать бы, когда тут цикл заканчивается, а то поменяется все в самый неожиданный момент.
„Просто внезапно оборваться не должен. Наверняка есть какой-нибудь логичный конец. Так что особо ничего неожиданного ничего не должно быть. И да, кстати, сзади.“
Я так и не понял, о чем он, когда мне прилетел подзатыльник. Слабенький такой, можно сказать дружеский. Что-то это мне жутко напоминает.
— Ау! Алиса, нам пора прекращать отмечать наши встречи в лагере тумаками.
— Зато не будешь заставлять себя искать, — усмехнулась девушка. Да, она тоже ни внешне, ни еще как-либо не изменилось.
— А ты меня зачем-то искала?
— Естественно! Ты же последним приехал из нашей прошлой смены, Славя только-только мне рассказал.
„Славя? Не припомню, чтобы эти две дамы в твоих циклах особо общались.“
— А ты уже успела подружиться со Славей? В прошлом году вы вроде не особо ладили…
— А что поделать, мы все же уже две недели тут и еще намного больше предстоит, вот и получилось, что стали дружить.
Уже две недели? Так ведь конец смены на носу, а она говорит, что еще больше предстоит. Это, не забывая о том, что Алиса и Славя, точные копии из „Совёнка“ подружились. Да в жизнь бы такого не произошло.
„Я тебе больше брат скажу, та неделя, что мы вам оформили в лагере, это был предел наших возможностей. Больше уже ничего не могли сделать. Думаю, эти две недели с лишним стоит воспринимать как условия по умолчанию. Считали же девочки, что они уже какое-то время пожили в „Совёнке“ до твоего приезда. А насчет их поведения так вообще не парься. Так захотела Ульяна и они подружились. Они же не настоящие брат, все сплошная иллюзия. Ты с остальными перекинулся всего парой фраз, потому и не заметил, что они будут серьезно не похожи на самих себя. Улыбайся и продолжай разговор.“
— Ну ладно, ты меня нашла. Что дальше?
— Как что? Отмечаем собрание старых знакомых!
Вот насчет отмечать у меня возникали серьезные сомнения. Припомнилась мне и ночка в домике у Алисы с бутылкой водки. Пить я все же не умел, но хотя бы в самый ответственный момент был более или менее на высоте. Вроде бы.
„Не сомневайся, для того кто выжрал половину бутылки водки ты был неподражаем. Опыта маловато, но все же.“
Не нужно мне комментариев по этому поводу!
— Ладно, а что у нас входит в программу празднования такого события?
— Для начала найдем Ульянку, — сказала Алиса. — Это она придумала, ждала, когда ты наконец приедешь.
„На ловца и зверь бежит. Соглашайся, найдем девочку, да и будем отыгрывать свою роль полноценно.“
— Тогда пошли ее искать.
Пока мы шли Алиса говорила. О том, как провела этот год, что у нее нового. Засыпала вопросами и меня, так что пришлось на ходу выдумать различные нелепости. К счастью у меня был помощник, который подсказывал что, лучше сказать. Но вот что я понял, разговаривая с ней, так это то, что это действительно не она. Более дружелюбна, открыта. А ее рассказ постоянно путался, несоответствия едва ли не выкалывали глаза. К счастью, когда отвечал я и происходило тоже самое, она тоже не обращала на это внимание. Никому в этом мире особо и не было интереса до мира вне стен этого лагеря. Абсолютное чувство дежавю.
Вскоре мы вышли к спортивной площадке. Пионеры тут играли кто во что. Кто-то гонял по футбольному полю мяч, кто играл в волейбол, кто еще во что-то. Пускай сам лагерь оригинальностью не блистал, но Ульяне удалось как-то оживить жизнь в нем. Обычно в „Совёнке“ кроме первого дня на спортплощадке и не было никого. За редкими исключениями, вроде нас с Леной. Хотя может и сейчас все это сделано для меня? Чтобы картинка ярче была? Кто знает.
— Смотрит, вот и она, — указала Алиса в сторону.
— Эй, Семён! — Послышалось с футбольного поля, я обернулся на этот голос.
„Да чтоб я импотентом стал.“
Мы уже сделали выводы, что Ульяна скорее всего тоже не изменилась, что она осталась прежней. Согласитесь, каждый бы так решил, увидев все это. И мы уже начали делать какие-то определенные выводы из собственных суждений. Но мы слишком сильно поспешили. Теперь можно было с уверенностью выбрасывать многие наши идеи и домыслы в корзину, ведь Ульянка и не боялась взрослеть. Иначе почему сейчас ко мне бежит взрослая семнадцатилетняя девушка?
— Наконец-то ты приехал! — Она сразу бросилась обнимать меня. И уже вот второй раз я не смог совладать со своими чувствами и обнял ее в ответ. Ведь в отличие от остальных, Ульяна была действительно настоящей. И я был рад увидеть ее.
— Ты сильно изменилась, — сказал я, осматривая ее. Нет, она стала такой же как и в реальном мире. Скорее словно кто-то использовал ее образ, добавил несколько лет, а затем довел его до совершенства. Именно такой Ульяна и хотела видеть себя, когда вырастит.
— Что, уже влюбился? — Хитро улыбнулась она. — Не для тебя моя роза цвела!
— Ты разбиваешь мне сердце. Алиса сказала, что ты хочешь устроить что-то по поводу сбора всех старых лиц.
— Да, сегодня на пляже у нас будет вечеринка! — Лицо девушки прямо светилось счастьем. — Я обо всем договорюсь и соберу остальных девочек, а с тебя Шурик и Электроник.
Ага, вытащить двух сычей, поглощенных работой на какую-то вечеринку. Плевое дело! Хотя это разум Ульяны, эти двое должны быстро согласиться. Ведь здесь все будет как хочет она, ее идеальный мир.
— Свалила на меня самое тяжелое, да? Ладно, постараюсь что-нибудь придумать, но за результат не ручаюсь.
— Ручаешься, причем головой! Давай, иди уговаривай их! — Ульяна начала толкать меня в спину, выгоняя с поля.
— Эй, я хотел посмотреть, как ты играешь! — Возмутился я. Нет, на самом деле не особенно и хотел. Нужно было обговорить с Александром новый факт. Но для виду можно было и спорить.
— Так и знала, что влюбился! Ничего, вечером полюбуешься, а пока иди к ребятам.
Побурчав немного для виду, я направился в сторону клубов. Но как только поле и остальные скрылись за углом, я свернул в сторону. В итоге мне удалось найти тихое местечко. Я улегся прямо на траву, смотря на небо.
— Саш, ты здесь?
„А где мне еще быть? Перевариваю новую информацию. Мы слишком рано объявили себя гениями женской психологии.“
— Да, видимо Ульяна не так уж боится повзрослеть. Даже наоборот, вроде как желает этого. Чую и пококетничать она сейчас не против.
„Мне даже жалко ее будить, она будет не в восторге от своего внешнего вида. Нет, пара месяцев терапии у Виолы, да кормежка за авторством Оли, и она станет вполне себе ничего, но… Жалко девчонку.“
— Мне тоже, но у нас теперь другая проблема. Наши предположения о причине цикла ошибочны.
„Ну… насчет взросления это мы да, пролетели с треском. Может все-таки все дело в том, что она просто не хочет покидать лето? Друзья, красивая природа и все такое.“
— Может быть. Но вот теперь надо получить подтверждение этому. Принимать решения наобум нельзя.
„В этом ты прав… Черт, значит нам потребуется время. И очень много. Ох, как же это все нехорошо.“
— А что такого? Тут смена уже идет около двух недель, скоро закончиться. Меня можно и вытащить пока в этот момент, обмозгуем все с остальными.
„Не выйдет. Сёма, пока ты говорил с девчонками, Шура мне передал много информации об этом цикле. Но главная новость по сути одна — у этого цикла нет конца.“
— Что? Это разве вообще возможно?
„Эх, человеческий разум штука сложная. Ульяна долго была в коме, а тут благодаря нам ее мозговая активность восстановилась, пришла в норму. Мозг начал работать. Но из-за того, что она все еще в коме, разуму надо было куда-то выплеснуть… Не сказал бы энергию, но ему надо было что-то делать. Семидневный цикл „Совёнка“ был обусловлен тем, что каждый из вас был в плохом состоянии. Без стирания воспоминаний и перезагрузки, мозги бы лопнули. А тут вполне здоровый мозг, он может позволить себе многое. Короче, у этого лета может и есть начало, но конца нет. И да, этому циклу уже около тринадцати дней. Он был создан в тот же отрезок времени когда мы потеряли Ульяну. С тех пор он и продолжается. Шурик передает, что Генда залез в бумаги, пытается понять, что теперь и как, Виола серьезно беспокоиться о твоем состоянии, а Электроник и Оля мечутся туда-сюда, помочь они пока никак не могут.“
— Значит вытащить меня нельзя? Я уже прописался здесь, разум Ульяны принял меня, вписал в эту историю. И мое исчезновение это проблема, нарушение работы цикла. Ну ничего страшного. Два года лежал в коме, проведу недельку еще в ней.
„Нельзя! Виола сказала, что не больше трех дней, иначе могут быть серьезные последствия. Если ты не успеешь помочь Ульяне за этот срок, то ты вернешься к тому, что было. И из этого цикла мы тебя уже не вернем.“
— Это значит… Я стану заложником бесконечного лета, а?

0

6

Глава 4, Падение и взлет
Я сидел на ступеньках клуба электроники и пытался переварить текущую ситуацию. До этого у меня и остальных было много возможностей, никто не собирался спешить с этим делом, ведь спешка могла лишь навредить. Зайти в цикл, узнать, что можно, потом возможно отключиться для того, чтобы подумать, как и почему все это происходит. То есть в принципе помощь Ульяне могла растянуться хоть на неделю и более! И пускай не хотелось, чтобы она лежала в коме больше необходимого, но рисковать было нельзя, действовать надо лишь наверняка и со стопроцентной уверенностью. Но теперь все изменилось.
Три дня на помощь ей, не более. Задержусь тут больше этого срока, и я снова могу впасть в кому. Выйду из цикла так и не сумев помощь девушке, весь процесс ее восстановления коту под хвост. И самое фиговое, что никаких вторых попыток. Цикл не имеет конца, он не повторяется. А ведь так проще было бы узнать все события цикла, пару раз пройти его от начала до конца, а затем уже идти по накатанной, готовым абсолютно ко всему. Но и эта возможность пропала. Если и действовать, то только импровизируя на ходу. А это таки риск для Ульяны и меня.
Но все это меркнет перед простым фактом — мы еще до конца не знаем почему создан именно такой цикл, почему девушка хочет остаться в пионерлагере, причем навсегда. Уже ошиблись со своей первой догадкой, потому и придется действовать осторожно, убеждаться в том, что все так оно и есть. Но на это почти нет времени. А попытка всего одна. Да, все очень плохо.
„Знаешь Семён, если ты начнешь раскисать, то мы точно не преуспеем.“
— Они там уже поговорили? Нас попросили ничего не делать пока они переговорят о ситуации.
„Да закончили. Но в этом плане твои слова смотрятся очень органично — все очень плохо.“
— Насколько?
„Разлад и шатание в команде. Учитывая новую информацию Генда как руководитель принял решение, что если мы не уложимся в срок, то под конец нас вытащат с той стороны, даже если мы будем против.“
— Но это же навредит Ульяне, так?
„С вероятностью в семьдесят пять процентов, да. Но он решил, что уж пускай процесс лечения Ульяны сойдет на нет, чем мы потеряем тебя. Сам понимаешь, ты наш билет к остальным девочкам.“
— А она? Что с ней будет если меня отключат?
„Снова кома, причем глубокая. Короче, придется с нуля начинать помогать ей вставать на ноги. Образно говоря.“
— Нет, так нельзя…
„Сёма, ты думаешь я не понимаю этого? Да вот только пускай мне это и противно, но я согласен с Гендой. У нас еще пять девчонок в коме, и ты единственный, кто может им помочь. Или вы все так и останетесь овощами до конца жизни или лишь Ульяна на пару лет дольше пролежит в иллюзии. Ты и сам понимаешь, что варианта у нас нет.“
Понимать я понимал. Даже очень хорошо. Ведь я хотел вытащить и остальных девочек, но если застряну в коме, то никто им уже не поможет. Но понимать одно, а принять подобное решение это совершенно другое. Но даже воспротивиться не получиться. Меня просто вытащат при угрозе остаться тут навсегда и даже слушать не станут. Так что в итоге у меня лишь один выход — за эти три дня помочь Ульяне и вытащить ее из комы. Ничего другого просто не остается.
— Ты сказал, что в команде какое-то шатание…
„Ольга сразу воспротивилась такого решения, ты и так думаю это понял. Электроник тоже против, говорит, что готов что-нибудь сделать с аппаратом, чтобы выиграть время или что-то еще, но нельзя. Вмешаться в работу устройства, когда к нему подключено семеро людей это слишком большой риск. Виола колеблется. Мозгом она понимает, что Генда прав, но вот сердцем… Шурик поддержал лидера, прагматик чертов. Такие дела братан.“
— Ты со мной?
„Братишка, ты мне сейчас предлагаешь рискнуть головой девушки действуя почти наобум, без вторых шансов и так далее. Конечно я с тобой! Вытащим эту чертовку.“
— Тогда думаю надо помочь в организации этой вечеринки на пляже. Надо придерживаться роли, но хотя бы вечером смогу поговорить с Ульяной. Если у нас нет времени, то следует попытаться узнать у нее, что может ее беспокоить. Возможно ее слова смогут натолкнуть нас на хорошую идею.
„Тогда надо электронщиков на пляж загнать. Сейчас значит ногой выбиваешь дверь, забегаешь внутрь и пока они оба в шоке приставляешь к горлу одного из них отвертку, после чего заставишь их пойти на пляж.“
— Я не думаю, что нам вообще придется особо стараться, ведь это все создано Ульяной, так что эти двое быстро согласятся.
„Блин, до чего же ты скучный! Ладно, веди нас на подвиги вождь!“
Встав с ступенек, я подошел к двери и открыл ее. В нос практически сразу ударил знакомый запах. Да и внутри все было тоже самое, что и в „Совёнке“. Хотя нет. Приглядевшись я увидел, что на столах не так много инструментов, да и те очень похожи. Одни и те же отвертки, словно из одного набора, молотки, плоскогубцы. Различных деталей и того меньше. Ульяна не смогла воссоздать весь тот творческий беспорядок в клубе, но тут вряд ли бы кто-то смог сделать это. Так, а где наши гении? И словно по мановению волшебной палочки из кладовки появился Шурик.
— О, Семён! Рад видеть, я думал ты уже не приедешь.
— Да нет, я просто задержался в дороге, — я пожал протянутую им руку. — А Электроник где? Неужели в библиотеке?
— Нет, он пошел на склад, нам не хватает деталей. Кстати, ты сюда пришел поздороваться или по делу? Может хочешь вступить в наш кружок?
— Мне еще даже форму с бегунком не выдали, так что со вступлением придется обождать хотя бы до завтра. Я по делу. Мы вроде как одной большой компанией из старых лиц собираемся сегодня вечером на пляже, будет что-то типа вечеринки. Мне была дана установка получить с вас слово пионера, что вы обязательно там будете.
— У нас много работы, так что не думаю, что у нас получится, — сказал Шура. Ну, не стоило даже ожидать, что он так сразу согласиться. Воспользуемся хитростью.
— Ольга Дмитриевна уже дала добро и сказала, что сама там будет. Так что если вас там не будет, то она сама вас вытащит туда, сам понимаешь.
На лице очкарика тут же появилось выражение неудовольствия, словно его пытаются заставить заняться чем-то поистине ужасным. Но уже не отвертеться. Думается этот цикл сам подстроиться под мои действия, так что копия Шурика не будет даже проверять достоверность моих слов, а просто согласиться.
— Ладно, так и быть мы там будем, — согласился парень. — Раз уж Ольга Дмитриевна сказала, то мы придем.
Как я и думал это оказалось не так уж сложно. Чуть-чуть приврать и вуаля. Конечно все же будет лучше проследить, чтобы они оба таки пошли на пляж вечером и не опаздывали, но это уже мелочи. Главное достигнута главная задача на сей момент. Хотя что теперь делать до вечера? Звук горна помог мне составить планы на следующие несколько минут.
— Пошли до столовой?
— Я подожду Электроника, ты иди сам.
— Хорошо, встретимся вечером!
Когда я вышел наружу и уже пошел в сторону столовой, подал голос Александр:
„Братан, а тебе зачем в столовую? Ты ведь не голоден.“
И тут я действительно понял, что чувства голода нет. Странно, учитывая, что я сегодня ничего не ел, а уже время обеда. Это может и нервное, но как-то на подобное я в прошлом не жаловался.
„Успокойся, это Шура постарался. Так тебе Виола время от времени будет капельницу с питательной жидкостью ставить, а тут ты не будешь чувствовать голод никогда. Боль кстати тоже. Чисто на всякий случай, мы же не знаем, что за циклы могут быть у девушек. Потому и решили немного подстраховаться.“
— Но вожатая должна была перехватить меня на обеде…
„Точно! Нам хотя бы ключик от домика, не думаю, что справимся за один день. Но вот за два должны, иначе Генда всерьез задумается о том, чтобы нас вытащить.“
— Можешь не напоминать.
Я не спеша двигался к столовой, пропуская вперед целые толпы пионеров. Места мне такими темпами может и не найтись, но и ладно. Есть я не хочу, разве что вид придется сделать если наткнусь на знакомые лица. Была бы возможность — вообще бы туда не пошел. Но мне нужно отыгрывать свою роль, а если я не буду вообще питаться, то это будет выглядеть странно. А еще вожатая, которая должна меня там перехватить. Так что надо идти в любом случае. И наверняка пересекусь с девочками. Хотя стоит ли их так воспринимать? В конце концов они были лишь копиями. Хотя так похожи… Поражаюсь как я вообще смог относительно хорошо отреагировал на них.
— Саш, насчет того, что вы там отключили мне чувство голода и я еще боли не чувствую. Вы мне случайно ничего больше не подкрутили в голове?
«Заметил-таки. Ну ладно, Шура еще обеспечил тебе серьезную стрессоустойчивость. Теперь если неожиданно на этот лагерь будет лететь астероид, ты будешь думать, что делать, а не бегать с криками „А, мы все умрем!“. Согласись, очень удобно.»
— Удобно, но в следующий раз все же предупреждайте, что делаете что-то с моим мозгом. Кстати, если уж Виола знала, что мне нельзя больше трех дней в таком состоянии находиться, зачем же меня посылать сюда?
„Да потому что в наших расчётах циклы девушек не должны были быть длиннее суток! Сам понимаешь, в таком случае для тебя было минимум риска. Но кто ж знал, что все так обернется.“
— Значит и у других девочек такие же циклы? Бесконечные?
„Нет. Шура проверил, там все зациклено. Точные сроки по времени сказать не может, но циклы повторяются. Это просто Ульянка такая особенная…“
В столовую я протиснулся с трудом. Народа тут и правда была тьма тьмущая. Про свободные столики говорить вообще нечего — нет их и все тут. Может мне таки удастся переговорить с Ольгой Дмитриевной, а затем тихонько улизнуть из столовой? Отметиться я тут отметился, задерживаться смысла нет. Однако меня заметили. Мику встала со своего места и начала махать мне рукой. А кто еще с ней за столиком? Лена естественно, они все же соседки. И свободное место рядом с ними есть. Черт, теперь вот не отвертеться. Но помощь пришла откуда не ждали.
— Семён, ну наконец-то я нашла тебя. Где ты был? — Строго спросила вожатая.
— Да вот, болтал с Шуриком, давно же не виделись. Само как-то получилось Ольга Дмитриевна.
— Это хорошо, что ты со старыми друзьями общаешься. Я тебе уже нашла форму и держи ключ от домика. Ты уже поел?
— Да, — незамедлительно ответил я. Это была отличная возможность уйти отсюда и как следует затеряться в лагере до наступления вечера. — Я тогда пойду переоденусь?
— Хорошо иди. И да. Ульяна мне уже сообщила, что вечером вы собираетесь на пляже все вместе. Я тоже приду проверить, чтобы все было в рамках приличия, понял Семён?
— Конечно, — кивнул я.
— Ладно беги, нечего тебе в лагере ходить без формы.
Я прошмыгнул через входящих в столовую пионеров и направился по тропинке к домику вожатой. Повезло, я сейчас успел вырваться. Хотя немного странно. Стоило соврать Шурику мол даже Ольга Дмитриевна придет, как она мне сказала, что действительно сделает это. А еще я хотел уйти из столовой и вот у меня это получилось. Словно этот мир еще и под мои желания подстраиваться.
„Это вполне возможно. Сейчас ты и Ульяна в одной сети, плюс вы долго были подключены друг к другу вместе с остальными… Короче, как один из экспертов в области работы мозга и разума говорю тебе, что твои мелкие прихоти этот мир будет исполнять.“
— То есть чего я бы не возжелал, то и случиться?
„Не надо играть в Брюса Всемогущего. Только что-то мелкое и реализуемое. Запрашивать себе, например, БТР не рекомендую. Вряд ли сработает, но, если даже он появиться, будет серьезный перекос цикла.“
— Понял. Но хотя бы по мелочи стоит использовать это.
В итоге я пришел на причал. Вряд ли тут кто-то будет в скором времени, а даже если да, то уйду в другое место. Пока мне нужно время, чтобы подумать. Нужно по возможности понять, что двигало Ульяной раз она создала именно такой цикл? Ладно, будет исходить из того, что у нас есть. Она все еще верит в то, что она Ульяна из эпохи СССР, от настоящей жизни никаких воспоминаний, а значит от проблем ее в прошлом отталкиваться вряд ли стоит. Брать в расчёт надо именно то, что я о ней знаю. В любом случае она создала лагерь. Якобы Артек, но на деле „Совёнок“ за неимением информации о том, как этот „Артек“ вообще выглядит. Здесь есть все, кого она знала в том лагере. Но самое важное, пускай они характерами все же схожи с теми образами, тут видимо они более дружны. Ну, а как иначе объяснить, что здешние Алиса и Славя вполне мирно сосуществуют и даже дружат? И даже такие сычи как наши электроники решили-таки выбраться на вечеринку. В „Совёнке“ так просто уговорить их у меня не получилось бы. А тут раз-два и Шурик согласен.
Какие выводы можно сделать из этой информации? Может насчет того, что она не особенно хочет взрослеть мы ошиблись, но вот остаться в этом бесконечном лете она желает больше всего. Жизнь без проблем и забот, где самая большая опасность это нагоняй от вожатой, рядом постоянно друзья, а все что нужно для хорошей жизни появляется словно из воздуха. Признаться, огромное количество людей предпочли реальности именно такой мир. Даже я несколько недель назад с радостью согласился бы на него. Но вот теперь нет. Мне нужно вернуть Ульяну в реальный мир. Да, там есть проблемы, нужно многое делать. Но все же он лучше этой иллюзии. Нужно лишь убедить ее в этом.
— Сань, думаешь я прав насчет нее?
„Пока это самый вероятный, а главное единственный наш вариант. Ничего другого тут на ум не приходит. Но все же бежать и что-то делать не стоит. Лучше дождаться вечером, а там уже как-то поспрашивать Ульяну насчет этого.“
— И какие вопросы мне задавать? Ничего не идет в голову. По крайней мере из того, что не выставит меня психом.
«Попробуй что-то типа „как бы хотелось остаться тут навсегда“, „было бы круто не работать и жить так вечно“. Если уж тут все будет как мы ожидаем, тогда наша догадка абсолютно верна.»“
— Ты прав. Тогда остается лишь дождаться вечера.
Но его еще надо было дождаться. Мне предстояло провести в этом фальшивом лагере еще несколько часов до вечеринки. Покинув причал, я забежал в домик и, наспех переодевшись, побрел в лес. Там с большой долью вероятности можно было надежно спрятаться. Я отметился перед вожатой? Отметился. На обеде побывал, форму получил и переоделся. А дальше ищите меня хоть с собаками.
После двадцати минут блужданий я вышел на полянку, которая была почти точной копией той, где смена „Совёнка“ жгла костер. Вот тут и можно убить время. Устроившись под одним из деревьев, я уткнулся взглядом в небо. С виду оно казалось настоящим, но таковым не было. Эх, где эта грань между настоящим и иллюзией? Да, эти бесконечные смены в лагере были созданы извне, все было по сути обманом. Но будь я проклят если это все не изменило меня. Эти два года в коме были для меня куда реальнее всей моей прошлой жизни. Как мне относиться к этим иллюзиям?
«Ты брат заходишь уж совсем в далекие дебри философии. У нас в стране в таких случаях принято говорить „без пол-литра не разберешься“. А в нашем случае и целых два не помогут. Об этом еще долго спорить будут, когда мы с нашим устройством выйдем в мир и ему найдут еще массу применений в различных областях.»
— Но мне сложно не думать об этом. В конце концов, ты сам знаешь, что я пережил в тех циклах.
„Знаю, а потому дай я задам тебе вопрос — ты сам считаешь свои чувства к Славе и девочкам настоящими? Без всяких если и прочих, да или нет?“
— Да.
„Тогда просто забей, для тебя эти циклы вполне реальный, схожи с жизнью. Все просто.“
— Ты так легко к этому относишься.
„Жизнь сложная штука. А наша тем более. Потому усложнять ее не надо. Нет, можем еще долгие годы спорить об этом, но… Оно тебе надо?“
— Не особенно.
„Тогда забей и наслаждайся пока чудесной природой. У нас еще вечером дела.“
Я не имел ничего против этого, так что решил последовать совету. Нужно дождаться вечера, тогда и надо действовать. Определенная теория у меня есть, нужно получить ее подтверждение и тогда уже предпринимать какие-то серьезные действия. Но как мне помочь Ульяне если я прав? Идей маловато. Разве что использовать карту семьи… Она наверняка скучает по родителям. И там в реальности нас все ждут. Рано или поздно все мы окажемся вместе в реальности, нужно лишь немного времени. Только на это уповать и могу.
Время шло, но до вечера оставалась часа два, когда я слушал какой-то шум. Поднявшись, я постарался осмотреться. Никого не было видно. Судя по шуму, кто-то был рядом с этой полянкой, пробирался через кусты и ветки деревьев. И кому из нереальных пионеров вздумалось бродить здесь? Или же ищут меня? Все же реальны тут только я и Ульяна, вот и тянется она ко мне. Была еще одна причина почему она могла тянутся ко мне, но я старался об этом не думать. Ладно, надо сначала посмотреть кто это там. А уж исходя из этого будем думать, что делать. П возможности надо постараться быть не обнаруженным. И я двинулся на шум.
Небольшой опыт пряток у меня был, так что стараясь двигаться аккуратно и незаметно. А заодно прятался в кустах, чтобы меня не заметил тот, кто ходил тут. Я хотел, чтобы это была Славя или Лена, они обе могли лишь сугубо по своим причинам пойти в лес, чтобы что-то делать в одиночестве. Тогда и теория о том, что тут кто-то бродит из-за меня будет не подтверждена. Спрятавшись в ближайших кустах, я выглянул на тропинку. Оп-па! Ульяна! А она тут что делает? Некоторое время я просто наблюдал. Искать она меня не искала, это было понятно едва ли не сразу. Она просто бродила по лесу, смотря в небо. Руки за спиной, походка расслабленная. Если бы я ее не знал, то подумал, что она наслаждается тишиной и покоем в этом лесу.
Теперь я как-то даже растерялся. Ульяна и сама вела себя иначе чем я ее знал. Она сама не знала, как можно обойтись без ежесекундных приключений и забав. Но глядите, отдыхает душой благодаря прогулке по лесу в одиночестве. Впрочем, может это результат того, что теперь ничто не контролирует ее поведение? Раньше Шурик следил за всем, не давал им поступать иначе. Теперь же она была абсолютно свободна и действительно могла сделать все, что хотела. И хоть у нее действительно энергичный характер, но таки не детский как мы уже выяснили. В своем цикле она позволила себе стать старше, может и на психологическом уровне она выросла? Все же семь лет комы, она же жила, пускай и в иллюзиях. Ох, как много вопросов и так мало ответов. Пора уже начать получать их. Поэтому я вышел из кустов и направился прямиком к девушке.
— Эй, Ульяна!
Она даже вздрогнула, услышав мой голос и обернулась ко мне. Легкий испуг на лице достаточно быстро перетек одновременно в радость и легкое раздражение.
— Семён! Ты специально меня испугал, да? Поди с самого лагеря следил за мной!
— Да нет, я тут просто на полянке отдыхал. Славя мне про нее рассказала, вот я и пришел посмотреть.
Хм, а я неплохо наловчился врать прямо на ходу.
— А почему один?
— Да вот, хотелось проветрить голову. А ты чего тут делаешь?
— Я… Я тоже хотела проветрить голову.
При этих словах улыбка на ее лице спала, да и в целом девушка выглядела не то задумчиво, не то обеспокоено. Это что-то новенькое. У нее какая-то проблема? Раньше подобным она не страдала. Хотя должен признать, что это идеальная возможность для того, чтобы поспрашивать. Уж если ее что-то беспокоит, то это может помочь мне.
— Тебя что-то беспокоит?
— Мне сон плохой сниться, — сказала она. — Почти с самого приезда в лагерь. Почти не сплю из-за него. Самое странное, что он постоянно повторяется.
— А что за сон? – Сон? Причем постоянно повторяющийся. Надо признать, что это выбивается из общей картины. Нужно узнать подробности.
— Там я еще маленькая с друзьями играю на стройке. Бегаем, прыгаем повсюду. А затем я на спор полезла на верхний этаж, еще недостроенный. Вначале все получалось, я даже залезла на этот чертов этаж, вылезла в окно, чтобы показаться остальным, а затем…

Она замолчала, в глазах едва ли не слезы стояли. А уж я… Я был в легком недоумении. Это же ее последние минуты до попадания в кому! Но она же вроде как не должна этого помнить. Да и вообще она до сих пор воспринимает себя как девочку из СССР, а не ту Ульяну из реальности. Однако этот сон с воспоминаниями, они таки видимо пробиваются. Хот как раз этого и стоило ожидать, ведь барьеры и так почти не работали. В некотором роде ей еще повезло, что лишь это пробивалось к ней и только во сне. Иначе было бы действительно плохо.
Но тогда, если она невольно помнит об этом, может ли это в итоге быть причиной всего этого?
— И он сниться тебе с первой ночи как ты тут?
— Немного раньше. Я помню, как он мне сниться, а уже затем я от страха просыпаюсь в автобусе перед лагерем. И после этого да, каждую ночь мне сниться этот сон.
Наверное, я сохранил спокойное лицо и не сматерился лишь из-за того, что Шурик мне там всякое заблокировал. Вторая версия в топку, я снова оказался не прав! Приезд в лагерь на автобусе это наверняка начало этого цикла. И потом он снился ей каждую ночь. Каждую! Скорее всего когда ее разум освободился от влияния блоков это воспоминание пробилось к ней. Пережив снова такое Ульяна видимо испугалась и… Вот и появился этот лагерь. Как там говорил наш гений? Защитный механизм, она сбежала от опасности в эту иллюзию. Именно это и есть причина всего этого, а не то, что мы думали.
Тут бы немного порадоваться. Ведь я теперь знал причину возникновения цикла, важная часть моей задачи была выполнена. Только вот теперь у меня поистине громадная проблема. Как же я теперь смогу обратить это ситуацию так, чтобы она приняла все это и вышла из циклов? Не так уж просто все это. Потому особо я и не радовался тому, что так неожиданно и быстро выполнил свою задачу. Так, нужно немного подумать. Но для начала успокоить Ульяну, она и так едва ли не плачет.
— Эй, успокойся, — я положил руки ей на плечи. — Успокойся. Это лишь плохой сон, ничего страшного. Как-нибудь само пройдет. Подумай лучше о сегодняшней вечеринке. Я даже наших гениев сумел подключить, они придут вечером.
— Правда?
— Конечно. Не беспокойся, все будет хорошо.

***

Стоило признать, что вечером на пляже был достаточно занимательный вид. С таких пейзажей картину рисуют, которые потом в музеях висят. Даже я невольно отвлекся от своих мыслей и просто любовался этим видом. Но меня вернул к настоящему Александр.
„Семён, ты еще с нами? Я могу попросить Шурика музыку включить, романтическую или еще какую по твоему вкусу…“
— Не надо. Что там остальные?
„Оля едва ли не прыгает от счастья, что ты уже узнал причину цикла и мы теперь можем заняться самой проблемой. Но вот то, что Ульяна невольно вспомнила этот момент… Это всех напрягло.“
— В основном потому, что блоки не сработали и память начала пробиваться наружу, да?
„Йеп. Хотя Ульяна вроде в порядке, видимо уже здоровый разум может выдержать если не все воспоминания, то хотя бы их часть. Так что это серьезный плюс.“
— Это понятно. Но тут другое важно. Они одобрили мою идею?
„Они все-таки тоже видят, что тут у нас происходит, потому и сами видели, что ты придумал. Естественно особой радости это не вызвало. Риск и все такое. Но за неимением других идей они все в итоге согласились.“
— Значит все решено, — сказал я и вновь переключился на пейзаж. Что-что, а виды тут были действительно прекрасны.
Решение придумал я, но с помощью Саши. Именно он натолкнул меня на то, что следует сделать. Ситуация действительно сложная, но выход из нее существовал. Только вот мои действия могут принести абсолютно противоположный результат. Мы все можем ее потерять. Эх, куда ни плюнь, всюду клин. Но делать нечего, придется рискнуть. Это был единственный шанс спасти девушку. А я пообещал, что сделаю все, лишь бы они вновь вернулись в реальность.
— Семён?
Я обернулся. Ульяна сняла пионерскую форму и надела купальник. Логично, пляжная вечеринка крайне часто включает в себя и купание в воде. Только она уже видимо ожидала увидеть тут всех в сборе, а был только один я. И в своей одежде, а не пионерской форме, что мне выдала Ольга Дмитриевна.
— Тебе очень идет этот купальник, — улыбнулся я.
— Я… Спасибо. А где все? И почему ты не в форме?
— Здесь никого нет. Я всех обошел и сказал, что вечеринка переносится на луг в лесу.
— Но почему?
— Потому что нам нужно поговорить, причем наедине. Ты присядешь?
Сказать, что она была растеряна, значит ничего не сказать. Сейчас в голове у нее наверняка целая куча вопросов. Но все же она села рядом со мной на песок. Эх, сейчас предстоит самое сложное. А так хочется просто сидеть здесь и наслаждаться красивым видом. Отказаться от этого, чтобы вернуться в реальность… Я боюсь, что она возненавидит меня за это. Однако поступить иначе я не могу.
— Ульяна, я хотел поговорить о твоем сне.
— Тот, что постоянно повторяется?
— Да. Ты и сама должна была понять, что такое просто невозможно. Ведь не может сон просто так постоянно повторяться раз за разом, а?
— Что ты имеешь в виду?
Теперь она была всерьез напугана. Наверное, всего лишь в шаге от паники. Один только этот сон внушал ей страх, а сейчас я говорил, что все это не просто так. Стоило бы помочь ей, успокоить. Но это все равно не поможет, ей нужно узнать все. Как там говорят? Из огня да в полымя.
— Ульяна, мне уже давно не семнадцать лет. Да что там, мне уже ближе к тридцати. И чуть больше двух лет назад я попал в кому из-за аварии. И в ней я бы и остался, но меня нашла научная команда, которая работала над одним проектом в котором уже было шесть девочек в схожем состоянии. И одна из них девушка Ульяна, которая попала в кому из-за того, что семь лет назад играя на стройке и упав, потеряла сознание и уже не могла проснуться.
Теперь это уже был не страх. И не паника. Это было нечто больше. Ульяна вскочила на ноги и отошла на пару шагов. Она смотрела на меня с ужасом в глазах.
— Н-нет… Этого не может быть! Я никогда не играла на стройках и…
— Играла Ульяна. И с тех пор ты в коме. Ребята нашли тебя и стараются помочь. Они помогли мне и теперь я здесь. Я вышел из циклов около двенадцати дней назад. Тогда же начался и твой цикл, ведь так? Я пришел сюда после того как мы смогли пробиться к твоему сознанию. Это все так. Мне жаль.
— Но… Но как…
Она уже не смотрела на меня с ужасом, она плакала.
— Не верю! Ты врешь! Ты все врешь!
Боги, молю вас, пускай то, что я сейчас сделаю, не убьет ее. Встав на ноги, я рывком сократил дистанцию до нее и поцеловал. Ульяна была ошеломлена, секундой позже попыталась оттолкнуть меня, но так и не сделала это. Парой мгновений спустя я прекратил поцелуй и немного отстранился от нее. Она все еще плакала, но уже не кричала. Она лишь опустила взгляд.
— Я… Я все помню. И знаю…
Александр выдал теорию о том, что, если ее воспоминания хотя бы частично пробиваются даже сквозь иллюзию, значит они и так едва ли работают. И возможно где-то на подкорке сознания она помнит свою жизнь. Просто все это серьезно подавляется фальшивыми воспоминаниями, что они внушили ей. И тогда я кое-что понял. Одна из моих задач здесь была возвращение ей воспоминание, а также помочь ей вникнуть в суть дела, передав собственные воспоминания. Должно это было произойти лишь тогда, когда я бы помог ей, ведь иначе это могло навредить ей. Но мы не учли слишком многое. Разум Ульяны уже был достаточно здоров, она даже могла создать бесконечный цикл. И воспоминания о реальной жизни все же пробивались. А значит если бы я сделал это сейчас, она могла бы принять это, воспоминания наложились сверху и фальшивая жизнь была бы забыта.
Был риск, что это не сработает. Сначала надо было убедиться в том, что нам никто не помешает. Надо было постараться сделать так, чтобы куклы этого лагеря держались как можно дальше от нас во время этого разговора. К счастью, я действительно мог немного править действующую реальность. Я хотел, чтобы они мне поверили, девочки и остальные поверили мне. Оставалось лишь поговорить с ней. Я мог ошибиться и воспоминания могли навредить ей. Но она уже кое-что вспомнила, пускай и не понимала, что это воспоминания. Потому мы решили рискнуть.
Я обнял ее и прижал к себе.
— Ульяна, прости меня. Я выдергиваю тебя из этой жизни. Тут ты была счастлива, все было хорошо. А там нас ждет много проблем. Но также нас ждут друзья. Ольга, Виола, Шурик, Электроник… И остальные девушки. Они все еще в коме, но мы поможем и им. И тогда мы все окажемся вместе.
— Все хорошо Семён, — произнесла Ульяна. — Я… Я вспомнила. Скажи… Теперь все будет хорошо, да? Ты же не оставишь меня?
— Да, все будет хорошо. Я тебе помогу, мы все поможем. Ведь „Совёнок“ был создан с одной целью — помочь вам.
— Тогда я готова…
— Саша! Мы готовы, вытаскивайте нас!
„Слышу брат! Даю команду Шуре, приготовься. Ты очнешься не сразу, придется еще немного отойти после снотворного. Закрой глаза и скажи, чтобы Ульяна это сделала, тогда переход пройдет легче.“
— Ульяна, закрой глаза. Сейчас мы уйдем отсюда.
Я и сам закрыл глаза. А спустя мгновение потерял землю под ногами…

***

У меня болела голова. Нет, даже не так. Она раскалывалась от адской боли. Я еле разлепил глаза и проложил руки к голове. Черт, хуже мне было только тогда, когда я только очухался после комы.
— Болит голова? Это нормально.
— Генда?
Я сфокусировал взгляд и увидел мужчину рядом с собой. У него в руках уже был стакан с растворяющейся в воде таблеткой.
— Вот, выпей. Должно помочь снять боль.
Я выпил лекарство одним залпом. В горле было так сухо, что вода стала словно манной небесной. Ох уж эти последствия того, что я почти сутки был без сознания, в почти искусственной коме. Кстати, шея сзади почти и не болела. Впрочем, может быть эта боль приглушена основной головной болью, тогда возможно все. Интересно, Сашка в таком же состоянии? Хотя не должен, он подключался к устройству уже нормальному, правильно работающему.
Но из-за боли я чуть было не забыл о самом важном. Я посмотрел в сторону капсулы Ульяны, но девушки там уже не было.
— Ульяна, она в порядке?
— Все хорошо. Ольга, Виола и Сергей поехали в город, девочке нужно немного побыть в больнице, как и тебе. Немного приведут ее в форму, убедятся, что все в порядке и мы привезем ее обратно, ей еще нужна помощь и надзор Виолы. Ты молодец Семён.
Я был безумно рад, что она в порядке. Но то, что ее увезли заставило меня немного загрустить. Однако ей и вправду понадобиться помощь. За свои два года я со своим телом оказался в сложной ситуации, а уж она… Боюсь даже представить. Я аккуратно сел в капсуле, стараясь особо не трясти головой. Ноги и руки немного затекли, но в целом кроме головы со мной все было в порядке. Ох, она у меня теперь после каждого захода в циклы так болеть будет?
— Тебе стоит выйти наружу, свежий воздух поможет. Александр уже там, проветривается, да ждет, когда очнешься ты.
Генда помог мне перебраться обратно в кресло. Естественно пока я пересаживался, головная боль несколько раз дала о себе знать. Но после того как я неподвижно посидел пару минут, она немного утихла. Ученый ушел куда-то в помещения столовой, а я все же решил действительно подышать свежим голосом. Выкатившись наружу я обнаружил Сашу, сидящего на ступеньках. Тот обернулся и тут же сморщился, словно его кто-то огрел по голове.
— О, очнулся. Полчаса отходил. Ну, как тебе отходняк после приключений?
— Оно у тебя всегда так?
— Йеп. Каждый божий раз! Я уже привык к этой боли, так часто болела голова.
Я скатился по рельсам вниз и оказался рядом с ним.
— С Ульяной действительно все хорошо?
— Да, мы справились братишка. Было рискованно, шли в ва-банк, но мы справились. Хотя ладно, чего уж там. Ты справился. Удача была на нашей стороне.
— Как думаешь, с другими девочками будет легче?
— Не знаю. Вся наша аналитика, предположения, теории, все коту под хвост! — Крикнул он в сердцах и тут же сморщился. — Сейчас у нас всех прибавится работы. Придется посмотреть, что мы смогли узнать из цикла Ульяны и серьезно изменить нашу тактику действий.
— Время у нас есть. Главное безопасность девушек.
— Хех, рад что в тебе проснулось зерно прагматика, — улыбнулся он. — Ты все равно молодец. Голова у тебя работает, особенно когда у тебя блоков в разуме нет. Надо тебя официально в команду взять, зарплату платить, да собственно давать высказывать идеи. Семён Персунов, научный сотрудник. Звучит, а?
Научный сотрудник? Никогда не задумывался о такой карьере. Да и это все может быть дружеская похвала. Но когда тебе большой умник говорит, что ты и сам достаточно умен, это что-то да значит. По жизни мне все равно заниматься нечем, а тут такая работа. Было бы неплохо так начать новую жизнь.
— Звучит. Но давай я уж немного подумаю о таком предложении.
— Думай. Но не сейчас, с такой головой много не надумаешь. Пошли уже ко мне в домик! У меня там есть пиво, попытаемся нажраться и уснуть. Голова и завтра из-за этого болеть будет, но в разы меньше. Пару выходных мы заработали, все равно из нас помощники сейчас никакие.
— А пошли.
Мы действительно заслужили это. Ульяна спасена, начало положено. И я надеюсь, что вскоре мы сможем вытащить и остальных девочек.

0

7

Глава 5, Жить нужно проще
В последние два дня температура упала сразу на несколько градусов, так что о долгих прогулках в легкой одежде пришлось забыть. Но словно и этого мало было, начались дожди. Это стало причиной того, что почти все время я проводил внутри какого-либо здания. К счастью, я был не один и было чем заняться.
— Вроде с виду ничего так, а? — Поинтересовался Александр. Вид у него был довольный. — Больше недели возились, зато теперь у тебя личная крыша над головой!
— Только пустовато тут, — заметил я. — Одна кровать и все.
— Сёма, давай сделаем перерыв, а затем уже займемся нормальным вселением в твои хоромы, а? Не люблю я эту физическую работу…
Саша устроился на ящике с инструментами и вытер лицо. Я же, дойдя до кровати, сел на нее. Матрас неплохой, да и в целом кровать была в очень хорошем состоянии, даже ржавчины на ней не было. Но вот заносили ее сюда с трудом — дверной проем был небольшим и кровать едва-едва проходила в него. Александр, Шурик и Электроник вместе трудились над этой задачи и справились лишь за полчаса. А я в итоге только стоял неподалеку.
— Прости что так получилось. Вы ради меня стараетесь, а я вам даже ничем помочь не могу.
— Да чего уж теперь. С инвалидного кресла встал и на том спасибо. У тебя сейчас главная задача с помощью этих костылей ногам помочь вернуться в норму. А еще недельки через две можно начинать делать небольшие забеги. Может получиться уломать наши светлые головы и вчетвером бегать будем, жирок сгонять…
На костыли я переехал три дня назад. Виола позвонила и сообщила где они лежат. Без них на ногах я вряд ли смог бы простоять на них и больше минуты, но вот с этими деревяшками это уже было не столь сложно. Хотя таким макаром ноги начинали ныть от боли уже через пятнадцать минут после начала ходьбы и приходилось постоянно делать перерывы. Но все равно было приятно встать на ноги, да и массаж уже не требовался. И слава богу, в отсутствии медсестры пришлось воспользоваться помощью Сани, который владел широким спектром навыков. И в последние дни я от него только и слышал, что:
— Семён, вот был бы ты прекрасной дамой, удовольствие получали оба. А так как-то односторонне получается.
С этим могла помочь и Ольга, но та очень часто ездила в город. Немного позже я узнал, что она связалась с родителями Ульяны, а также отправила им билеты на самолет до Екатеринбурга, чтобы они прилетели в город и наконец-то повидали дочь. А потом у нее появились и другие дела, потому в эти дни я редко ее видел. Как и Электроника, который решил выступить в качестве водителя вместо Александра. Поэтому в последнее время моей компанией были Саша и Шурик. Они и сделали основную работу по восстановлению домика. Крыша к счастью была в достаточно хорошем состоянии, поэтому основной задачей стало замена части пола, окна и еще кое-какие косметические работы. А еще сюда провели электричество и сделали несколько розеток. В подступающие холода это очень важно, отопления в домиках не было от слова «совсем».
— Хотя что мне сюда завозить… Мои вещи остались в моей квартире, а тут у меня ничего и нет.
— А вот это мы быстро исправим, — он вновь улыбнулся в своей манере. Явно что-то задумал! — Мы все банально купим. Ну кроме обогревателя, у нас есть еще запасные.
— Купим? А на что? На вряд ли у меня есть какие-то финансы. Если не ошибаюсь, то два года назад у меня оставалось наличкой всего пять тысяч. Если не меньше.
— Это у тебя так мало было, а у нас между прочем финансирование дай бог какое. Затаримся по самое не балуйся. Тебе все же одежду надо, а то всего ничего мы из твоей квартирки взяли. Ну еще всякое надо тоже. В первую очередь мобильник с сим-картой. Дабы всегда был на связи.
— Это же в город ехать надо.
— Верно. Завтра с утра и поедем. Ну, а на обратном пути заедем к Ульянке.
И засиял своей улыбкой. Его единственным недостатком было то, что он постоянно недвусмысленно намекал на мое отношение к девушкам. И при удачных обстоятельствах использовал это для своих подколов и шуток.
— Саш…
— Молчу-молчу. Ладно, дождь вроде идти перестал, потопали к Оле, она обещала нас солянкой порадовать.
Ему пришлось подстраховать меня на лестнице, а затем мы двинулись в сторону домика Ольги.
Прошло семнадцать дней с того момента, когда мы вышли из цикла Ульяны. И в первые два дня мы оба выглядели не ахти. Головная боль лишь немного стихла после того как поспали в домике Саши, изрядно напившись. И нет, это не было последствиями похмелья. Как и кошмары. Почти три дня мы почти не спали из-за жутких снов. Генда ради нас даже вылез из столовой и обследовал наше состояние. В итоге он сказал, что это из-за цикла. Ранее Александр бывал лишь в стабильных циклах, там все было в порядке. А тут все было совершенно иначе. В том числе и последствия. Лишь на четвёртый день голова перестала болеть, и мы смогли как следует отоспаться.
Но если мой друг в эти дни лишь постоянно жаловался на эти проблемы, то я донимал приезжавшую из города Ольгу насчет Ульяны. В первые дни ее состояние почти не менялось, она даже не просыпалась. Но и со мной было почти так же, а ведь она была в коме почти в четыре раза больше моего! На пятый день она все же очнулась, но была очень слаба. Было жуткое желание приехать к ней, да и вроде Сашка был не против, только попросить стоило, но Оля словно почувствовав мои желания, сказала, что вряд ли Ульяна хочет, чтобы я увидел в таком состоянии. Надо было дать Виоле время, чтобы помочь ей. Когда ей станет лучше, тогда и можно навестить. Да и вообще ее сюда привезут, как и меня. Потому об этом пришлось забыть. К счастью, вскоре нашлось чем занять себя. Мне было велено переходить на костыли, а еще стоило начать переезжать в свой личный домик, который еще стоило привести в порядок.
Мне подобрали домик неподалеку от обители Электроника, самый лучший домик из тех, что был в лагере. Я предполагал, что мы и за месяц не справимся, но оказалось, что трое моих товарищей не лыком шиты. И вот у меня уже был свой домик где я могу заночевать. Завтра еще поедем в город за необходимым. «Совёнок» действительно становится моим новым домом. Еще и Александр вчера с гордым видом вручил мне удостоверение научного сотрудника с одной из моих старых фоток. Семён Персунов, научный сотрудник лаборатории «Совёнок». Последнее заставило меня удивиться, и он объяснил, что формально территория лагеря это действительно лаборатория. Точнее лабораторный комплекс, в котором ученые и живут, и работают.
Таким образом у меня появился новый дом, который был мне близок, а также что-то вроде работы. Нет, я еще не сказал, что согласился на предложение Александра, но тот не стал ждать пока я решусь. А я в итоге оказался не против этого. Все равно в итоге моей задачей оставалось помощь девушкам и только. И сделал бы я это в итоге независимо от того, было бы это моей официально работой или нет.
— Может стоит зайти за Шуриком? В отсутствие Электроника за ним почти никто не приглядывает, он ведь в этом клубе только и сидит за компьютером. Без еды и сна.
— Это ты прав Сёма. Он конечно вытрепал все нервы своим бурчанием, что мы его отвлекаем от работы тем, что заставляем помогать нам с домиком, но оставлять его так тоже не дело. Пошли вытаскивать этого рыцаря из лап дракона…
Шура и так был увлечен своей работой, но после цикла Ульяны стало все хуже. Все из-за того, что у нас появилось слишком много новой информации, ему требовалось проанализировать данные, сделать выводы и предоставить нам ответы. Потому даже была отложена процедура по проникновению в разумы девушек. И насчет этого я даже слова против не сказал. Мы чуть было не налажали с Ульяной, больше так рисковать нельзя. К следующему такому путешествию в чужой разум следовало подготовиться как следует. Только Шурик не просто ушел с головой в то, что раздобыл в этом цикле. Приходилось едва ли не насильно вытаскивать его из клуба. Он почти забыл про сон, полностью перешел на «сухпаек», как это называла Ольга — ел лапшу быстрого приготовления даже не заваривая ее. Тяжелая была ситуация.
Как и ожидалось, вытащить нашего друга из клуба было сложно, но нам все же это удалось. Оля была рада, что мы привели его и с большой радостью налила нам полные тарелки супа. И весь обед мы слушали как Шурик рассказывает о том, что узнал. Практически ничего из того, что он говорил, я не понимал. И судя по лицу Александра, он тоже временами терял нить разговора. Это конечно замечательно, что он так много узнал, но мне было интересны лишь определенные моменты.
— Шурик, вот скажи, ты точно уверен, что у других девушек циклы постоянно повторяются? Да, Саша сказал, что ты проверил это, но как ты это сделал? Разве эти циклы от нас не закрыты пока?
— Я к ним и не подбирался близко. Тут действует принцип, когда сделав что-то единожды, потом ты смело повторяешь это вновь и вновь, но это дается тебе гораздо легче. Просто пробившись к разуму Ульяны и ее циклу, я могу нащупать путь к циклам других девушек. Просканировать их мозг и увидеть определенный участок мозга, что отвечает за работу цикла. Я даже глянул на данные мозга Ульяны, что снял перед ее пробуждением. Весь ее мозг сверкал как новогодняя ёлка, для бесконечного цикла пришлось задействовать все возможности. Ее мозговая активность была очень высокой. У остальных девушек все не так. Очаги небольшие, да и мозговая активность в разы меньше. Необходимый минимум для поддержания жизни организма и прочее. Они просто спят. Отклонения лишь у Маши, там что-то странное. Однако думаю это из-за расщепления сознания. Но как только я подберусь к ее циклу, я смогу сказать все самое важное.
— Понятно.
Значит вот оно как. А ведь действительно. Каждая из девочек готова к выходу из циклов и возвращению в реальность, нужно только помочь им. Каждая из них вновь здорова. Ведь без абсолютно здорового мозга Ульяна провернуть такое не могла. Это хорошие новости.
— Кстати, Саня, ты вроде говорил, что у вас есть записи о циклах в «Совёнке».
— Ага, — кивнул тот. — Надо было записывать их, да сравнивать постоянно. Чем отличаются циклы, что шли по одному сценарию. Знаешь, в начале все было абсолютно одинаково. А потом уже пошли изменения. Ты мог, например, незапланированно от сценария сесть и посидеть на лавочке, отдохнуть. Или же твои менялись твои фразы в определенные моменты. Это помогло нам понять, что ты начинаешь действовать еще более самостоятельно, а значит твой мозг начинает работать как надо.
— Девочки тоже отходили от запланированного сценария?
— Йеп. Мы были очень рады этому, ведь вы шли на поправку.
— Послушай, а ведь можно вытащить мое любое воспоминание и записать его?
— Не только, — произнес Шурик. Причем выражение лица было у него немного подавленное.
— Шура, ты это о чем? — Вкрадчиво поинтересовался Саша.
— Понимаешь… Это касательно второй нашей первоначальной идеи проекта, переноса разума в другое тело.
— А что там с этим? — Отвлеклась от мойки посуды Ольга. — Мы пришли к мнению, что эта часть нашей работы в некотором смысле аморальна, да и не дошло у нас до серьезной работы по этому направлению. Потом еще Лена.
Перенос разума. Припоминаю, что Александр говорил, что появилось множество вопросов: в чьи тела переносить разум, откуда найти тела для этого. Действительно сложно. Не использовать же тела преступников, осужденные на пожизненное? Это те еще бугаи в большинстве своем. На такое новое тело согласиться лишь самый отчаянный человек. Например, когда ты вообще не можешь двигать ни одной конечностью своего тела, даже пальцем. Тогда да, даже тело рецидивиста-убийцы сойдет. Впрочем, не стоит еще забывать про аспект, что тела в таком случае будут в большинстве мужские. Если какой-то девушке понадобиться новое тело, то пихать ее в мужское что ли? Мда. В этом плане я прекрасно понимаю почему в итоге все отказались от этого направления работы.
— Я тут провел кое-какие расчеты, — сказал Шурик. — Теоретически наше оборудование способно полностью записать все воспоминания одного человека на компьютер.
— А что тут такого? Это же будет просто видео, правильно? Толку от этого будет мало.
— Сёма, ты явно малость не въезжаешь, — начал Саша. — Мы тебе что в голову пихали? Созданный на компьютере «Совёнок». А он вроде как просто кусок кода. Записав все воспоминания, мы можем перекинуть их в голову другого человека и заставить его думать, что они и есть настоящие. Черт, получается мы и эту часть проекта уже выполнили?
— Нет, мы далеки от завершения. Скопировать я воспоминания могу, но для этого потребуются сотни терабайтов свободного места. И даже если мы сохраним это все и перенесем в другой мозг, остаются еще воспоминания того разума. Тут блоками не отделаешься, придется буквально стереть человека, чтобы заменить его другим.
— Звучит достаточно мерзко, — поморщилась Оля. — Это почти ничем не отличается от убийства. Если стереть воспоминания и личность, то человек умирает, пускай в его теле кто-то продолжает жить.
— А мы все же ученые, а не убийцы, — подвел итог Александр. — Новость отчасти хорошая, все же мы смогли открыть что-то новое. Но заниматься стиранием личности мы точно не будем. Пускай эта ветка нашей работы так и не расцветет, зато совесть у нас будет и в дальнейшем белой и пушистой.
Мы еще около получаса обсуждали другие открытия Шурика. Он так же пояснил, что теперь возможно сможет немного «редактировать» мой аватар в цикле: сменить одежду, создать в кармане необходимую мелочевку. Например, зажигалку или немного денег. Немного, но это уже определенный прогресс.
Пока шел разговор, я почувствовал усталость и легкую сонливость. А как же, вымотался я с этими костылями бродить на слабых ногах, тяжело мне это еще дается. Еще и накушался от пуза. Поэтому под монотонное бурчание Шуры я таки заснул. Проснулся я только тогда, когда Оля начала тормошить меня за плечо.
— Семён, просыпайся, уже почти вечер.
Проснулся я практически сразу, но потребовалась почти минута, чтобы въехать где я и как тут оказался. Я так и спал в кресле на котором сидел пока не уснул. Нет, все же сейчас дневной сон мне очень вреден. Уже в прошлом те дни, когда я днем и вечером спал, а ночью и утром сидел за компьютером. Теперь такие фокусы обеспечат мне головную боль и бессонные ночи. А ведь я тут уже почти по режиму живу, даже спать ложусь в одно и тоже время. И такой прокол. Хоть меня и сильно выматывает пока, но надо стараться не спать весь день.
— Черт, сколько времени?
— Почти шесть вечера. Ты выглядел уж очень устало, я сказала Саше и Серёже не будить тебя. Тебе следует отдохнуть как следует.
— Да я и так не особо напрягаюсь в последние дни, — сказал я, протирая глаза. — Даже самому себе домик сделать не могу. Еще как минимум неделю другую я буду крайне зависим от других. Это немного удручает.
— У тебя есть своя работа, — Ольга села напротив меня. — Ты сильно рисковал, когда оказался в разуме Ульяны.
— Работал я в любом случае не один. Сам бы я мало что понял так быстро и скорее всего не успел бы вовремя. И в итоге бы меня вытащили, чтобы спасти. Так что тут все постарались.
— Однако риск самый высокий у тебя. Даже Саша ничем не рискует, подключаясь к вам, новая версия нашего прибора имеет аварийные системы безопасного отключения, но и так подключение безопасно. Ты единственный, кто рискует своей жизнью в нашем деле.
— А думаете, что если бы одна из девочек оказалась на моем месте она бы не сделала тоже самое? У меня просто нет выхода.
— У тебя есть выбор, даже сейчас. Ты можешь просто отказаться от этого и в течении недели окажешься у себя дома. Ты же и сам это знаешь.
— Но я не хочу этого, даже не рассматриваю как вариант. Не после того что я пережил в лагере вместе с ними.
— А ты уже воспринимаешь это как произошедшее на самом деле, — она улыбнулась.
— Александра сказал, что, если для меня это было настоящим, значит это действительно в некотором роде было реально.
— Его простое отношение к жизни и различным ее аспектам иногда принимает неожиданные стороны. В наш первый год проведение праздников полностью лежало на нем, ведь никто даже особо и не думал справлять их. А он все равно организовал каждый раз и стол и даже подарки, когда дело касалось дня рождения кого-либо из нас или Нового года. Для него праздник это праздник и ничто не способно это изменить. Благодаря ему мы достаточно быстро все сошлись, весь коллектив живет дружно.
— Не самое плохое качество.
— Да, это его положительная черта. Но все же язык у него длинный и без костей.
Болтливость у моего нового друга действительно была запредельной. И во многом наше с ним общение сводилось к тому, что он говорит, а я слушаю и лишь редко вставляю свое слово. Но такое однобокое общение меня более чем устраивало. Что я мог рассказать человеку, который знает меня не хуже, чем я сам? И мне все еще нужно было адаптироваться к новой для себя жизни. Даже пережив многое я не могу изменить все по мановению волшебной палочки. Даже на психологическом уровне мне надо еще немного времени, чтобы окончательно принять это и выстроить планы на будущее. Пускай только на относительное будущее, но это без них никуда.
- А Генда? В этом коллективе он прямо-таки чужой.
- С ним все сложно. Он заперся в своем мире и у него просто нет поводов выйти из него.
- Он постоянно сидит с Леной? Я почти и не видел, чтобы он выходил из столовой.
- Там есть небольшая комнатка, которую он переделал в свою комнату. Там работает, спит и ест. Так что у него и нет причин выходить оттуда.
- И так с самого приезда в этот лагерь?
- Первые два года было иначе. В нем еще было много надежды, что аппарат поможет Лене и она вскоре очнется. Но пять лет это большой срок. День за днем он видел свою дочь, лежащую в коме. Ты и сам должен понимать, что такое не могло не повлиять на него.
Это бы повлияло на любого родителя. А он наверняка чувствует вину из-за того, что поспешил. Но теперь ничего не исправить, только надеяться, что мы сможем спасти Лену и остальных.
— Ладно, прости, что я у тебя тут засиделся. Виола сказала, чтобы я по возможности больше ходил с костылями, иначе восстановление затянется. Пойду прогуляюсь пока еще окончательно не стемнело и совсем холодно не стало.
— Только будь осторожнее и не перетруждайся.
Попрощавшись с Олей, я выбрался на улицу. На улице потихоньку темнело, но солнце все еще боролось с подступающей темнотой. Лишние полчаса у меня точно есть, прогуляюсь по местности. За эти дни я целиком и полностью изучил территорию реального «Совёнка». Его действительно очень подробно перенесли в наши разумы, хотя и имелись определённые различия. Сейчас причал выглядит крайне удручающе, но видно, что в свое время он был просторным, тут было много лодок и пионеры частенько совершали лодочные прогулки по озеру. В виртуальном лагере причал был куда скромнее.
Но разумеется главная разница была в состоянии лагерей. Люди забросили это место, поэтому тут столь… дико. Асфальтовые дорожки местами потрескались, там, где раньше цвели цветы или были ухоженные кусты, теперь вовсю росли дикие растения в огромном количестве. Про пляж и вовсе говорить нечего. Чтобы привести его в нормальное состояние, придется сильно постараться — убрать весь мусор, избавиться от слишком разросшихся водорослей. В воду даже по пояс зайти не удастся, все ноги запутаются в этих растениях. Но хотя бы строения в целом остались в хорошем состоянии. Может где-то что и подгнило, развалилось, но небольшой ремонт и там станет куда уютнее.
Мне было горько видеть это место в таком состоянии. И я был рад тому, что присутствие команды Генды уже повлияло на лагерь. Несколько зданий были не просто в относительном порядке, а едва ли не сверкали. Основные дорожки были приведены в порядок и теперь можно не бояться, что случайная ветка может выбить тебе глаз. А клуб электроники… он по сути более чем выполняет изначальную задумку, что была уготована этому зданию еще при строительстве. Потому я был рад, что «Совёнок» получил шанс на вторую жизнь.
Через несколько минут блуждания по тропинкам я вышел к сцене. Эта часть лагеря осталась нетронутой. Скамейки давно сгнили, но сама сцена все еще стояла и с виду была еще в хорошем состоянии. Доковылял до нее, я забрался и сел на краю. Эх, а вот так же вечером я слушал как играет Алиса и даже сам пытался что-то сыграть. Все же мне был дельный совет. Может это и происходило в моей голове, но все же это было. Ведь я мог хоть сейчас воспроизвести ту мелодию, что так пытался сыграть. И получилось бы у меня отменно, навык игры на гитаре у меня серьезно подрос после комы. Карьера гитариста была более чем реализуема. Как, впрочем, и писателя. У меня был выбор, многообразием которого я был благодарен циклам. Однажды у меня получилось, может получиться и сейчас.
Но именно эти выборы меня и смущали. Я словно выбираю легкий путь, беру то, что не было на самом деле моим выбором и решением. Жизни, что я прожил в тех циклах, были продиктованы моими отношениями с девушками. Да и в том мире все было гораздо — они были живы и здоровы, жизнь словно расцвела. Реальность была суровее. Но самым важным было то, что все они были со мной. Все они реальны и со временем они очнутся. Но что после? Абсолютно неизвестно. Я не знал и не мог придумать чем именно мне хочется заняться, что буду делать.
Да, Александр оформил мне место в команде. Научный сотрудник. Только будем честны, ученный из меня никакой. Тут все же надо быть хотя умным, а лучше гением. Умом я все-таки не блистал, с этим ничего не поделаешь. Да и не было у меня такой тяги к этому как у остальных. Саша, Шурик, Электроник… Для всех них эта работа была шансом реализовать свои возможности, они наслаждались ею. У меня же лишь одна цель и как только я ее достигну, интерес к науке тут же сойдет на нет. В этом плане я не питал каких-либо иллюзий.
И хоть времени у меня полно, но мне стоит как можно быстрее разобраться с самым важным вопросом — чего именно я хочу.
Посидев так еще минут пятнадцать, я отправился к своему домику. Зайдя внутрь я увидел, что на моя постель была застелена и сверху на ней лежало одеяло и подушка. А еще в углу стоял обогреватель. Из новой мебели была тумбочка, которую я кажется видел уже где-то. На ней покоились книжки, что я взял и держал у себя в лазарете. Венцом всего этого был стикер улыбающейся рожицы, приклеенный на стекло. Это не меняло того факта, что здесь было все еще жутко пусто, но я улыбнулся. Ребята постарались, чтобы хотя бы с таким комфортом я провел эту ночь. Скинув обувь, я наше выключатель и включил свет. Люстра, как и лампочки в ней, были новенькие и осветили каждый уголок домика. Куртку я пока бросил на пол, надо потом будет попросить сделать хотя бы пару крючков что ли. Добравшись до кровати, я завалился на нее и уставился в потолок
Дом, милый дом. Как минимум на несколько месяцев это действительно будет моим домом. Сейчас надо купить некоторые вещи необходимые для проживания тут, чтобы в дальнейшем не зависеть от остальных хотя бы в определенных вопросах. А потом пара недель и я «впущу себя» в эту комнату. Раньше олицетворением моего внутреннего мира была моя квартира в Питере. И мой внутренний мир в то время был тем еще местечком. Теперь мне самому интересно, что через месяц будет представлять из себя эта комната. В моей ситуации, когда я в себе разобраться не могу… нужен толчок или намек, чтобы начать что-то делать. Проще было бы попросить помощь, здесь есть люди, которые с радостью выслушают и дадут совет. Но говорить они будут от своего лица следуя собственным убеждениям. Не то чтобы их советы навредили мне или я считаю их неверными. Все совсем наоборот. Сейчас я просто следую собственному эгоистичному желанию сделать это самостоятельно, без чьей-либо поддержки и помощи.
Вскоре просто лежать и пялиться в потолок надоело, потому я потянулся к стопке книг и достал ту, что только вчера начал читать. Чтение стало небольшой отдушиной. Обычно ребята зазывали меня к себе, и мы чем-нибудь занимались до глубокого вечера. Им и самим было скучно, потому они искали разные способы повеселится. Я был, грубо говоря, новым лицом в компании и еще мне требовалась помощь, потому они и старались постоянно тусоваться со мной. Так что такие вечера, когда я оставался наедине сам с собой, были большой редкостью. Потому я старался посвятить такое время чтению. Но все больше замечал, что часами читать мне быстро надоедало. Часа два посвятить чтению я мог, но не более. Скука и одиночество серьезно угнетали мое настроение. Сегодня было, как и всегда. К счастью, благодаря прогулке я смог потянуть время, так что, когда чтение окончательно мне надоело, было уже достаточно поздно. Часов при мне не было, но луна уже вовсю светила с небосвода, так что раздевшись и включив обогреватель, я выключил свет и залез под одеяло.
Посмотрим, что принесет мне завтрашний день.

***

— Братан, ты ущемил мое мужское достоинство, — произнес Александр, загружая пакеты в багажник. — Управились с новой одежкой тебе всего минут за десять. Я себе новую куртку или джинсы и то дольше выбираю!
— Особо модничать я смысла не вижу. Главное, чтобы комфортно носить было.
— Все равно, выбор у тебя не самый лучший, — возразила Ольга. Говорила она это уже не в первый раз, но сочла, что стоит произнести еще разок. — Одни кофты, футболки и джинсы.
— А вот тут я его выбор одобряю, — вступился за меня Саша. — Особенно мне понравились его зимние кроссовки. Вещь!
— Ладно, куда теперь? — Поинтересовался я.
В город поехали мы вчетвером. Я, Электроник, Саня и Оля. Вместе все было веселее, да и у нашей администраторши были кое-какие дела в городе. Быстро заехав куда ей надо было, мы отправились мне за покупками. И купили мы в итоге не только одежду. Под чутким руководством Сергея я выбрал себе смартфон, а потом мне оформили сим-карту оплатив связь сразу на пять месяцев вперед. Затем сразу же мне был куплен ноутбук. В компьютерах я разбираюсь, так что прочитав технические характеристики своей новой игрушки, едва ли не свалился в обморок. А вот цена и вовсе заставила побледнеть. Такие суммы я и вовсе раньше в руках не держал. Александр лишь весело заметил, что пришлось немного поумерить аппетиты и выбрали мне еще не самый навороченный компьютер. Тут я и понял, что финансирование от военных это действительно серьезно.
Потом мы занялись наконец-то одеждой. Была куплена не только верхняя одежда, но еще нижнее белье и носки. Теперь у меня хотя был запас на несколько дней. Оставалось лишь купить какой-нибудь еды в мое личное пользование и на этом можно было бы закончить. Но мои товарищи по шоппингу с этим не согласились. И в нагрузку ко всему этому был куплен ковер, занавески и аж целую тумбу для хранения одежды. Впрочем, тумбу завтра привезут на грузовичке, потому ее и не забирали. А вот остальное пришлось загрузить в машину. Хотя в итоге это все и не заняло так уж много места. Ковер и вовсе оказался привязан к багажнику на крыше. Поэтому даже тесниться не пришлось.
— Вроде бы все такое важное купили, — начал размышлять Электроник. — Теперь у тебя есть связь, ноутбук, одежда, кое-что для большего уюта в домике… Даже если мы что-то и забыли, то это наверняка есть у нас в запасниках. Купили то, чего не хватает и не найти на складе. Газовая плитка имеется, обогреватель мы тебе уже притащили. Еще принесем пару стульев и будет совсем хорошо. Так что мы закончили с покупками на сегодня.
Я невольно вздохнул с облегчением. Оказаться в городе было для меня почти в новинку. Я смотрел на лица людей и мог их запомнить. Никого из массовки в лагере я не смог запомнить и как объяснил Шурик, это была их специальная программа. Вроде бы много людей вокруг, я мог видеть их лица, но на деле большинство из них были безликими куклами. Здесь все было иначе. Думаю, был бы я один, в итоге купив лишь необходимый минимум, я бы поскорее забрался обратно в свою нору. Но у меня была компания и все прошло гораздо проще.
— И слава богу, значит поехали. Угощаю всех в «Макдональдсе», — заявил Саша. Но тут же поймал неодобрительный взгляд Ольги. — Шучу-шучу. Ну что ты Оля, как мы можем променять твою домашнюю кухню на буржуйские гамбургеры?
Готов поспорить он упомянул это заведение лишь ради того, чтобы сказать это и не собирался туда.
— В таком случае у нас остается лишь одно место куда надо заехать перед возвращением в лагерь — больница.
Путь до больницы занял примерно двадцать минут. Ехали мы молча, даже Саня как-то не спешил завязать разговор. А лично я просто глядел в окно и пытался унять беспокойство в груди. Почему-то я жутко нервничал, и причина тому была в том, что вскоре смогу встретиться с Ульяной. Она уже была в сознании и по рассказам Ольги уже могла хотя бы немного шевелить руками. А на днях в город еще прилетели ее родители, которые постоянно навещали ее. Я тоже хотел бы навестить ее как можно скорее, но сейчас чувствовал себя уже не в своей тарелки. Как отнестись к нашей первой встречи вне созданного Шуриком «Совёнка». Как отреагирует она сама? Черт, я далеко не тот семнадцатилетний пацан, который был с ней в лагере. И дело тут даже не в коме и ее последствиях. Я и сам довел до себя не самого лучшего вида. Хорошо хоть побрился, а иначе был бы абсолютно похож на бомжа. Вот такой Семён в реальном мире и ей это еще предстоит узнать. Тут сюрприз на сюрпризе и сюрпризом погоняет. Многое просто придется принять и как-то жить с этим.
Вскоре мы приехали на место и пошли внутрь. Пропустили нас легко, научную команду тут знали хорошо. Всем тут же выдали чистые халаты и бахилы, после чего сказали где искать Виолы и ее пациентку. Судя по тому как тут всяко извивался перед нами главный врач, больница получала какие-то бонусы от того, что мы имели доступ к палате и кое-какому оборудованию. Интересно, сколько в итоге составляет финансирование команды? Ну, если забыть даже про военных, которые получили отличные наработки, то есть еще спонсоры, которые дают деньги с самого начала проекта. И вряд ли это делает какой-то бедненький дядя. В целом выходит действительно крупная сумма. И ведь все на протяжении целых пяти лет. Не тратили же они все, что получали, наверняка что-то оставалось плюс были еще и как таковые зарплаты. Думается никто из команды не бедствует.
За размышлениями время пролетело моментом и вот мы уже на третьем этаже идем в нужную палату. Но в итоге мы до нее и не дошли из-за того, что двое взрослых, мужчина и женщина, увидели Ольгу и тут же подошли к ней. Та почему-то нисколько не растерялась и встретила их обоих улыбкой.
— Татьяна Петровна, Сергей Павлович, рада вас снова видеть. Вы навещали Ульяну?
— Да, забежали на полчаса, — ответил мужчина. — Медсестра сказала, что долго нельзя, ей все еще нужно много отдыхать. А… это ваша команда, да?
— О, это не моя команда, я не руководитель. Позвольте представить вам всех. Александр, он является заместителем Петра Павловича и соавтором нашего проекта. Так же он первый испытатель системы, — на этих словах парень поднял правую руку и показал двумя пальцами значок мира. В его стиле. — Это Сергей, он конструктор. Именно он собрал аппарат и поддерживает его работу, — Электроник отделался едва слышным «здравствуйте». Все же он замыкался в себе, стоило только начать его хвалить. — А это Семён.
И вот тут я едва ли не полностью завладел вниманием этих двоих. Мда, я тут нервничал из-за встречи с Ульяной, но еще успел встретиться с ее родителями. А кто же еще мог ее навещать, а? Да и рыжие локоны дамы были очень знакомы. Судя по тому как они на меня смотрели, кое-что им было известно. Из того, что я и сам лежал в коме, был подключён к девочкам и, я так думаю кто-нибудь проболтался, что принимал самое активное участие в помощи Ульянке. Поэтому если до этого момента я как-то чувствовал себя не в своей тарелке, то теперь это ощущение усилилось в разы.
— Приятно познакомиться, — отец Ульяны протянул мне руку и я, кое-как управляясь с костылями, смог пожать ее. — Ульяна говорила про тебя.
— Говорила обо мне?
— Да, рассказывала, что ты был вместе с остальными в коме и в том лагере… Забыл название. И что это ты появился и спас ее.
Вас все еще не отблагодарили за спасение девочки? Тогда мы идем к вам! И словно подтверждая мои худшие опасения, ее мать кинулась и обняла меня. В ее глазах стояли слезы.
— Спасибо тебе. Мы уже совсем было потеряли надежду увидеть ее снова здоровой.
— Да я… Ну, у меня просто не было выбора, нельзя ее было оставлять…
Вот теперь я уже окончательно был растерян. Не был я как-то готов к тому, что меня тут сейчас начнут благодарить со слезами на глазах и тому подобное. Причем-то, что я сделал выставляется как настоящий подвиг. Это при моем мнении, что я абсолютно ничего такого и не сделал. Да, вязался в опасную авантюру, но я со всем этим повязан уже минимум два года, так что чего уж теперь.
— Спасибо за то, что вернул нам дочку, — сказал Сергей Павлович. — Таня отпусти его, они ж наверняка пришли навестить Ульяну. Пускай поболтают, она будет рада.
Меня наконец-то отпустили, но ощущение неловкости осталось. Вытащить из меня сейчас что-то кроме мычания и едва слышных фраз вряд ли получиться. Вот не привык я к такому и все тут! Наверняка еще покраснел как рак. По возможности потом выражу отцу Ульяны всю мужскую солидарность, что так быстро закончил этот момент. Но в итоге еще пару минут меня благодарили пока они не ушли. А ведь это я еще к Ульянке не зашел в палату. Ох, что еще будет.
— Спасибо за твое присутствие братан, — похлопал меня по плечу Саша. — Если бы не ты, они бы меня тут благодарили за всякое, я же тут после Генды намба ван. Смущался бы вместо тебя.
— Ну спасибо, — поблагодарил я его и наградил в довесок тяжелым взглядом. А он только улыбнулся во все тридцать два.
— Ладно, с этим закончили. Пора приступать к основной задачи.
И он тыкнул пальцем в дверь неподалеку. Вот значит и ее палата. Ну, наверняка самое страшное уже пройдено. Потому под сопровождение я направился к двери. Открыл ее Сашка и зайдя внутрь громко произнес:
— Виола, мужчина твоей мечты прибыл!
Это он про себя или меня? Электроника я по определенным причинам в расчет не брал. Нет, наверное, все же про себя, это у них двоих там «особые» отношения.
— Знаешь Александр, даже по сравнению со здешними врачами ты выглядишь достаточно хило, — улыбнулась та.
— А вот сейчас ты мне не просто сердце разбила, а еще нанесла грубый удар ниже пояса, — засмеялся он.
Мы все зашли в палату и…
— Ой. Ольга Дмитриевна, Сыроежкин!
Ульяна. Ее внешний вид был куда лучше того когда она лежала в капсуле. Цвет лица перестал быть бледным, да и главное, что она уже не просто так лежала без сознания. А улыбка на лице и бодрость в голосе… Это, наверное, было самым лучшим показателем, что она в порядке.
— Ох, ну что вы меня все Ольгой Дмитриевной зовете? Семён, признавайся, это ты ее подговорил?
И тут Ульянка обратила на меня внимание. Оно и понятно, сначала на меня и Александра она обратила мало внимания, ведь мы вроде как не были ей знакомы. Но услышав моё имя все поняла. Удивление читалось в её глазах даже невооруженным взглядом. Как я и говорил, моя истинная внешность лишь первый момент из тех, которые следует принять.
— Привет Ульяна, — улыбнулся я. — Гляжу после «Артека» ты чувствуешь себя хорошо.
— Уж получше тебя, — хитро улыбнулась она. Да, вот сейчас она именно та девочка, с которой я куролесил некоторые смены в лагере. Даже выражение лица тоже самое. Удивление сошло на нет, теперь она признала во мне Семёна. - Семён… Спасибо, что вытащил.
— Да не меня одного благодарили. У меня вот партнер был, Сашка.
— Блин, ну неужели меня заметили, — отреагировал он. — А я думал так и останусь в тени!
— Партнер? Но ты там был один.
— Это потому что я у него в голове сидел, советы давал. Рад наконец-то познакомиться, держи краба!
И вот смотря на их рукопожатие я почему-то подумал, что наблюдаю рождение самого зловещего дуэта шутников. Их смекалки и воображения будет достаточно, чтобы вывести шутки и розыгрыши на совершенно новый уровень. Трепещи мир, Сашка и Ульянка объединяются!
— А почему твоей копии в лагере не было?
— Потому что я сам туда залезал, — начал рассказывать он, усаживаясь на край кровати. — Подключался к вам и наблюдал, контролировал ваши действия если что-то шло не так.
— Я почему-то тебя помню. Смутно, но словно мы уже встречались…
— Это мы тебе воспоминания Семёна некоторые подарили. Помнишь поцелуй в «Артеке»? Вот так они тебе передались.
При упоминании поцелуя девушка покраснела так, что ее волосы казались уже не столь рыжими. Да я и сам неуютно себя чувствовал.
— А обязательно было… ну, целовать?
— Эти умники не придумали ничего другого, — ответил я. — Шурик обещал что-то сделать и смог только это. Кстати, а почему воспоминания смутные?
— Мозг медленно принимает их как свои, — вмешалась Виола. — Потребуется некоторое время прежде чем они будут достаточно ясными. Хотя уже сейчас процесс идет быстрее чем я думала.
— Понятно. Как ты себя чувствуешь?
— Тяжело руками шевелить, — сморщилась Ульяна. — Все еще ложку в руках не могу удержать, пальцы очень слабые. А ногами вообще двигать не могу. Да и вот сидеть в постели могу только если мне помогут и подушки под спину затолкают.
— У меня было почти так же. Только пару дней назад слез с инвалидного кресла и теперь хожу при помощи костылей. Ничего со временем станет легче.
— Я уже хочу вылезти отсюда, а Виола говорит, что нужно еще наблюдение.
— Не менее недели, — кивнула медсестра. — После этого можно уже как Семёна привезти к нам, там я еще некоторое время подержу тебя в лазарете, но можно будет думать об инвалидном кресле. Но не раньше, мне нужно проследить, что никаких отклонений нет.
— Но я хочу уже сейчас!
Я лишь улыбался, глядя как Ульяна протестует против постельного режима. До этого я боялся, что, очнувшись она может резко изменится, но в итоге все мои страхи оказались напрасны. Она вела себя непринужденно, абсолютно нормально. Наверное, мне стоит хотя бы по определенным вопросам переживать гораздо меньше. Тогда и жизнь будет проще.
Перепалку Ульяны и Виолы прервал телефонный звонок — кто-то звонил Александру.
— Ну, как всегда. Да, алло? Шура что… Так стоп, подожди ты. Эй, я ни фига не понимаю. Подожди, что с ней? Да ты можешь блять успокоиться и говорить нормально?! — Крикнул он. У него было испуганное лицо и каждый из нас уже серьезно напрягся. Если уж Сашка так реагировал, то случилась действительно беда. После минуты молчания он снова заговорил. — Хорошо, скоро будем.
И отключил связь. Все смотрели на него, ожидая что он скажет.
— У Лены встало сердце.

0

8

Глава 6, Семья
— Отвратнее не придумаешь, — выдал итог Александр, просмотрев данные на компьютере. — Сердце хоть и встало на несколько секунд, но его быстро завел Генда. Теперь даже попрекнуть его в замкнутости нельзя, это спасло Лену.
— С ней все будет в порядке?
— Понимаешь… Я не знаю.
Доехали до «Совёнка» буквально за считанные минуты. Саня гнал свой жигуль так, что мы легко могли обогнать даже болид «Формулы-1». Ольги с нами не была, она осталась с Ульяной, вместо нее поехала Виола. Пока мы мчались к машине и по дороге, Саша рассказал всю ситуацию. У Лены произошла остановка сердца, но меньше чем за тридцать секунд Генда смог завести его с помощью массажа сердца. Однако и это не все. Шурик следящий за показателями девочек тут же сообщил о том, что ее показатели упали. Да и были замечены аномалии в мозговой активности. Потому и сорвались мы так неожиданно.
По прибытию мы ломанулись было всей толпой в столовую, но вскоре Виола нас остановила и сказала, чтобы не мешались. Позже Александр пошел узнать, как дела и вернулся с новостями, что сейчас состояние Лены куда лучше. Потом выслушали Шурика, который рассказал о полученных данных. Сашка внимательно изучил их, он был единственным кроме Генды спецом по мозгам и этому проекту. Но теперь получается он даже не знает, что происходит.
— Но что с ней произошло? Неужели из всего этого ты ничего не можешь понять?
— Кое-что можно. Данные не совсем точные, но точнее их и не будет. И получается как-то… Я не предполагал, что нечто подобное может произойти.
— Да о чем ты?
— Если кратко, то она сдается.
— Сдается?
— Ты знаком с историями, когда человек будучи крайне уверен в своем выздоровлении был способен излечится даже от самой тяжелой болезни? Бывало даже с раком последней степени вместо месяца-другого жили многие годы, не принимая каких-либо препаратов. И есть противоположные истории — даже с простой болезнью люди умирали уверовав, что это нечто более серьезное. Даже появляются симптомы той болезни, что у его никогда не было.
Я кажется даже какой-то сериал смотрел и в нем был подобный момент. Человек умирал, а оказалось, что ничего страшного и он тут же пошел на поправку. Все это называется силой внушения.
— Но при чем тут наша ситуация? Она же не болеет какой-то заразой.
— Все это объединяет разум человека. Если разум верит, то и можно вылечиться или заболеть. И текущие проблемы Лены тоже из-за этого. Ее разум устал. Только Ульяна была дольше всех в коме. Такие проблемы должны были быть и у нее…, но характер не тот. Жизнерадостность, тяга к жизни. У нашей спящей принцессы же все совсем наоборот. Помнишь я говорил, как она впала в кому? Она и не хочет жить. В «Совёнке» мы ее поддерживали, да и целом там у нее были друзья. Ну и ты. Но только у нее если ситуация приводила к печальному концу все заканчивалось смертью. И вот, пожалуйста, стоило ей оторваться от лагеря и снова оказаться наедине с собой и все стало вновь очень плохо. Предполагаю, что и цикл не самый хороший, состоит из чего-то плохого. Потому все это и произошло?
Она хочет умереть, вот к чему вел Александр. Даже вспоминать не хотелось о тех печальных циклах. Черт, я всегда удивлялся, когда из-за чего не столь серьезного люди готовы были распрощаться с жизнью. Посмотрите, как я раньше жил, вот от чего надо задумываться о суициде, а не от того, что тебя кто-то бросил. Но для Лены это то-то значило. Может она очень сильно любила этого парня. И без него потеряла любую волю к жизни. Да вот только я это считал неправильным! У нее был отец, который многим пожертвовал ради нее, его команда, что старается разбудить ее и остальных девочек. Черт возьми, теперь вокруг нее столько людей, которых она может называть как минимум друзьями. Есть же ради чего жить!
— Получается она умрет?
— И опять я не знаю. Сейчас все в порядке, я бы даже сказал отлично. Шура! Сначала был всплеск странной мозговой активности, а уже только потом остановка сердца?
— Сейчас проверю, — Шурик начал что-то искать у себя на компьютере. – Да, ты оказался прав. Можно сказать, что остановка сердца это лишь последствия этих аномалий.
— Значит моя теория более чем возможна. Что-то плохое произошло ее в цикле и вуаля. Она вполне могла умереть, но мы ей опять этого не дали сделать.
— Такое может повториться?
— Легко. Только когда, через такой промежуток времени… Это неизвестно. Мог с уверенностью сказать, что это будет повторяться вновь и вновь. Но в данный момент все зависит исключительно от нашей девочки. Все же ваши смены в лагере ей помогли, потому такое и не произошло сразу после ее отрыва от «Совёнка». Только насколько ее хватит?
— Еще пять приступов максимум.
Мы тут же обернулись на голос. В дверях стояла Виола, в ее глазах читалась усталость.
— Ее сердце многого не выдержит, да и мозг тоже. Пять подобных случаев и спасать уже будет некого.
— Получается мы не знаем ни когда подобное произойдет, ни сколько у нас вообще времени в запасе, да?
Никто ничего мне не ответил. Да и что тут отвечать, все понимали в какой мы ситуации. Время снова играло против нас. Почти как в цикле Ульяны, когда выяснилось, что у меня всего одна попытка и три дня на ее реализацию. Теперь ситуация тоже складывалась против нас. Опять вместо целых месяцев работы у нас ограниченный срок. Но только мы сейчас даже примерно не знали сколько у нас в запасе времени. И выход из этой ситуации был только один.
— Шурик, тебе надо заняться помощью Лены прямо сейчас, ее нужно вытащить следующей.
— Мы не можем, — сказал он. — В любых обстоятельствах мы должны были вытащить ее последней. Это прототип, у него строгие рамки работы. Лена краеугольный камень системы. Вытащим ее и остальные девчата окажутся в ловушке собственных сознаний навсегда.
— То есть мы сейчас ничего не можем сделать? Только помочь остальным?
— Я…. У меня есть одна теория о том, как бы нам выиграть время.
— Шура, не тяни кота за яйца, — произнес Саша. — Выкладывай сразу и по существу.
— Лена, как и остальные девушки сейчас заперты в собственных разумах. Но как я уже говорил, благодаря данным цикла Ульяны мои возможности несколько возросли. Все это произошло из-за цикла, ведь так? Я могу определить его местонахождение и… скажем повлиять на него. Воспользуюсь приятными воспоминаниями из циклов в «Совёнке» и буду передавать их Лене.
— Это действительно должно помочь, — с этими словами Александр снова начал изучать данные на мониторе. — В теории это действительно должно помешать ей сдаться. Обычно мы стараемся стимулировать организм, чтобы он поборол заразу. А тут будем стимулировать уже разум, чтобы у нее появился стимул не сдаваться! Переборем ее негатив приятными воспоминаниями. Шура, приступай к этому прямо сейчас.
Очкарик кивнул и тут же начал что-то делать. Я подошел поближе и заглянул в его монитор. Он выбирал какие-то видеофайлы и куда-то перекидывал их. Смею предположить, что это записи смен из «Совёнка». Надеюсь это поможет ей. Нам нужно время, чтобы вытащить остальных, до этого мы не сможем вытащить Лену.
— Может воспользуемся и ее настоящими воспоминаниями? — Предложил я. — Хотя бы приятные моменты ее отношений с парнем. Это должно сработать не хуже.
— А ты прав. Конечно к памяти Лены сейчас достаточно узкий доступ, но кое-что я смогу вытащить. Что скажешь Саша?
— Скажу, что это очень даже хорошее предположение Семён, — ответил наш второй номер, не отрываясь от работы на компьютере. Сейчас и он и Шурик занимались своим делом. — Ее личные воспоминания, да о том парне могут сработать лучше «Совёнка». Так Шура, когда начнёшь бомбардировку ее сознания приятными воспоминаниями, сообщи. Я буду отслеживать все показатели.
Да, сейчас они полностью поглощены работы. Они активизировались и кажется уже не замечали ничего вокруг. Я огляделся, но так и не увидел Виолу. Видимо она уже ушла обратно в столовую, сейчас ее место там. Меня похлопал по плечу Электроник.
— Пошли что ли, сейчас мы тут явно ничем помочь не можем. Перетащим покупки в твой домик.
Я был вынужден согласиться с ним. Мы оба сейчас оказались не при делах. Была еще и Оля, которая наверняка тоже чувствовала себя потеряно, но она хотя бы приглядывала за Ульяной, могла себя чем-нибудь отвлечь. А мы с Серёгой оказались предоставлены сами себе. Все, что мы можем, это ждать пока ситуация не переменится. Может быть меня это и бесило, но я смирился. Или хотя бы делаю вид, что смирился.
— Эх, все у нас что-то происходит, — сказал Электроник, когда мы вышли наружу. Вид у него был грустный, если не сказать подавленный. — Мы вроде только Ульяну вытащили, а теперь вот это. Словно кто-то специально все это устраивает.
Черт, мне это ощущение было очень знакомо. Не раз подобное я испытывал в «Совёнке» и оказалось, что так оно на самом деле и было. Но сейчас никто специального этого не делал. Нельзя было обвинить в наших бедах кого-либо. Оставалось лишь как-то смягчать последствия таких событий и найти выход из всего этого.
— Как думаешь, они смогут сделать так, чтобы у Лены больше не было остановки сердца?
— Не знаю, в плане биологии и разума я не особо силен, только с железом я большой спец. Но Сашка все же гений. Без него мы не смогли бы достигнуть и половины всех наших успехов.
— Я иногда забываю, что он на самом деле хорошо разбирается в мозгах.
— Не только в этом. Если он заинтересуется, то сумеет много где проявить себя. Ты кстати знал, что он отлично играет на гитаре?
— Нет, он об этом совсем не говорил, — удивился я. Странно, он вроде многое рассказал о себе, но я все еще не знал множество деталей его жизни и характера. — И что, он действительно хорош?
— Еще бы. Мы как-то обнаружили на гитаре старую гитару, видимо предназначалась для тутошнего музыкального клуба. В поганом состоянии, но он привел ее в порядок и даже устроил небольшой концерт.
— Интересно, он вообще чего-то не может?
— Поёт он крайне паршиво, — усмехнулся блондин. — Аж уши в трубочку заворачиваются. Ещё у него ограниченные возможности в готовке. Плов сготовить может, но вот суп…
В итоге, пока мы кое-как перетаскивали покупки (я мог брать лишь пару легких пакетов за раз, так что основная нагрузка легла на Серёгу), Электроник пересказывал все, что не умеет наш друг. Получался вполне приличный список. Хотя, как мне думается, список того, что он умеет в отличии от других людей, будет гораздо больше. Но этот разговор помог нам немного отвлечься. Потом мы начали работу с моим домиком. Расстелили ковер, повесили занавески и пока аккуратно сложили в углу мои вещи. Ноутбук перекочевал на тумбу, а книги я спрятал уже в нее саму. Телефон, после записи номеров всей команды, отправился на зарядку. Так же свой продуктовый запас я отправил под кровать, чтобы особо не мешался. Теперь тут можно было вполне неплохо жить. Сергей принес пару стульев и сейчас мы заслуженно расслаблялись, когда объявились Шурик и Саша.
— О, а тут теперь вполне неплохо, — заметил наши труды Александр, скидывая обувь и прыгнув на кровать. — Еще бы пару плакатиков на стену повесить и вполне себе нормальное холостяцкое жилище.
— Вы все сделали?
— Теперь с определенной периодичностью в разум Лены будут поступать хорошие воспоминания, — ответил Шурик, усаживаясь прямо на ковер. — Саша отметил, что после этого мозговая активность Лены стала куда более стабильной.
— Да что там стабильной, там наверняка сейчас сущий рай. Не буду особо ошибаться если скажу, что мы возможно даже этим изменили ее цикл!
— А это разве возможно? Мы же к нему даже пробиться не можем.
— Наши возможности несколько возросли после цикла Ульяны. Но таким не стоит пользоваться с целью повлиять на циклы других девушек. Все же влияние извне… Они и так заперлись у себя в разуме из-за этого. Так мы поступили из-за того, что выбора не было.
— Хотя бы добились того, что она теперь в относительной безопасности, — подвел я итог.
— Это да, — согласился Александр. — Не сделай мы хоть что-то, повторение такой ситуации было крайне вероятно. Причем в ближайшее время.
Эх, вроде бы собрались вместе, даже Шура с нами, а темы какие-то достаточно печальные. Надо перевести тему в куда более приятное русло.
— Сань, а я давно хотел спросить одну вещь. Ты получается фанат «Евангелиона»?
— С дуба рухнул? — Зыркнул тот. — Ненавижу его.
— А Генду вон как назвал…
— Не виноват я, не ознакомился я в свое время, а как-то захотелось прикоснуться к классике. Потом долго плевался. Ну не понимаю я всего этого, воротит!
— Мне тоже не особо понравилось, — произнес Электроник.
— Ты тоже смотрел?
— Вместе с Сашкой. Он заставил меня с пятой серии вместе с ним смотреть, сказал, что в одиночку смотреть это убожество не может. И так до самой последней серии. А потом еще эти измененные последние серии…
— А зачем ты смотрел все до конца если тебе не понравилось? — Спросил я нашего гения.
— Потому что, надо полностью закончить просмотр, чтение книги или игру, чтобы потом смело объявить, что все это фуфло! И да, я верил в чудо, что в определенный момент все наладиться. Но куда там. Сёма, а ты же и сам фанат японских мультиков?
— Есть такое.
— Так, открывай свой новехонький ноутбук и подключайся к вай-фаю. Есть у меня для тебя пара хороших предложений, заодно убьем время. Шура! Стоять партизан, не уйдешь! Смотрим вместе!

***

— Знаешь, я в этом ни черта не разбираюсь.
— А должен, — сказал подъехавший ко мне на стуле Шурик. — В конце концов, если уж ты теперь наш второй испытатель системы и заходишь в циклы, то тебе следует более четко понимать все тонкости этой работы.
— Понимать я это понимаю, но это не меняет того факта, что это не по мне, — бурчал я. Невольно чувствовал себя тупым, пускай информация, которую мне нужно освоить предназначена для людей как минимум с двумя высшими образованиями. А у меня одно и то не до конца законченное. – Нет, насчет показателей мозговой активности я все понял. Тут все элементарно, почти все в цифрах и главное, чтобы все не пересекало определенные значения. Есть безопасный уровень, подозрительный, критический. Еще понимаю снимки этой мозговой активности. Но вот все остальное — темный лес!
— Ну хоть что-то. Остальное я и сам понимаю лишь условно и в пределах компьютера. Тогда перейдем к изменениям циклов.
— Это ты про то как мягко влиять на циклы, чтобы добиться нужного результата, не вызывая подозрений?
— Да. Лучше всего пронаблюдать за этим с помощью записей циклов «Совёнка». Постепенно вы начинали действовать самостоятельно, вам не надо было прописывать каждый шаг. Когда что-то делали сами, когда вы начали говорить исключительно от себя. Но все это в целом не влияло на общий… «сюжет». Будет полезно для тебя, узнаешь пределы, до которых можно выходить в циклах девушек. Сейчас скину на рабочий стол папку, посмотри виде по порядку.
Я кивнул. В целом только вот ради этого я и согласился на все это. Действовать постоянно наобум, не знать, как действовать наверняка и какие пределы у тебя есть. Высказав пожелание как-то научиться действовать в такой обстановке, ребята решили, что мне надо пройти краткий курс молодого ученого. Мне начали объяснять, как работает сам прибор, что и как происходит там в головах у девушек… Короче, за последние пять дней я узнал так много нового, что голова пухнет. Хотя меня радовал тот факт, что хоть что-то я в этом понимал. Но вот нудные лекции за авторством Сани…
Правда не думал, что я буду учится на записях своих циклов. Это немного смущало, но зато будет яркий пример. Спустя пару минут у меня на рабочем столе появилась папка и я начал просмотр видео. Как и ожидалось это оказалось трудно. Увидеть снова лагерь, это лето, девочек…
Первые видео показывали мой приезд в лагерь. И да, раз от раза они серьезно отличались! Первые два видео я вел себя абсолютно неадекватно. Психовал, нервничал, требовал от появившейся Слави объяснений. И, наверное, большинство людей так же себя вели окажись они в подобной ситуации. И видео резко обрывалось. Это и есть крах системы. Мое поведение выходило за нужные рамки и все ломалось. Зато уже на третьем видео я вел себя куда спокойнее. Правда почти ничего и не сказал Славе, лишь что-то промямлил. Думаю, тут уже действовали те блоки, о которых мне говорили. А потом постепенно все подошло к той ситуации, которая повторялась раз за разом — я был в шоке, слишком удивлен, но вел себя относительно спокойно и даже мог отвечать Славе. Ничего нового из этого я не узнал, но зато понял, что произойдет, когда я окончательно выбьюсь из своей роли. И ведь сделать это достаточно легко.
Следующий эпизод, который мне нужно было изучить — знакомство с Ольгой Дмитриевной. Когда я добрался до нее у меня уже были эти блоки, но все же и тут я в первые циклы вел себя наглее, подозрительнее и эмоционально. Так я именно в этот момент и понимал, что изменился внешне. И это вело опять к краху системы. Потом я это перестал замечать, однако сыпал вожатую различными вопросами. Но краха уже не было, она лишь отвечала отмазками или игнорировала вопросы, и я в итоге примирялся с ситуацией. А под конец я вел себя куда тише, старался сильно не напирать и много принимал как данное или хотел разобраться с этим позже. И наше знакомство происходило куда спокойнее. Отсюда я уже сделал определенные выводы. Если отыгрывать роль, но все же напирать с вопросами, то краха может и не быть. Риск остается, но он куда меньше. Впрочем, вопросы могут и не принести ничего толкового. Лучше использовать что-то наводящее, да задавать от силы два-три вопроса и умолкнуть. Следовать течению и внимательно наблюдать за моим окружением. Это река все равно выведет меня к девушке…
Потом шло еще несколько примеров ситуации такой ситуации. А дальше… Пошли различные моменты сближения с девушками. И вот тут мне захотелось сгореть от стыда. Во-первых, из-за того, что в каждом таком случае первые циклы я вел себя даже хуже какой-нибудь рохли. Во-вторых, темы частенько были личные. Шурик понимающе одел наушники и врубил музыку. Как я обожаю эту мужскую солидарность! Потом я уже реабилитировался в собственных глазах будучи более решительным, предпринимал шаги, чтобы сблизиться с девушками. И ведь это исключительно мои достижения, себе шишек заработал и наконец-то начал поступать правильно. Неплохо, однако.
Занимался я этим не один час и в итоге, когда закончил, наступил уже вечер. Пришлось с Шурой перекусить тут же что у них осталось в запасниках. Ох, как я давно не засиживался так за компьютером! Само тело отвыкло от такого, требовало движений. Хотя бы для того, чтобы поддерживать мышцы в тонусе, а то еще долго не смогу ходить без костылей. За окном уже вечерело, но пока было еще не особо темно. Потому я и решил хотя бы чуть-чуть прогуляться перед сном. Попрощавшись с Шуриком, я двинулся на улицу.
Обычный маршрут: от клубов я двинулся к пристани, оттуда к столовой, потом к музыкальному клубу, а под конец к воротам. Небольшой импровизированный ритуал, совмещал приятное с полезным. На некоторое время оставался один на один с этим лагерем. Но сегодня под конец наш дуэт оказался разбавлен другими людьми. Еще подходя к воротам, я увидел свет и шум двигателя. Александра сегодня весь день видно не было, он кажется уезжал в город по делам. Хм, скоротать время до ночи с компанией было бы не так уж плохо. Я решил пойти ему на встречу, но из-за ворот уже выходили люди.
— Эй, Семён!
— Рад тебя видеть Ульяна.
Коляску с девушкой толкал Саша, а позади шла Виола. Не ожидал, что уже время ее возвращения в лагерь. Говорилось кажется о неделе наблюдения. Но раз уж так, то все даже к лучшему. Нам, пожалуй, не хватало кого-нибудь столь энергичного и веселого в последние дни. Теперь тут определенно станет куда веселее.
— Не ждал меня, да? — Улыбалась она. — А я вот приехала!
— Не приехала, а довезли тебя, — подметил Александр. Вид у него был немного уставший. Видимо действительно были какие-то дела в городе. — Выглядишь слегка усталым Семён.
— Да и ты не лучше. Неужели Ульяна тебя так потрепала?
— Эй, я ничего ему не делала, — возмутилась рыжая.
— Не, конкретна она нет. А вот ее родители да. Они сегодня уезжали обратно в родной город, надо было их проводить, посадить на самолет… И конечно её мама не переставала меня благодарить и так далее. Заикнулись еще об оплате перелёта и проживания, даже деньги пихали. Моё общение с людьми должно быть сведено к минимуму, я могу общаться лишь с такими же больными на голову как я!
— Как ласково ты назвал всех ненормальными, — улыбнулась Виола. — Ладно, пойду подготовлю лазарет к прибытию Ульяны. Вы пока погуляйте хотя бы полчаса, потом завези ее ко мне. Спокойной ночи мальчики.
И ушла. Вот уж точно кошка гулящая сама по себе. Все больше убеждаюсь, что они с Сашкой хорошо сошлись бы.
— Эх, какая женщина! — Произнес он. — Ну да ладно. Раз надо убить время, то покатили к Семёну в домик.
— А почему ко мне?
— А почему бы и нет?
Эх, спорить с ним так же бесполезно как с вожатой Ольгой Дмитриевной. Не то что бесперспективно, так еще и вредно. Так что я лишь махнул рукой и первым пошел по направлению к моему жилищу. Ульяна сначала помалкивала, но озиралась вокруг. Да, двоякое впечатление увидеть «Совёнок» в реальности, я её прекрасно понимал. Особое впечатление производит заброшенность этого места.
— Тут все так иначе, — произнесла она.
— Ты еще обжитые места не видела, вообще крышу сорвет, — заверил ее Саня. — Этот лагерь совсем не тот, что вы знаете. Докажи Семён!
— Внешне да, это совершенно другое место. Но как по мне, тот «Совёнок» был для меня местом где я излечил душу, где я мог быть с друзьями и близкими. Для меня ничего не изменилось.
— Ох, вот ты как всегда, — хихикнула рыжая, — постоянно жутко серьезный и говоришь не менее серьезные вещи.
— Некоторые вещи не меняются. Должен же тут кто-то сохранять серьезность.
— Сёма, ты разбиваешь мое сердце! — Александр сделал грустное лицо. — А я думал, что мы с тобой дуэт умов и серьезности!
— Не в этой жизни.
К счастью, Электроник еще вчера прибил рельсы к ступеням моего домика, так что мы легко закатили Ульяну ко мне в домик. Хотя уже внутри пришлось пересадить ее на кровать — колеса инвалидного кресла могли испачкать мой новый ковер!
— А тут немного пустовато, — заметила девушка. Ну да, не считая того, что было сделано пару дней назад, мы затащили сюда более или менее приличный кофейный столик, на котором расположилась выделенная мне посуда. Между прочем чистая, я пока поддерживал в комнате идеальный порядок!
— Я не так уж давно тут обустроился, — сказал я, садясь рядом с ней. — Да и никаких личных вещей у меня с собой не было, все осталось в моей квартире.
— Ты живешь один?
— Ага, жил один. Хотя правильнее будет сказать существовал.
— Сама критичность, — устраиваясь на стуле сказал Сашка. — Таких как ты целая куча, ничего страшного. Обычный такой Отаку.
— Отаку? — Поинтересовалась рыжая.
— Я тебе потом расскажу. Кстати, надо будет потихоньку и тебе домик подготавливать. Ох, опять придется трудиться… Может тебя лучше с Семёном поселить?
— Нет! — Ответили мы с Ульяной одновременно. А это уже из разряда «вот это поворот». Понятно я, у меня причины на это есть определенные. Но и она отказалась. Лишь немного покраснела и отвернулась.
— Нечего мне жить в одном домике с парнем Слави, — пробурчала она.
И вот тут я чертовски сильно удивился. Удивленными глазами посмотрев на Александра, я ожидал, что он хотя бы скажет откуда Ульяна знает такие детали. Если она и должна была помнить что-то, так это циклы, которые мы проживали. И там я вроде как со всеми девушками успел нафлиртовать до серьезных отношений. Кроме Ульяны. Тогда с чего выводы? Саня лишь виновато улыбнулся.
— Ну мы решили в воспоминания, что ты будешь передавать девушкам, добавить кое-что. Для того, чтобы на корню избавить тебя от проблем, связанных с тем, что придется разъясняться с девушками… Не смотри так на меня, это Ольга посоветовала!
Хотелось одновременно стукнуть его по голове одним из своих костылей и еще сказать спасибо. Ведь этот вопрос когда-нибудь поднялся и было бы тяжко. А так… будет чуть проще. Не снимет проблему полностью, но облегчит ее. Я глянул на Ульяну. Та все еще не повернулась к нам. Возможно она даже обижена на меня. Что поделать, по сути я вроде как ее чувства отверг и все такое. Действительно сошлись звезды раз такой как я смог попасть в такую ситуацию. В отношениях я полный профан. Да, был «Совёнок», девушки… Отыгрался за многие годы своей одинокой жизни. Тем не менее оказавшись в такой ситуации я чувствую себя крайне смущенно и нелепо. Эх…

— Так, пойду я у Ольги отмечусь, что новую подопечную привез, а вы пока посидите тут, поболтайте, — сказал Александр поднимаясь на ноги и направляясь к двери. Натянув ботинки и куртку, он уже было вышел наружу, но ненадолго остановился. — Вы хоть весь домик не раздолбите, окей?
И вышел. Тоже мне друг называется. Поставил в такую ситуацию и свалил. Хотя этот разговор действительно нужен. Я немного медлил — с чего начать, что сказать ей? Что-то сделать надо, но вот что блин?! После двух минут молчания я все же решился.
— Ульян…
— Обидишь Славю, жуками в котлетах не отделаешься, — перебила она меня. При этом все еще не поворачивалась ко мне. — Она осталась без семьи, только ты у нее и остался. Поэтому постарайся как можно реже тормозить и быть более ответственным.
Она наконец-то повернулась ко мне. Лицо у нее было печальным. Она действительно переживала за Славю. Ну, а как иначе. Это правда, что я вроде как теперь связан со всеми девушками, а они со мной. Но еще они связаны и между собой. Даже в своей цикле Ульяна хотела видеть нас всех одной дружной компанией. Я улыбнулся и потрепал ее рукой по голове.
— Мы всей ей поможем. Спасибо Ульян.
— Смотри мне! Будешь бояться ложиться спать и ходить в туалет! А когда Алиска проснется я и её подключу к этому!
— Верю-верю, ваш дуэт действительно страшная сила.
Она улыбнулась. У меня же было ощущение словно я сбросил немалую часть груза, что тащил много времени на себе. Я люблю Славю, этого не изменить. Не знаю почему именно её, просто для меня она действительно очень дорога. Но я не хотел, чтобы из-за моего выбора меня возненавидели другие девочки. Они были мне как… семья.
И черта с два я оставлю свою семью.

***

Как я и думал, Ульяна вполне свободно влилась в коллектив. Это раньше у нас было трио из меня, Электроника и Сашки, разбавляемое иногда еще и Шуриком. Теперь это был полноценный квартет. Правда на этом «клуб холостяков» прекратил свое существование ведь среди нас появилась девушка. Но словно и этого мало, с нами частенько теперь бывала и Оля, став, как и Шурик, неофициальным членом нашей компашки. Но и этому я не был удивлен, этого тоже стоило ожидать. И так как Ульяна пока жила в лазарете местом собраний стал мой домик. Проходной двор ей богу.
С новым лицом в лагере внеслось и разнообразие в наши обыденные занятия. Семь лет — это поистине огромный срок. Много упущенное, сейчас даже за год многое может пронестись мимо пускай ты и следишь за происходящим в мире. Так что мы помогали Ульяне нагонять произошедшее во всех возможных сферах. Только каждый делал это с учетом собственных интересов. Сашка постоянно устраивал просмотры сериалов и фильмов, иногда советуя ту или иную книжку. Серёга рассказывал о новинках в технологиях и даже отдал Ульяне свой плеер и планшет. Чему она была просто до ужаса рада! Уже через сутки мне пришлось объяснять ей почему больше не устанавливаются приложения, ведь она полностью загрузила память. Ольга помогала по женской части наедине с ней. Все же заснуть в теле едва ли подростка и проснуться почти взрослой девушкой… Тут многое нужно было узнать. Даже Шура принял в этом участие сделав ей прическу. Он оказался чертовски хорошим парикмахером! Моя жизнь никогда теперь не станет прежней…
А я составлял ей компанию почти все время. В конце концов нам обоим нужны были прогулки — ей развить руки, а мне уже наконец-то встать на свои ноги без помощи костылей. Через полторы недели я наконец-то начал ходить. Только недолго и достаточно медленно. Но все же я ходил! Радости у меня было полные штаны от этого факта.
Так мы и жили, а погода потихоньку ухудшалась. Осень уже не просто вступила в силу, даже немного повеяло будущей зимой. Нынешнее лето по словам Оли было достаточно прохладным, и зима должна была прийти очень рано. А я если честно был и не против этого. Два года, проведенные в бесконечном лете, кого угодно заставят побыстрее встретить зиму. Да и в лагере куда уютнее будет, когда выпадет снег, нежели эта сырость и грязь. И да, дожди стали идти еще чаще! Потому в этот день мы почти всей компанией заперлись в клубе у электронщиков. Ульяна была у Виолы на процедурах, так что сейчас тут была чисто мужская компания. И мы ждали результатов от Шурика.
— Думаю, предварительный анализ готов, — выдал очкарик. — Не бог весть что, но куда лучше, чем в прошлый раз.
— Значит ты смог окончательно пробиться к циклу Маши?
— Да, правда это все равно сложно из-за ее состояния.
— Расщепление разума, — мечтательно произнес Александр. – Мало того, что мы и так делаем невозможное, мы еще столкнулись с нечто подобным! Пара научных диссертация уже у меня в кармане. Жду не дождусь нашего очередного приключения Семён!
— Мне бы твой оптимизм. В любом случае, теперь мы сможем начать это дело через два дня.
— А я ещё и подправил твою капсулу, — присоединился Электроник. — Теперь сможешь подключаться «вживую», без снотворного. Будет больно при подключении, зато сразу очнешься, когда мы тебя вытащим. Может и головной боли будет поменьше.
После того как произошла ситуация с Леной, Шурик полностью сосредоточился на помощи девушкам. Вскоре он наметил путь, который должен был привести его к Маше. Это новость обрадовала меня, но я уже не так спешил как можно быстрее начать. Я полностью осознал насколько это опасно и как мне нужно действовать. Впрочем, решимость мою это нисколько не уменьшило. Я вытащу Машу из ее цикла и с помощью Александра помогу восстановить ее личность.
И на этот раз мой напарник не будет просто голосом в моей голове. Еще позавчера мы получили первые данные и Александр вместе с Гендой изучили их. И пришли к выводу, что из-за двух личностей, Мику и Маши, они не смогут запустить меня в ее цикл. Нет, запустить меня может и найдется способ, только при этом я сам рискую получить раздвоение сознание. Потому и было принято решение, что он пойдет со мной. После вывода Ульяны у первого аппарата стало две свободные капсулы, Саню можно подключить к нашей сети. Ранее это было рискованно, но теперь мы точно знаем — девушки в порядке, только заперты в собственном сознании. Электроник почти двое суток возился с нашими капсулами, перенастраивал оборудование. Работы хватало у всех.
Теперь оставалось лишь просто подождать.

0

9

Глава 7, Один плюс один не равно двум
— Скука! — Крикнул внезапно Александр. — Нужно срочно чем-то заняться, желательно весёлым!
— А разве мы не занимаемся чем-то важным в данный момент?
— Угу, сидим в этой пустоте, геморрой на задницах зарабатываем…
На деле я его очень даже неплохо понимал. Сидеть в этом пустом пространстве просто так уже почти полчаса было до запредельного скучно. Как-то кинутые мною слова о том, что это место следует сделать чуть более интересным, не нашли того, кто бы их услышал. Да оно и понятно, наш главный компьютерщик с утра до ночи решал другие более важные дела, упрекнуть его не в чем. Сейчас все силы были брошены на то, чтобы как можно быстрее помочь девушкам. Все из-за Лены и её состояния. До этого можно было позволить себе отвлекаться на второстепенные вещи, а теперь вопрос времени стал ребром. Потому и жаловаться лишний раз на эту пустоту я не собирался, просто сидел на том, что здесь было вместо пола. Сашке, понятно дело, это сидение быстро наскучило, потому он пытался найти себе хотя бы какое-то занятие. Безуспешно, разумеется.
— Не так я себе представлял наше приключение с расщепленным разумом, ох не так…
— Ты же сам говорил, что нам нужно посидеть здесь. Влезать сразу вдвоем в разум Маши нельзя, потому мы и сидим в предбаннике.
— Ну сказал и что? Как будто мне этого хотелось. Все из-за состояния этой девушки.
Расщепленный разум. Ранее я интересовался насчет этого у Ольги, которая не особо разбиралась в этом вопросе. Она сказала, что это очень схоже с раздвоением личности, но все куда сложнее. А недавно я поинтересовался у своего напарника насчет сути вопроса. И как оказалось раздвоение личности тут и рядом не стояло! Единственное сходство в том, что у человека появляются две личности. Но обычно вторая личность абсолютно непохожа на истинную. Она основана на тайных страхах, желаниях и прочем. Расщепленный разум же это две половинки одного целого. Или не совсем половинки. Тот характер, что был присущ личности, разделяется на две личности. Излишняя болтливость и любовь к музыке к одной личности, прагматичный взгляд на жизнь другой личности. А то, чего не хватает эти личностям после деления, создается само. У Мику и Маши, что я встречал в циклах «Совёнка», есть что-то от настоящей Маши, а что-то выдуманное. Поэтому тут даже самый лучший психолог не может. Он бы решил, что надо подавить одну из личностей, что приведет к ужасным последствиям. На деле надо соединить две половинки, чтобы сделать нечто целое.
И такое было бы невозможно вот без этой машины и нашего вмешательства. Хотя и для нас все это темный лес. Что сейчас твориться у нее в голове, как повлияло расщепление разума — ничто не было понятно. Единственное, что мы еще смогли выяснить со стороны это то, что нам надо идти с Александром вдвоем. Из-за двух личностей нужно два разума. Если послать одного, то он и сам рискует получить расщепление. Послать троих — ухудшить ситуацию Маши. Еще требовалось пройти предбанник. Пока мы сидим тут, наш электронный гений посылает волны нашей мозговой активности в разум девушки, чтобы она привыкла. Когда наша синхронизация дойдет до нужного уровня, мы отправимся в этот цикл.
Наличие Сани со мной меня серьезно успокоило. Его опыт с разными циклами куда больше моего, он сразу поймёт, когда ситуация накалиться до предела. Правда из-за того, что он теперь не действует как мой внутренний голос наша связь с реальным миром менее стабильна. Но и тут Шурик проявил свой талант.
В кармане пискнул телефон. Вытащив его, я открыл новое сообщение. Вот такие СМС из реального мира и будут нашей связью. Мы можем просто вслух произнести и наш ведомый все услышит, а вот мы сможем получить от него информацию только так. Не самый совершенный способ, но лучше, чем ничего.
«Начинаем через пять минут, приготовьтесь.»
— Саш, Шура говорит, что начинаем через пять минут.
— Ох, ну слава богу. Я уже было подумал, что нам еще час тут торчать. Готов Семён?
— Насколько это возможно, — ответил я, поднимаясь на ноги. Если честно, то нервозность вернулась ко мне. А как тут не нервничать если от тебя зависит жизнь девушки? Причем девушки, которая тебе не безразлична. Мой партнер тоже нервничал, но умело скрывал это и выводил на передний план свою готовность хоть к дьяволу в ад отправиться. Одна из его хороших черт. — Как думаешь, что нас там ждет?
— Ох, если бы я знал. Разум человека сложного человека. А разум девушки вообще капут. Плюс еще расщепление личности. Там нас может ждать что угодно. Поэтому Шура держит руку на пульсе, он сразу вытащит нас, когда будет удобный случай. Хорошо хоть тут цикл зациклен, есть возможность уйти.
— Главное понять, как помочь двум личностям стать единой. У тебя есть хотя бы какие-нибудь идеи?
— Неа. Тут очень многое зависит от того, что там за цикл. Тут надо найти камень преткновения, понять причину всего этого.
Я вспомнил Машу и Мику в лагере. Надо признать, что они были очень непохожи. Мику болтушка, обожает музыку, якобы родом из Японии и значит все японское для нее не чуждо, открытая и дружелюбная. Маша менее дружелюбная. Нет, она на деле очень добрая, но все же менее открыта, хуже сходиться с людьми. Насчет любви к музыке и Японии ничего не скажу, но она не болтает как Мику. Зато более или менее творческая жилка у нее есть и актриса она не самая плохая. Слишком они разные. Хотя тяга к творчеству у них есть, пускай и направления разные. Надо будет взять это на заметку.
— Может быть у них конфликт из-за того, что две половинки так непохожи? — Предположил я. — Ты видел же их, они друг на друга только внешностью похожи.
— Хм, вообще правильное предположение, — задумался Александр. - Маша из кино достаточно язвительна и недружелюбна. Мику куда более общительная, дружелюбна. Надо заострить внимание на том в чем они расходятся. Слишком велика вероятность, что одна из непохожих черт принадлежит настоящей Маше. Еще следует узнать в чем они схожи, это будет основой для них.
— Они обе творческие личности. Одна тянется к музыке, другая актриса и еще пытается что-то писать.
— Да, изначально была такая основа. К счастью, появилась и вторая.
— Какая именно?
— Ты! Ведь в первые циклы, когда ты сближался с Мику, была только она. Уже потом появилась эта фишка с кино и Машей. И хочу напомнить, что там уже по умолчанию ты был ее бывшим парнем и вы вновь сближались.
— Близость со мной объединяет их, — подвел итог я. — Но что нам это в итоге дает?
— Поймём, когда попадем в цикл.
И тут как по волшебству появилась дверь. Шурик наконец-то дал добро на то, чтобы мы начали дело. Пришла и СМС. «Удачи». Как всегда, лаконично и коротко.
— Думаю, пора начинать.
— Да ладно, где наша не пропадал, — подходя к двери, сказал Саша. От открыл ее и в глаза нам ударил яркий свет. Такой же как с Ульяной. — Будем надеяться, что мы попадем в хорошее местечко!
И зашел внутрь. Ладно, один раз я уже это сделал. Выдохнув, я сделал пару шагов и вошел в этот свет. Пришлось закрыть глаза, но свет пробивался даже через закрытые веки. Но спустя две секунды все кончилось, стало темно. И послышался голос напарника:
— Семён, открывай глаза, офигеешь.
Я открыл глаза. Я не знал, чего ожидать, но не думал, что окажусь в городе! Мегаполис западного уровня. Высотки из стекла и стали, яркие огни повсюду. Магазины, кафе, машины у обочин, даже пара великов имеются. И судя по иероглифам я оказался где-то в Японии. Может Токио? Это логично если вспомнить, что Мику вроде как японка. И все бы ничего, но в этом городе никого не было. Ни одного человека, вокруг стояла жутка тишина. При этом никакого ощущения заброшенности вокруг. Словно люди пропали только что, одновременно с нашим появлением. Я глянул вверх, но увидел лишь ночное небо и несколько звезд. И еще было тепло, гораздо теплее, чем сейчас в реальности.
— Это Токио?
— А черт его знает, я никогда в нем не был. Может и нечто похожее. Увидела в каком-то фильме или манге и создавала японский город по своему вкусу.
— Значит, это вроде как Япония, да?
— Да. Я, знаешь ли, выучил в свое время китайский. И вот эти иероглифы не из этого языка. Да и в какой еще стране мы могли оказаться в разуме Маши?
Ответить мне на это было нечего. Я решил немного пройтись по улице. Вот в кафешке на столиках стоят кружки с чаем и кофе, причем еще свежие напитки, пар идет. Но вот зоомагазин, там даже животных в клетках нет. Никого живого кроме нас с Сашкой не было. Самый настоящий город-призрак!
— Как-то жутковато, — пробубнил я. — Словно я в какой-то ужастик попал.
— И не говори. Понятия не имею что тут происходит, но зато уже можно сделать определенный вывод — в цикле доминирует Мику.
Японский город, все японское. Действительно, хозяйкой цикла была именно она. Но где же тогда вторая половинка?
— А Маша? Ведь и она тут должна быть.
— Не знаю дружище. Эй, Шура, можешь что-то сообщить?!
Крик так и остался без ответа, но спустя минуту мне на телефон пришло сообщение.
«У меня странные показатели. Присутствует аномалия в повторении цикла. Попытаюсь как можно быстрее все разузнать. А пока двигаетесь на запад, там что-то крупное. Скорее всего обе половинки разума Маши.»

— Тут какая-то странность с циклом, Шурик пытается побыстрее с этим разобраться.
— Еще одного бесконечного цикла нам не хватало, — сморщился Александр. — Что-нибудь еще?
— Сказал двигаться на запад, есть вероятность, что там мы найдем Машу и Мику.
— Отлично, тогда двигаем… Сёма, а ты в курсе где тут запад?
— Эм…
Тут снова пропиликал телефон.
«Направо.»
— Надо идти направо.
— Тогда идем направо!
Мы двинулись по улице в нужном нам направлении. И раз дорожного движения не было, двигались мы прямо по дорожной полосе. Через две минуты мы вышли на просторный перекресток сразу нескольких дорог. Здесь было так просторно, что при необходимости можно было бы разместить здесь не одну сотню человек. Но не только масштабом и свободным пространством был примечателен этот перекресток. Одна из дорог резко обрывалась и буквально через метр начинался… лес? Внезапно посреди города был сплошной лес из могущих елей, дубов и прочих деревьев, которые я плохо знал. Были даже берёзки! И конечно зелёная травка, различные кустики… Словно кто-то вырезал часть города и вставил сюда этот лесной кусок.
— Что это Саш?
— Смею предположить, что это точка соприкосновения двух разумов. Все же у Маши тут две личности, вот так они делят этот цикл на двоих. Не предполагал, что, Маша предпочтет какой-то лес.
— Мы возможно ошиблись с предположением, что в цикле доминирует Мику. Этот лес может быть не меньше уже созданного города.
— Это ты правильно сказал. Можно было бы подняться на одну из высоток, чтобы поглядеть на соотношение двух половинок, но…
— Смотри! Вон там, слева!
Я показал ему на то, что сейчас происходило. Прямо на наших глазах исчезало несколько деревьев, вместо них появлялась дорога, тротуар, даже часть здания начала появляться! Пока это было на уровне фантома, но оно вроде как проявлялось все сильнее.
— Ох ты ж мама дорогая. Семён, угадай с двух раз, что это означает?
— Часть цикла, что принадлежит Мику поглощает часть принадлежащей Маше?
— В точку брат. Ух, вот этого я не ожидал! Хотя стоило предположить, что подобное будет иметь место тут.
— Но почему это происходит?
— В этом плане ничего странного. Две личности оказались друг с другом наедине. И обе считают себя настоящими. Они борются друг с другом, находятся в постоянном конфликте. Сейчас видимо Мику взяла небольшой реванш.
— Но их я тут не вижу. Шурик ошибся?
И снова телефон. Нет, это конечно хорошо, что наш невидимый напарник следит за нами и поддерживает связь, но все равно это было немного странно и дико.
«Я не ошибся. Зафиксированы были именно эти изменения. Поглощение очередного участка цикла одной из девушек вызывает реакцию у обеих. Прогоняю данные, надеюсь скажу вам что-нибудь полезное через несколько минут.»
— А нам что делать? — Поинтересовался у пустоты Саня, читавший сообщений вместе со мной. — Эти города и лес могут быть огромного размера, как здесь найти двух девушек, а?
— Тут достаточно пусто, если есть тут еще кто-то, мы должны его быстро найти.
— Я бы с тобой согласился не будь сразу два крупных «но». Во-первых, в городе есть здания, в одном из которых и может быть Мику. Уйдет масса времени пока мы все прочешем. Во-вторых, лес это тебе тоже не хухры-мухры! Думаю, мы там достаточно быстро заблудимся. Поэтому все же следует предоставить поиск девушек Шурику. Мы с тобой лишь попусту потратим время.
— Тогда нужно заняться тем, что мы можем сделать, — сказал я и вновь посмотрел на лес. В этом цикле было объяснимо все, кроме него. — Надо идти в лес, посмотреть на него изнутри. Почему Маша выбрала именно его?
— Ну да, загадка. Хорошо, пошли на лесную прогулку. Если потеряемся, то придется обращаться к Шуре…
Покинув городскую часть цикла, мы вошли в лес. Все же этот лес впечатлял своими деревьями. Хотя может они все такие? У меня с лесами как-то не сложилось. Единственный лес, в котором я был, это лес из «Совёнка». Но он был несравним с этим. Поэтому я сильно удивился, когда всего через пару минут мы вышли из него и оказались на опушке рядом с небольшой деревней. А еще тут светило солнце, по голубому небу не спеша плыли облака. Еще чуть-чуть и в этом цикле меня ничто более не удивит.
— Прям в детстве оказался, — сказал мой напарник. — Я свои юные годы провел в подобной деревушке. Были у меня там закадычные друзья, почти полная свобода… Зато теперь стало чуть более понятна логики Маши.
— Да, ее выбором был не лес, а деревня. Ты что-нибудь знаешь об этом?
— Припоминаю, мы же всерьез изучили биографии девушек. И твою тоже. Короче, детство Маша провела в одной деревне рядом с Москвой. Уже потом переехала в столицу с родителями. Думаю, это и есть та деревня.
— Знаешь, а ведь интересно получается. Ты помниться говорил, что Маша была косплеером?
— Ага. Любимым костюмом был у нее этот злосчастный вокалоид.
— Получается Маша держится за настоящее, а Мику за ее интересы. Или же она думает, что она и есть та Мику из Японии, что приехала в «Совёнок» на отдых. Ведь Ульяна продолжала жить той жизнью, что вы для нее создали.
— Да черт ее знает. Чтобы сказать наверняка следует встретить ее лично и посмотреть, как она себя ведёт. Только таким макаром можно сделать необходимые нам выводы. Причем встретить нам нужно и Машу и Мику.
— Маша должна быть где-то тут, не в лесу же она где-то гуляет. Тут от силы пятнадцать домишек, думаю быстро найдем.
— И то верно, погнали.
Деревня оказалась такой же мертвой, как и город. И снова ощущение, что люди и животина, что они содержали, исчезли в тот момент, когда мы зашли в деревню. Чтобы отогнать от себя зловещее ощущение я начал осматривать дома. Тут все было сделано на совесть, крепкие деревянные домишки были в отличном состоянии. Не какие-то едва стоящие халупы, а прямо настоящие деревенские хоромы. Было даже два двухэтажных дома. И хоть дорога тут была не асфальтирована, но у каждого второго дома стояла машина, на крышах стояли антенны, кое-где даже спутниковые. Рядом со столицей даже деревни слишком уж современные! Хотя в принципе не отказался бы от жизни в таком месте. А что, есть большинство удобств и одновременно единение с природой. Красота! Я бы, наверное, прямо здесь и сейчас расслабился, но уж слишком тут было тихо и безжизненно. И как только Мику и Маша могут долго находиться в этом пустынном цикле?
Проверка первых домов не принесла результатов. Здесь как будто действительно были люди, но они резко исчезли. Однако, когда мы осматривали трети дом, послышался какой-то шум. Александр шикнул на меня, и мы оба замолчали. В такой тишине любой шум был словно звук гонга вблизи, поэтому мы практически сразу услышали, как кто-то поёт. Причем поёт уже знакомые мотивы знакомым голосом.
— Это песня Мику! - Сказал я. — Та самая, что она пела в лагере!
— Да слышу я, слышу. Не ожидал услышать тут этот японский мотивчик. Это в случае с Мику был бы он уместен, но Маша? Да и сам вспомни, музыка была прерогатива Мику!
— А если это и есть Мику? И она тоже ищет Машу?
— Эм… А об этом я как-то не подумал. В любом случае давай найдем эту девчушку. Пока не поболтаем хотя с одной из них, будем теряться в догадках.
Мы вышли из дома и направились в сторону откуда услышали песню. Маша или Мику, была в домике, оттуда слышалась не только песня и прочий шум. Хотя бы в оном доме нашелся кто-то живой.
— Ну, вот мы и нашли кого-то из них. Давай зайдём, тебя она должна сразу узнать.
— А увидев тебя она не испугается?
— Ну я уже прошел определенную синхронизацию с её разумом, поэтому у неё может возникнуть ощущение, что мы знакомы. Представлюсь твоим другом, а ты подтвердишь мою легенду, после этого уже не должно быть проблем.
— Всё ещё зависит от того как она воспримет моё появление.
— Ты прав. Но выяснить это можно только одним способом…
Мы подошли к домику, но заходить не рискнули. Просто вот так вторгнуться… Как-то это было не очень хорошо. Поэтому я просто постучался в дверь. Послышался шум шагов.
— Если она сейчас встретит нас в пионерской форме, то будет полный аншлаг, — прошептал Александр, а затем дверь открылась.
Нет, пионерской формы не было. И вообще перед нами стояла девушка, которая была мала похожа на Машу или Мику из «Совёнка». Темные волосы были заплетены в одну длинную косу, что спускалась до пояса. На лице никакого макияжа, но вот только благодаря этому я смог достаточно быстро её узнать. А вместо формы было красивое летнее платьице зелёного цвета.
— Семён! — Маша кинулась мне на шею с объятьями. Я отреагировал немного заторможено, но все же приобнял её за талию. — Что ты здесь делаешь?
— Да я… Ну знаешь, решил навестить тебя, — ответил я. Скоро расплывчатые ответы станут для меня нормой. Но так надо. Приходится играть роль, придумывать детали буквально на ходу. — Едва не заплутали пока к вам шли.
— А кто это с тобой? — Спросила девушка, увидев моего напарника.
— Позвольте представиться — Александр, друг Семёна еще с школьных пор, — представился Саша. — Мы с ним знакомы уже очень давно, а тут он решил куда-то поехать, и я увязался с ним.
— Ой, ну тогда проходите! В ногах правды нет, да и это очень плохо держат гостей у порога. Вот мама мне всегда говорила…
Меньше пары минут, а снова это стрельба из слов. Не думал, что буду скучать по этому. Саня лишь ухмыльнулся и первым зашел в дом, а я следом за ним. Внутри, как и снаружи, все было достаточно… Тяжело подобрать словечко, но деревней тут пахло все меньше и меньше. Обстановка почти как в какой-нибудь квартире, только стены деревянные. Ну и сильного разделения между некоторыми комнатами нет. Так прихожая и зал были одним помещением. Интересно, дом Маши в деревне такой же в реальности или она изменила его в своем сознании?
— Семён, а как ты нашел где я живу? Хотя ты наверное в лагере узнал, да? Ты же с Ольгой Дмитриевной жил, она и сказала тебе, у неё же все дела нашего отряда и…
Александр повернулся ко мне и на лице у него читался вопрос «какого хрена?». Да и я сам был поражен тем, что сейчас услышал. В лагере? Ольга Дмитриевна? Это что, снова фальшивая жизнь вышла на передний план, как и с Ульяной? Это было странно, ведь деревня была реальной, из её реальной жизни. Произошло смешение или что-то еще? Скорее всего, причиной этому я, мы никак иначе не могли пересечься, только в том «Совёнке». И тут бы надо успокоиться если не одно «но». Она помнит все как Мику, а не Маша. Будь она тут, в ход пошла легенда о том, что я ее бывший парень, что мы снимали кино в лагере. И от этого все бы отталкивалось. Но почему? Ведь воображаемый Токио в другой части цикла, Мику должна быть там! Надо полностью удостовериться, а сделать это можно только одним способом — назвать её по имени.
— Мику, а ты тут одна живешь? Где твои родители?
— О, они уехали в город к тёте, она заболела и ей нужно помочь! Ой, у меня же блинчики готовые, давайте я вас чаем с ними угощу! Присаживайтесь, я сейчас.
Как только она скрылась за дверью, Саня обратился ко мне полушепотом:
— Сёма, ты понимаешь какая жопа нам только что открылась?
— Это Мику, а не Маша. Но почему? Она ведь должна быть в том Токио, а не тут.
— Да я сам понятия не имею брат, это все нелогично до жути!
— И что нам тогда делать?
— Хер его знает. Возвращаемся к тому, что мы черта не знаем. Ладно, мы вроде как должны найти обеих девочек и всё такое. Одну нашли, осталась вторая. Давай пока мы её тут займём, а Шура найдет Машу. Ты ж справишься наш электронный гений?
«Через пару минут дам направление», вот что он ответил в СМС.
— Отлично. Я тогда заболтаю нашу подругу, а ты пойдешь за Машей. Мог бы и я пойти, но черт его знает как она отреагирует на меня одного. Согласен на такой план?
— Да. Но ты уверен, что…
Спросить о том, удастся ли Саше выдержать разговорный поток Мику, я не смог из-за того, что земля буквально ушла у меня из-под ног. Я ударился спиной об потолок (слава богу боли не чувствую, это было сильно), а потом упал на диван. Со стороны послышался грохот и осмотревшись, я увидел, что напарнику повезло меньше и он сломал столик своим падением.
— Да какого ж хрена?! — Крикнул он. У меня тут же зазвучал телефон, но в этот же миг домик словно пнул, и он завалился на бок, а мы полетели на стену. — Блять!
На этот раз жесткое падение ожидало нас обоих. И кроме того на нас свалилась куча вещей. Мне в голову и вовсе прилетел телевизор, который разбился. Оттого еще страннее было то, что я ничего не почувствовал и даже шишку не заработал. Но вот вылезти из образовавшейся кучи вещей мне удалось не сразу. Но мне на помощь при шел Саня, который справился с этим быстрее меня.
— Да это не цикл, а какая-то хренотень! — Сказал он, вытаскивая меня за руки. — Это уже не шутки, тут реально что-то не так.
— Но что происходит? - Спросил я, вставая на ноги. Стоять на груде вещей было не очень удобно, но ничего другого не оставалось.
— Понятия не имею. Что Шурик написал?
Я вытащил телефон, там было лишь одно СМС: «Маша уже в деревне».
— В тот момент, когда дом полетел, он написал, что, Маша в деревне.
— Маша? То есть вторая половинка?
— Видимо. Это из-за неё это всё произошло?
— Ну, столкновение двух личностей, всё такое… Не знаю. В нашей ситуации может быть что угодно.
Тут что-то массивное врезалось в дом, и он слегка качнулся. Я на ногах устоял, а вот напарник упал.
— Да хорош уже!
— Надо вылезти отсюда, может этот дом вообще развалится.
— Давай через окно.
Я ногой выбил окно, до которого мы могли достать и по очереди вылезли наружу. Хотя оглядевшись, я начал всерьез сомневаться, что мы правильно поступили. Деревня превратилась в настоящее боле боя. Дома были по большей части частично разрушены, машины, технику и прочее раскидало в разные стороны словно игрушки! Это действительно пугало. Что все-таки случилось с циклом? Это все далеко от того, что вообще можно было себе представить. Вроде было все достаточно понятно, но потом все порушилось.
— Да тут прямо как после бомбёжки… Не знаю, как ты Семён, но я считаю, что пора бы нам задуматься о том, чтобы выйти из цикла. Мы сюда зашли, пускай Шура тут сам потом в одиночку посмотрит пару циклов, чтобы понять всё.
— Согласен, — кивнул я. Ситуация вышла из-под контроля и я просто не знал, что тут мне еще сделать. Да и не планировали мы сразу вытаскивать Машу из цикла. — Шурик, вытаскивай нас!
Но вместо этого снова пропищал телефон. «Я не могу! Мозговая активность девушки вышла на пик, близиться конец цикла и его перезапуск. Смогу вытащить только когда начнется рестарт.»
— Ну просто блеск! И Что нам делать?
Тут рядом с нами приземлилась еще одна машина.
— Искать укрытие! — Крикнул я и побежал к заваленному на бок домику Мику. Из него получилось довольно неплохое укрытие, за которым мы и спрятались. — Надо просто немного продержаться, затем Шура нас вытащит.
— Мы тут, конечно, помереть не можем, но все равно мне мягко говоря не по себе. Это всё как-то слишком странно и ненормально! Даже в условиях расщеплённого разума.
— Ну ты сам говорил, что возможно всё и это нисколько не изучено.
— Говорить то говорил, только…
Но он прервался, когда мы услышали женские голоса.
— Сдавайся фальшивка, ты всего лишь жалкая копия!
— Не разрушай мой дом!
Мы вопросительно поглядели друг на друга с Саней.
— Ручаюсь, что я слышал голос Маши. Дважды.
— Кажется я оказался прав сказав, что тут сейчас столкновение двух разумов происходит… Хотя бы обеих девушек нашли. Эй, ты куда?
Я вышел из нашего укрытия и аккуратно пошел по направлению откуда слышал голоса. В итоге вышел к чистому пространству, на котором дрались Маша и Мику. Они обе выглядели одинаково, различить их было нельзя. А дрались они… ну как обычно дерутся девушки — достаточно нелепо и смешно со стороны. Только вот если одна из них схватит другую за волосы и дернет, то с земли поднимется что-нибудь и улетит куда-нибудь в сторону. Вот такая она борьба между двумя частичками расщеплённого разума.
Только вот почему они борются? Ведь вроде как одно целое. Впрочем, как новые личности они очень разные. И еще кажется одна из них назвала другую фальшивкой. Значит можно сделать предположение, что каждая из них считает себя настоящей. А вторая просто плод воображения или что-то ещё. А ведь нам надо как-то совместить эти две половинки. Пока это нереально как ни посмотри. Хотя Александр говорил о том, чтобы попытаться найти что-то общее между ними. И пока мы пришли к выводу, что общее у них это тяга к творчеству и… я. В голове что-то щелкнуло и словно зажглась лампочка. Я же тот, кто может связать их! Тяга к творчеству тут вообще никак не поможет, но мое появление и действия да! Только вот что мне сделать? Думаю для начала надо вмешаться. Я встал в полный рост и вышел на открытое пространство.
— Стойте! Прекратите!
Я не ожидал, что от моих криков будет большой эффект, однако девушки тут же прекратили бороться и повернулись в мою сторону. Одна из них была не особо удивлена, а вот вторая сильно удивилась, увидев меня. Видимо это была Маша, она и не знала, что я тут. Ну, я смог заставить их остановиться, но что дальше? Сказать, чтобы помирились и обнялись? Нет, просто так это у меня не выйдет. Ладно, попробую какую-нибудь банальщину из фильмов.
— Вам не надо бороться! Вы должны быть вместе, неужели вы не понимаете?
— Она лишь жалкая фальшивка! — Крикнула Маша. — Только я…
— Заткнись!
Я лишь в последний момент смог подбежать и слой прекратить вновь завязать драку. Слова тут действительно не помогут, нужно что-то другое. В голове метались мысли, одна за другой. И в итоге я… обнял их обеих, прижав к себе.
— Прошу, не надо. Я хочу лишь чтобы ты проснулась. Не нужно бороться. Ради меня, прекратите это.
Я так же не знал сработает ли это. Но увидел, что Мику начала плакать. Неужели сработало? Однако секундой позже невидимая сила откинула меня от девушек и упал в пяти метрах от них.
— Прости, я не могу, — сказала Маша.
И неожиданно солнце померкло и наступила тьма. Вокруг было мал очто видно, тьма словно потихоньку пожирала все вокруг. Я встал на ноги и едва вновь не упал. Земля проваливалась надо мной. Кто-то дёрнул меня за руку и обернувшись я увидел Александра.
— Крах цикла, валим!
Мне повторять дважды не надо было, так что я сразу побежал за ним. Но мы не пробежали и двадцать метров, когда земля ушла у нас из-под ног и мы провалились во тьму.

0

10

Глава 8, Крах разума
После нашего падения я почти ничего не помню. Только боль и страх. Я боялся, что это конец. Ведь крах цикла это выжженные мозги, что подобно смерти. И пока мою голову разрывала дикая боль я думал лишь об одном: неужели я не смогу спасти Машу и остальных? А ещё Саня. Ведь он тоже пострадает. Виноват ли в крахе я? Стоило ли выходить к девушкам, говорить им это?
А главное, почему Маша не согласилась вместе с Мику?
Но боль резко закончилась, а я пришел в себя посреди леса, глядя в голубое небо. Я просто лежал и ничего не делал, даже не думал о чем-либо пока не услышал стон рядом с собой. Повернув голову, я увидел своего напарника. Тот медленно поднимался на ноги, держась за голову.
— Вот это я понимаю взрыв мозга…
— Что… Что произошло? Ты сказал это был крах цикла, и я думал, что… Всё кончено.
— Я тоже так считал братишка. Бежать сказал лишь потому, что у нас был малюсенький шанс, что Шурик успеет нас вытащить, но ни фига у него не получилось. Крах наступил быстро и не оставил нам какой-либо надежды.
— Но мы же ещё живы, да? Или это наш бред?
— Без понятия. Достань телефон, может Шура что нам написал…
Сев на пятую точку, я достал из кармана телефона. Но тот был отключён и не включался, чтобы я не делал! Наша единственная связь с внешним миром оборвалась и это не могло сулить ничего хорошего.
— Телефон не работает! Это из-за краха да?
— Я без понятия, но от чего еще тогда? Хотя странно, мы вроде как снова в лесу Мику, рядом деревня должная быть.
— Если мы снова тут, значит цикл перезапустился?
— Ага. Это объясняет почему мы оказались тут, и мы вроде как при своих мозгах. Хотя это не объясняет того что цикл перезапустился после краха. После него должно было… Да ничего после него не должно было быть. Маша бы серьезно пострадал на уровне сознания, мы не только бы вернули её к старому состоянию, но может быть ухудшили ситуацию. Тебя скорее всего тоже должно было это откинуть обратно в кому. А я или мы получил какое-нибудь расстройство личности или стал бы дауном.
— Однако мы целы, цикл перезапустился, но связи нет. Что-то явно пошло не так.
— Я б съязвил Сёма, но всё-таки ты прав. Связь может быть отрубилась из-за краха, всё полетело к чертям. Но мы же все ещё тут, а? Если уж пошло бы всё совсем плохо, нас бы уже вытащили.
— Или у них нет такой возможности сделать это без серьёзных последствий для нас.
— Вот умеешь ты испортить малину высказав очевидные опасения.
— Думаешь с Машей всё в порядке?
— Цикл перезапущен, ты сам это видишь. Значит, всё хорошо. Даже её две половинки теперь не помнят, что произошло в новом цикле. Это конечно значит, что начинать нам с нуля, но тут ничего не попишешь брат.
— Тогда нам надо снова попытаться что-то сделать?
— Я бы посидел на попе ровно хотя бы минут десять. Авось Шурик наладит связь, и мы что-нибудь полезное узнаем.
Да, действовать вновь наобум нельзя. И так произошло так много странного, что и не понять, что нужно делать. А ведь вроде бы мы были всего в шаге от того, чтобы всё это закончилось. Так почему Маша так повела себя? Хотя тут возможно дело в том, что её симпатия ко мне не так уж сильна. Даже не знаю радоваться этому или нет. И ещё начался крах после её слов. Не верю, что это никак не связано между собой!
— Думаешь это мои действия вызвали крах?
— Знаешь, вообще-то не должны были. Одно дело если бы начал говорить, что «Совёнок» и произошедшее в нём это ложь, да ещё сказал, что они обе по сути ненастоящие и лишь половинки одной настоящей личности… А тут ты поступил конечно банально, словно клише из какого-то сериала, но клянусь богом, я думал, что сейчас всё это кончится и мы вытащим Машу.
— Мику кажется была согласна, но почему Маша так отреагировала?
— Я за час с лишним сказал это много раз, но повторюсь вновь — понятия не имею. Видимо это дело будет куда сложнее чем мы рассчитывали.
— Нам нужно найти способ их воссоединить. Но если я как основа для этого не подхожу…
— Значит нам нужно найти что-то другое.
Найти другой способ. Только что еще можно сделать? Всё же надо подождать Шурика. Может быть он скажет что-то полезное. О размерах цикла, поглощения одной части другой, может даже скажет что-то интересное об двух половинках Маши. Импровизация и рискованный ход неплохо сработали в случае с Ульяной, но тут это всё едва не закончилось очень плачевно. Хватит уже этой импровизации, будем работать со строгим планом.
Однако наша ситуация лишь ухудшалась. Ни через пять, ни через десять минут, связь с Шуриком не была восстановлена. Телефон оставался выключенным, а наши лица становились всё более обеспокоенными. Чтобы не случилось во время краха, это оставило нас без связи. Мы остались сами по себе.
— Чёрт, а ведь хорошо получилось, что я пошёл с тобой, а не продолжал работать в качестве связного, — заметил Александр, сидя рядом со мной. — Неизвестно как бы по мне тогда долбанул этот цикл.
— Нам пока и самим не ясно в порядке ли мы и безопасно ли продолжать находиться в цикле. Но выбора нет, мы теперь сами по себе и нужно начать что-то делать. Лучше всего как можно быстрее вытащить Машу из цикла и тогда может всё будет хорошо.
— Ну да, ты прав. За неимением информации будем исходить из худшего варианта. Тебе всё ещё нельзя больше трёх дней тусоваться в таких циклах, да и связи нет, нас никто не вытащил. Поэтому примем то, что время у нас серьёзно ограничено как за основное условие.
— Сколько у нас в запасе может быть?
— Ну три дня это крайний срок для тебя в любом случае. Но я бы исходил из того, что у нас сутки. Оно знаешь ли, лучше работать активнее и по строгим рамкам, чем считать, что времени у нас навалом.
— Жалко мы не знаем сколько тут длиться цикл. Мы же до краха пробыли тут едва ли час?
— Как по мне так еще меньше, где-то в рамках получаса.
— Жаль мы так и не узнали размеры цикла и каково было соотношение сторон цикла Маши и Мику. Была ли их драка результатом, что цикл подходит к концу или это наше появление всё изменило.
— Маша сильно удивилась, увидев тебя, помнишь? Значит, она не знала, что ты у Мику. Если бы знала, тогда можно было бы выдвинуть теорию, что туда она пришла из-за тебя. Но так как она не знала…
— Значит это было её решение. Знаешь, лес был маленьким, да размеры деревни не особо впечатляющие. Если бы не поля, что были дальше, можно было бы с уверенностью сказать, что часть цикла Мику была в разы меньше чем у Маши.
— Поля могут быть обманкой. Иди сколько хочешь, но от деревни ты не уйдешь и на пару сотен метров. Как в «Совёнке» с его дорогой. Поэтому твои выводы верны, Маша сильно доминировала в цикле и пришла туда по сценарию, а не из-за тебя.
— Может это нас и спасло? Крах цикла совпал его с перезапуском?
— Возможно всё Сёма, особенно в нашей ситуации.
Итак, цикл подходил к концу и получается, что Маша должна была взять верх над Мику? Это достаточно странно ведь если бы одна личность взяла верх над другой… Это ведь вроде как должно было навредить Маше, её состояние стало бы гораздо хуже, чем сейчас. И в итоге, даже если бы мы вытащили её из цикла, возможно личность девушки изменилась навсегда! Однако цикл перезапускался заново и всё повторялось. И ещё именно Маша отказалась от того, что я предложил.
— Тоже подумал, что всё это слишком нелогично? — Оторвал меня от раздумий Александр. Он видимо пришёл к тем же выводам, в этой сфере он куда опытнее и осведомлён чем я, потому подозрения у него могли возникнуть ещё раньше, чем у меня. — Основные странности крутятся вокруг Маши. Она отказалась от того, чтобы прекратить драться, её цикл почему-то это японский город… Ведь вроде он должен быть у Мику, но именно она почему-то держится за настоящее прошлое. А еще тот факт, что она по сути смогла поглотить весь чёртов цикл. Оценив, что тут происходит, я подумал, что концом цикла будет то, что девочки будут бороться друг с другом на нейтральном участке между своими территориями и в итоге из-за ничьей всё уйдёт на перезапуск. Но тут всё иначе.
— Маша почти полностью взяла цикл под свой контроль. У Мику оказался лишь кусок с её деревней и только. И уже после этого случился этот перезапуск, не так ли?
— Ну да. Ты своим вмешательством помог случиться краху, конечно, но да, всё верно. Ха, мы узнали основной сценарий цикла! Ещё бы понять, как тут всё разрулить.
— Если обычно Маша поглощает цикл и одерживает верх, то может помочь Мику? Она была согласна пойти со мной, закончить эту драку. Как думаешь, если мы зажмём машу в угол и дадим Мику перехватить инициативу, она сможет получить контроль над циклом?
— Хочешь добиться противоположного результата чем задумано в цикле? Ха, а учитывая его структуру идея не так уж плоха. Если прижать Машу, то может Мику сможет каким-то образом с помощью силы заставить её воссоединиться с ней? По воде вилами писано, но как-то ничего другого в голову не лезет.
— Значит нам нужно найти Мику ибо только она и готова к этому. Раз цикл перезапустился, то снова придётся знакомиться и всё такое?
— Йеп! Хотя придётся делать всё форсировано. Ладно, что-то мы засиделись, пошли девушку спасать. Двинемся в одну сторону, если выйдем к городу, то просто пойдём назад.
Поднявшись на ноги, мы двинулись в дорогу. Беспокойство из-за того, что Шурик всё ещё не может с нами связаться никуда не ушло. Куда оно уйдёт если по такому сценарию нас должны были сразу вытащить, особенно учитывая, что цикл перезапустился? Самое оно чтобы вытянуть нас. Даже сейчас нас можно отключить от цикла, ведь мы не столкнулись ещё с девушками. А раз мы всё ещё тут и без связи, значит есть какие-то проблемы. И поэтому нам не нужно медлить. Сейчас наш лучший вариант это выполнить задачу, ведь тогда проблемы должны решиться сами собой. Была только одна проблема — Шура так и не успел нам сказать ничего важного. Всё, что мы можем, это додумывать самостоятельно, опираясь лишь на то, что мы уже узнали. Не комильфо, однако мне это уже не впервой. Сколько смен я пережил в «Совёнке» очутившись в лете посреди зимы, без ответов и выхода? Справлялся как-то же, а тут со мной был ещё друг. Одна голова хорошо, а две просто замечательно!
Минут через пять стало темнеть, солнце будто садилось за горизонт, но как-то слишком уж быстро. Учитывая, что ночь была в том японском городе, мы шли в неправильном направлении.
— Блин, зря только пёрлись сюда, — вздохнул Саня. — Ладно, делаем разворот на сто восемьдесят градусов и шуруем к Мику!
— Знаешь, а ведь в прошлый раз только мы зашли в лес и стало сразу светло. Но мы сейчас не в городе, а уже темнеет.
— Эм… И правда. Чёрт, у нас странность на странности тут. Нам нужно спешить, но предлагаю глянуть на город Маши. Опять из-за неё что-то не так и хочется попытаться узнать, что именно. Ты со мной?
— Конечно.
Мы пошли дальше по направлению к городу, но остановились вновь уже через метров сто. Города не была, была лишь сплошная тьма. Точно такая же когда мы упали во время краха. Но и это было не самой плохой новостью. Прямо на наших глазах лес медленно исчезал, уступая тьме. Почти так же как как город поглощал лес, теперь тьма поглощает его. Всё это происходило очень медленно, но процесс не останавливался. Можно было с уверенностью заявить, что через некоторое время, несколько минут или скорее часов, цикл будет… уничтожен.
— Твою мать, — только и сказал Саша. Он был не просто испуган, он был в ужасе. — Сёма, это жопа! Нет, это просто огромная жопа! Это грёбанный крах!
— Но он же закончился!
— А вот ни фига, ты сам видишь! И он не просто не закончился, он поглощает и разрушает цикл!
— Но почему? Ведь если бы всё было так плохо мы бы сейчас были скорее всего в коматозном состоянии!
— Ничего, скоро будем! Я тебе руку на отсечение даю, что как только циклу придёт кирдык мы с тобой ощутим реальные последствия краха! Ты в кому, а я дауном стану!
В этот момент земля у моих ног неожиданно провалилась, и я едва успел отскочить от края. Этому циклу точно вскоре придёт конец если так оно и продолжиться! А мы тут как мыши, что оказались загнаны в мышеловку.
— Что нам делать? Это надо остановить!
— Да я без понятия! Крах уже был инициирован и пускай он идёт как-то странно, раз нас не вытащили, то не могут, и мы с тобой в ловушке без выхода.
И всё же это оказался конец. Пускай и не сразу, но вот она, смерть. Она медленно поступает ко мне и вскоре я стану овощем, а мой разум потухнет как свечка. И я так и не спасу Машу, Алису, Юлю, Лену… и Славю. В душе словно взорвался пузырь, наполненный разочарованием и обидой. Ведь я сам выбрался из комы, а затем вытащил и Ульяну! Почему всё это должно закончится именно так? Неужели всё это было напрасно? Но как бы я сам не боялся собственной смерти, думал я сейчас больше о девушке.
— А Маша? Что будет с ней, когда крах закончиться?
— Семён, ну ты просто сказочный дол… Казанова. У нас тут вон что назревает, а ты всё о бабах думаешь!
— Что с ней будет?!
— Да ни фига с ней не будет! Уйдёт в кому с возможностью последующего восстановления с нуля, так что нам больше о себе беспокоиться стоит! Ты понимаешь, что нам капец?
— Но ты же сам сказал, что не знаешь, что делать и что мы в ловушке!
— Но я блять не сказал поднять лапки и ждать расстрела, мать твою! Помирать так с музыкой, чтоб тебя! А я вообще умирать не собираюсь пока не вытащу Юлю, ты меня понял?!
Мы оба были взвинчены, но оно и понятно. Я бы даже не удивился если бы мы подрались, но рядом с нами снова откололся кусок земли и отпрыгнуть в сторону пришлось уже нам обоим. Инстинкт самосохранения и рациональность взяли верх над эмоциями, и наша перепалка закончилась тут же.
— Что нам делать? — Спокойно спросил я.
— Цикл держится, пускай и распадается, значит разум Маши достаточно силён, чтобы крах сразу уничтожил плоды нашего труда. Пока всё не закончилось наша идея о том, чтобы вытащить Машу вполне реализуема и является единственным выходом. Но времени у нас теперь в разы меньше чем мы даже представляли?
— Но города нет, а значит и Маши! Как мы сможем спасти её если спасём только Мику?
— Импровизация Семён, импровизация! А теперь ноги в руки и бежим в деревню, времени совсем мало.
Мы сорвались с места и побежали в противоположную от тьмы сторону. Я не ожидал от себя такой прыти. Нет, страх и адреналин конечно могут делать чудеса, но бежали мы с Александром словно олимпийские чемпионы. У меня даже дыхалка не сорвалась в первые минуты, хотя при моей физической форме стоило этого ожидать. Пускай у нас и не было связи с внешним миром, но те установки, что установил Шурик, всё ещё работали. Хоть какая-то приятная новость.
Наконец-то мы выбежали на опушку и увидели уже знакомую деревню. Хотя бы она оказалась на месте. Осталось найти Мику и… А что дальше я и понятия не имел. И Сашка наверняка тоже. Мы были абсолютно оторваны от реального мира, никто не мог нас вытащить, а теперь и город куда-то пропал. Что делать в этой ситуации абсолютно не ясно. Да и мы не знали, как до всего этого помочь Мику побороть Машу. Поэтому и придётся нам уповать лишь на упомянутую импровизацию.
Или хотя бы умереть до конца не отпуская руки.
— Быстро в дом Мику! — Не останавливаясь крикнул напарник. — Обойдёмся без долгих прелюдий! Цикл уже в стадии краха, поэтому можно говорить и действовать прямо!
Мы добежали до нужного дома всего за несколько секунд. Я, не сбавляя ходу, врезался плечом в дверь, отчего её замок вылетел, и она открылась. Дожили, я вламываюсь в дом девушки таким способом. Но было бы у нас хотя бы немного времени…
— Мику! Где ты?
Переводя дух, я быстро осмотрел помещение. Да тут словно Мамай прошелся! Или была нехилая потасовка. И разумеется Мику нигде не было. Я побежал к дверям, надеясь найти её в других помещениях, но и там её не было. И да, в других комнатах всё было нормально. Чтобы тут не произошло, оно произошло в рамках той комнаты.
— Да что ж за фигня такая? — Крикнул Саня, пнув опрокинутую вазу. Та полетела в стену и разбилась. — Теперь ещё и Мику пропала!
— Здесь явно была драка. Это могла быть Маша?
— Маша? Типа она пришла к Мику и устроила тут черте что? Чёрт, к сожалению, это более чем возможно.
— Надо их найти!
— Да ты капитан очевидность, чтоб тебя! Шевелим булками.
Мы вышли наружу, но куда идти даже нее знали. Можно было бы обыскать дома, но уйдёт достаточно много времени. И оставался лес. Может он и не громадный, но все же спрятаться в нём можно было очень просто. А если еще постоянно двигаться, то искать можно до тех пор, пока циклу нее придёт конец. Даже вдвоём мы бы не справились.
— Вот и вышло нам боком то, что мы просто сидели и ждали чуда. Если бы сразу начали во всём разбираться, может быть успели перехватить их ещё тут.
— Что она может сделать с Мику?
— Ну, во-первых, бросить её во тьму. Тогда брат всё, нам остаётся ждать, когда тут всё рухнет. Во-вторых… Сделал с ней что-то ещё. И она всё ещё жива, что даёт нам надежду. В конце концов, хотела бы её убить, сделал бы это в доме и всё.
— Если бы Мику погибла… Тогда и эта деревня с лесом уже исчезли бы.
— Резонно. Но если города нет, то Маша погибла? Хотя кто бы тогда Мику забрал.
— Надо найти их пока не стало поздно.
— И что предлагаешь? Даже вдвоём мы серьёзно рискуем не успеть всё обыскать. Мы можем всё время потратить на лес, а она возьми и вернись сюда, и спрячься в одном из домов. А одного посылать её искать там бесполезно, точно не успеешь.
— Тогда что делать?
— Ждать.
— Чего? Нам же нужно спешить, ты сам сказал.
— Да, цикл разрушается. Однако, раз он пока не разрушен, то Мику в порядке. Маша просто её таскает с собой. И скорее всего не особо спешит исчезнуть. В конце концов тьма сожмёт своё кольцо вокруг деревни.
— Хочешь выждать момент пока у неё не останется выхода кроме выйти к нам? Это рискованно. Тогда у нас времени в запасе будет всего ничего.
— Другие варианты куда хуже. Или пан или пропал.
Он был прав. Придётся снова рискнуть. Выбора нет, придётся разбираться со всем, когда они появятся из леса. Времени будет совсем в обрез, придётся делать всё крайне быстро, а мы даже толком не знаем, что делать… Всё как всегда. Мы вышли на окраину деревни и начали ждать. Если скорость разрушения цикла будет такой же как тогда в лесу, то ожидание вряд ли затянется больше пары часов. Как раз есть время чтобы немного поговорить.
— Саш, ты сказал, что не умрёшь пока не вытащишь Юлю.
— Ух, запомнил-таки. А я надеялся, что со всем этим у тебя из головы вылетит.
— Это и есть та причина, о которой ты говорил тогда?
— Ага, она самая. Как я говорил, каждый из команды преследует свои собственные интересы и цели.
— Но почему? Она тебе…
— Она мне грубо говоря никто. Мы не родственники, не семья и позволь тебя заверить, что даже ни разу не встречались до того, как она стала частью нашего проекта.
— Тогда почему?
— А тут всё элементарно просто. Я же в ваши циклы заходил несколько месяцев, не так ли? И позволь заметить, в «Совёнке» вас всегда было семеро, включая Юлю. А теперь позволь спросить — ты встречал её в лагере до последнего цикла? Мы вернули тебе память, ты должен помнить.
Я закрыл глаза и начал вспоминать те циклы. Каждый раз одни и те же события, девушки… Но Юля никогда не появлялась, только лишь в конце. Это значит, что она всё это время жила в тех циклах одна? В этих катакомбах под бункером?
— Она всё время была одна? Её никогда не было в наших циклах.
— Нет, она не была одна. Эх… Давай так брат, как только мы с этим покончим и вместе с Машей окажемся в реальном мире, я тебе покажу всё. Мы все в этом дерьме по уши.
Он был расстроен, по крайней мере мне так казалось. Он просто обколотился об забор и уставился в лес. Хотя несколько минут назад мы орали друг на друга, и он сыпал матом как сапожник. Лишь по одному его поведению можно было прочитать настроение этого парня. Если всё было замечательно или хотя бы устраивало его, то Александр был болтлив и весел. Если же он нервничал или даже боялся, то тут он начал блистать глубокими познаниями русского мата. А вот если он из-за чего-то переживал, то умолкал и был как сам не свой. А ведь действительно он говорил, что у каждого в команде свои причины заниматься всем этим до конца. Не только вера в доброе и светлое, но и свои эгоистичные причины. И какие же причины тогда у него?
Хотя и лишний раз спрашивать не надо. Он уже пообещал сказать, значит сделает это. В конце концов, у меня тоже свои причины делать всё это, и они тоже в некотором роде эгоистичны. Просто они очевидны как и причина Генды. А вот Саня… он делал всё это не только из-за вызова брошенным его способностям, была ещё и Юля. Но почему именно она? Как с этим связаны наши циклы в «Совёнке»? Пока он сам не расскажет гадать бессмысленно. Сам я ответы на эти вопросы не найду.
Минут через пятнадцать почему-то начало темнеть. Нет, солнце всё ещё светило и даже с места не сдвинулось, но словно сбавили яркость. Я поглядел на напарника, и он был куда ярче всего остального. Как и я, наверное. Вывод из этого можно было сделать только один — крах приближается. Скором будет момент истины, Маша и Мику должны появиться из леса или же мы оба уйдём в никуда. Крайне малоприятные перспективы. Но всё же Сашка оказался прав и через несколько минут из леса появились две фигуры.
— Хех, наконец-то! — Улыбнулся Александр и побежал им навстречу, а я за ним.
Маша тащила за собой Мику, которая выглядела не ахти — причёска растрепана, а платье в некоторых местах порвано. Не знаю, чем это было вызвано, но когда мы приблизились, и я увидел это, то со злобой крикнул следующее:
— Отпусти её! Сейчас же!
Увидев нас Маша сильно удивилась и остановилась.
— Вы должны быть мертвы! Оба!
Я остановился, а вот напарник на миг сбросил скорость после её слов, а затем сделал рывок к ним. Я почти не сумел разобрать его движения. Сначала он сделал какую-то мудрёную подсечку девушке, а когда она уже падала, то со всей силы ударил ей по лицу. У меня глаза, наверное, стали по пять рублей, Мику тоже была удивлена и просто стояла, глядя на внезапного спасителя.
— Сёма, быстро, хочешь врезать мне?
— Ч-что?
— За то, что я с ней делал! Хочешь вмазать мне как тогда в твоей квартире?
— Я… нет, я не хочу, — замялся я. А ведь правда. Он же сейчас ударил Машу. Хотя правильнее будет сказать избил. И каких-то эмоций кроме удивления у меня это не вызвало! А ведь парой секунд ранее я так злобно накричал на неё из-за состояния Мику. — Что всё это значит?!
— Братан, я ей хотел вмазать за Мику, ты понимаешь?! Я теперь с ней синхронизирован на твоём уровне! Ты же крикнул чтобы она отпустила её! Но на Машу ноль реакции! И её слова о том, что мы должны умереть! Это абсолютная хрень! Это полностью выбивается из того, что она блин грёбанная половинка сознания настоящей Маши!
— Но ты сам говорил о расщеплённом разуме!
— Расщепление не бывает равномерным! Мику, — он повернулся к ней, — скажи имена своих родителей, это очень важно.
— Анастасия и Валерий, — произнесла испуганная девушка.
— Она помнит своих настоящих родителей Сёма! Её часть цикла — это родная деревня! Всё, что не так это лишь имя брат!
Расщепление действительно неравномерно. Одной половинке сознания достается одно, второй другое. А то что не хватает додумывается. И из всего этого получается, что одной половинке досталось знание о том, что её зовут Маша, а остальное другой половинке? Это было дико, но разъясняло всё, что происходило тут от начала до конца! Но я не успел ничего сказать в ответ, ибо деревья вдруг попали и рядом с нами оказалась тьма. Крах приблизился вплотную к нам. Надо было заканчивать с этим.
— Если Маша фальшивка, то что нам делать?! Она не согласиться с тем, что нам нужно!
— А это блин и не надо! — Крикнул Саша и схватив Машу, потащил её к тьме. Я в последний момент понял, что он хочет сделать, но он уже толкнул её в сторону краха. Всего один миг и девушка пропала во тьме. Напарник обернулся и крикнул: — Целуй её! У нас всего несколько секунд! Целуй или мы тут все останемся!
Я не знал, что именно решил Сашка, почему он так действует, но полностью доверился ему. А потому подбежал к Мику и без лишних церемоний поцеловал её. Секунду девушка была ошарашена, а затем она обняла меня. Через несколько минут поцелуй закончился и… Мы вновь оказались у опушки рядом с деревьями, а вокруг было солнечно и ярко.
— Да мать вашу, да! — Закричал парень и начал прыгать от счастья и махать руками. — Я мать вашу гений! По мне нобелевская плачет и не только она!
— Что произошло? — Спросил я, а затем повернулся к Мику. — Мику, как ты? Всё хорошо?
— Я… Я Маша, — произнесла она. — Мику же не моё настоящее имя…
И вот на этом моменте я окончательно встрял и мозг просто отказался даже пытаться думать, что всё это значит. К счастью, мой напарничек был рад объяснить мне всё.
— Сёма, мы просто глубоко ошибались изначально! — Сказал он, подойдя к нам. — Мы просто приняли за основу, что расщепленные половинки взяли что-то важное от нашей настоящей Маши. Но это было абсолютно не так! Новая личность была абсолютной фальшивкой, а всё что в ней было настоящего это лишь одно воспоминание — что её зовут Маша. Потому в «Совёнке» была Мику, потому именно её цикл состоял из реальных воспоминаний. Просто её не хватало одного реального кусочка своей памяти.
— Но что тогда сделал ты? Ты просто выбросил Машу во тьму.
— Именно! Пускай почти полностью она была чёртовой фальшивкой, но она была частью расщеплённого разума. Без нужного кусочка памяти в ней личность Маши не могла вновь стать единой, и мы бы просто исчезли все тут в крахе. А потому я её просто уничтожил, а ты поцелуем передал Мику все воспоминания, в том числе и о том, как её на самом деле зовут! Мы восстановили чёртов пробел и собрали единую сущность прекратив крах! Мы сделали это Семён, мы сделали это!
Значит… Всё? Мы спасли Машу? Мы с ней уже не обнимались, но стояли рядом. Она молчала и выглядела достаточно смущённой. Передача всех воспоминаний, в том числе и некоторых моих. Достаточно личных. Всё, чтобы понять, что именно происходит и почему так сложилось?
— Маша, ты всё вспомнила? Ты понимаешь где мы?
— Да, это вроде моя голова, то что в ней твориться. Я вспомнила, всё вспомнила. И то что меня зовут Маша и что было в «Совёнке«… Всё.
А вот и мой любимый момент, когда мне опять надо смущаться и чувствовать себя тем ещё гадом. Хотя даже это не могло перекрыть мою радость. Мы же тут спаслись от неминуемой гибели и ещё спасли Машу! Это было чудесно. Для полной картины не хватало лишь выхода в реальность. Но туту, словно прочитав мои мысли, внезапно зазвучал телефон в кармане. Я вытащил его (он сам включился и работал как раньше!) и открыл новое сообщение.
«Это Шурик. Мы вновь смогли восстановить связь и отчётливо видим вас всех. Всех троих. Через минуту вытащу вас, будьте готовы. Вы молодцы»
— А вот и кавалерия, как всегда уже после заварушки, — улыбнулся Александр. — Ну лучше поздно чем никогда. Приготовьтесь детишки, реальный мир ждёт!

***

— А потом?
— Потом мы просто проснулись. С ужасной болью в голове и шее. Несколько минут у нас ушло на то, чтобы прийти в себя. Нам помогали Генда и Шурик, а Виола, Ольга и Электроник вытащили Машу из капсулы и увезли в больницу. Можно ожидать, что вскоре они тоже привезут её сюда, её состояние куда лучше, чем было у тебя.
— Естественно, я была дольше в коме! — Констатировала очевидный факт Ульяна. Я лишь улыбнулся и дальше катил её кресло. — Значит она всё вспомнила? Ну как я тогда?
— Да, ребята почти ничего изменили в этом плане. Раз работает, то и меня ничего не надо, так вроде сказал Шура.
— Знали бы вы как тут все испугались, когда всё случилось. Очкарик прибежал и заявил, что больше не может с вами связаться, да и видеть вас тоже больше не может. Потом оказалось, что и отключить мы вас не можем. Потом что-то наладили, и мы начали получать частичную картину и уже только под конец всё заработало.
— Саша объяснил, что всё было из-за краха. Так-то он должен был произойти мгновенно, но тут всё так произошло из-за расщеплённого разума. Мы просто оказались в ловушке, единственным выходом было восстановить личность и разум Маши. Вы это поняли это благодаря тому, что смог обнаружить Шурик, а мы слава богу просто догадались что делать. Хотя ладно, Сашка понял в последний миг как всё исправить.
— Хорошо то, что хорошо заканчивается! И вы в порядке, а то два дня на вас смотреть страшно были.
— Когда мы тебя вытащили головная боль не отпускала нас куда больше! Но новые лекарства Виолы помогли нам куда быстрее.
— Кстати, раз Маша в порядке, это значит, что самое трудное уже позади? Это я и она были у вас тяжёлыми пациентами. У других ни этих бесконечных циклов, ни раздвоения разума…
— Расщепления, а не раздвоения. Но в целом ты права. Однако остаётся Лена и её тяжелое состояние. Пока больше не было моментов с остановкой сердца, но за её состоянием все ещё следят. И ещё есть Юля, которая никогда и не была в коме.
— Саша сказал, что вы завтра снова собираетесь подключиться к прибору. Зачем? Неужели ещё кого-то пойдёте вытаскивать?
— Нет. У нас была… условность, что, когда мы выберемся, он кое-что мне покажет. Я думал, что всё будет на словах или видео, но вчера он сказал, что надо подключиться к прибору.
— Но вы же не пойдёте в чей-то цикл? Значит всё будет хорошо.
— Я надеюсь. А ты как кстати? Завтра можно уже будет на костылях ходить?
— Виола сказала, что, нужно хотя бы попробовать. Поможешь мне?
— Конечно. Мы с Сашкой с утра собираемся подключиться, так что чуть позже я тебе помогу.
— Повеселитесь зато завтра.
— Я бы не сказал…
— Вы же друзья и всё такое. Что тут может быть не весёлого?
— Я никогда не интересовала его главной причиной почему он всё ещё посвящает время этому проекту. По его же просьбе. да и если честно при нашей первой встрече я двинул ему в лицо за его поведение.
— А что же он такого делал? Наверняка ведь не просто так себя вёл!
— Он сказал, что это было последним испытанием.
— Ну видишь, значит проверял тебя.
— Да, только Электроник мне сказал, что никакого испытания уже не надо было проводить. Я ведь и так выбрался. Всё что он мне сказал было его по его желанию.
— Тогда зачем?
— Это мне и предстоит завтра выяснить.

0

11

Глава 9, Не спящая принцесса
С утра опять лил дождь вперемешку со снегом. Температура балансировала где-то у ноля и всё не могла определится остаться ли ей в плюсе или уйти в минус. Мне была не по духу такая погода. Лучше бы уж шел нормальный снег или было чистое небо. Сейчас же как никогда хотелось остаться в домике и провести этот день здесь. Но куда там! Пришлось вставать с кровати и одеваться. Хорошо хоть Оля выделила мне зонт, а то даже недолгая прогулка под дождём меня не воодушевляла. А ведь ещё Ульяна хотела сегодня попробовать с костылями походить! Не самое лучшее время она выбрала для этого.
Выйдя из домика, я раскрыл зонт и не спеша направился к столовой. Вчера вечером удалось поболтать по телефону с Машей. Она чувствовала себя замечательно и готова была приехать к нам в лагерь. Но вот Виола была против, она хотела подольше подержать её в больнице с нужным оборудованием, плюс парочка тестов под руководством именитых психологов… Всё же столь тяжелый случай получился. Хотя пока на деле получается, что у меня самый лёгкий случай из всей семёрки. А в целом так оно и есть, у меня была обычная травма мозга, да ещё кое-какие травмы. Но всё зажило, голову привели в порядок, мне оставалось лишь вернуть подвижность собственному телу.
Ульяна и Маша же особые случаи. Первая много лет провела в коме, неизвестно как это могло сказать на её теле. Плюс, попала она в кому с серьезными травмами, в том числе и позвоночника. А в качестве довеска психологический фактор — заснуть едва ли подростком, а очнуться взрослой девушкой это вам не очень просто. Но Ульянка осталась сама собой, она легко приняла всё это. У Маши же была уникальная проблема с сознанием. И в итоге, когда мы начали её спасать, оказалось, что мы знаем вообще почти ничего и нам серьёзно повезло, что всё кончилось хорошо. Кто же мог знать, что вторая личность абсолютная фальшивка и в ней и нет ничего настоящего? Повезло, что напарник догадался.
И было бы хорошо, если сложности на этом и закончились, но все далеко от этого. Алиса и Славя не в столь плохой ситуации, с ними может и будет полегче. Однако остаётся Юля и Лена. Еще два сложных и уникальных случая. И с ними наверняка будет так же сложно и опасно как было с Ульяной и Машей. И кто знает, что еще будет.
Я прошел всего ничего, когда увидел Александра идущего со стороны своего домика.
— Хаиль Гидра! — Крикнул Сашка, увидев меня. Вид у него был сонный. Он был без зонта, зато куртка с капюшоном.
— Эм?
— Прости, постоянно забываю, что у нас разные увлечения, — махнул он рукой, а затем зевнул. Нет, мне и самому немного лень было вставать так рано, с удовольствием вновь лёг бы в постель, но вот он выглядел совсем уж как-то разбито. Того и гляди уснёт прямо на ходу.
— Ты вчера поздно лёг или вообще не ложился?
— Не, просто не люблю вставать рано. Вот хоть убей, если встану раньше десяти, то буду как зомби.
— Ну, я немалую часть взрослой жизни раньше шести вечера не вставал.
— У тебя был такой период жизни, ничего не попишешь, — вновь зевнул парень. — Кстати, большое спасибо, что вчера дал Маше мой номер телефона.
— Она тебе вчера звонила?
— Мы три часа проболтали Сёмя. Три!
— Но… О чем же вы говорили?
— Ну сначала она благодарила меня за помощь, что тоже рисковал собой ради нее. Потом пошли уточняющие вопросы обо всей это ситуации… А затем все ушло вообще далеко-далеко. Нет, первые полтора часа я держался с ней на уровне и вообще получал удовольствие. Но потом я уже начал понимать ее все меньше и меньше! И люди говорят, что это у меня язык без костей.
Я лишь улыбнулся, и мы пошли к столовой молча. Все же общаться мне было с ним приятно, этого не отнять. Но проблема между нами возникла. Он не хочет о чем-то говорить, а я просто не знаю в чем суть. Хотя сегодня это все должно разрешиться. Остается надеяться, что все пройдет гладко.
Зайдя внутрь мы увидели, что там уже были Шурик с Гендой.
— О, вот и вы, — обрадовался очкарик. — Капсулы готовы, я их проверил. Пойду в клуб, сообщу, когда симуляция будет готова.
И пройдя мимо нас вышел из здания. Словно так оно и надо! Когда он включается в рабочий процесс, то его уже мало что интересует. Скинув куртки, мы прошли к капсулам. Как только Шура сообщит, что симуляция готова, Генда подключит нас и мы начнем. К девушкам мы подключаться не будем, так что все будет достаточно просто и абсолютно безопасно. Да и в идеале это не должно занять у нас и часа. Да и как сказал Саша, голова после этого болеть будет куда слабее.
— Устраиваетесь поудобнее, — сказал Генда. Скинув башмаки, я залез в свою капсулу. Не сказал бы, что пребывание в ней мне особо нравиться. Век бы в нее не залезал. — Постарайся расслабиться, а еще закрой глаза. Тогда будет не так больно.
Легко сказать, «расслабься». Все же мне в шею будут вставлять иглу. Но вот глаза я все же закрыл. Если не видеть, как в тебя втыкают эту иглу, то это гораздо безопаснее для нервов. Так я и лежал пока не услышал скрипучий голос из рации «все готово». Попытавшись расслабиться я лишь сильнее напрягся. А потом была вспышка, из-за которой я невольно открыл глаза. И оказался у ворот «Совёнка». Вокруг царила ночь и никого не было. Спустя несколько секунд рядом со мной возник Александр, который тёр шею.
— К этой боли нельзя привыкнуть. Только если ты не мазохист, разумеется. Тогда и привыкать не нужно, тебе это будет в кайф.
— Мы в симуляции «Совёнка»?
— Нет, Шурик создал пустую симуляцию и загрузил одну из записей.
— Я думал вы обычное видео записывали.
— И его тоже, но не только. Иногда записывали весь цикл целиком, поглядеть тут что творилось как невидимый зритель. Но вот повлиять на то, что тут твориться, нельзя, — в подтверждении своих слов он провел рукой по воротам и она прошла сквозь них. Словно он был призраком. — Записи делались под определенные моменты, а тут весь лагерь целиком. Кто что творил в определенное время.
— Впечатляет. Значит можно пойти в любой уголок лагеря и увидеть, что там творилось в это время? Что делал я или девочки?
— Ага, а в качестве бонуса возможность поставить на паузу и перемотать время вперед или назад. Удобно.
— Какой это день в лагере?
— Первый, когда ты приехал. По времени ты как раз сейчас должен идти от столовой к себе домик и пересечься с Леной на площади. Поглядеть не желаешь?
— Нет, я и так все отлично помню. Так что именно ты хотел мне показать?
— Прошу за мной, самое интересное начинается сейчас не в лагере, а в лесу.
В лагерь мы все же зашли, чтобы в итоге выйти на знакомую мне тропу. Странное впечатление. Вроде бы я уже был в цикле Ульяны, который был тем же «Совёнком», но… Только сейчас я испытывал странное чувство дежавю. Несмотря на все странности и даже страшные моменты, что происходили со мной в этом лагере, это было лучшее время в моей жизни. Странно все-таки вышло. Обычно жизнь людей меняется после того как они перестают плавать в фантазиях и полностью сосредотачиваются на реальном мире. Я же впал в кому и прожил несколько месяцев в ненастоящем лагере, после чего моя жизнь сделала резкий поворот. Все-то у меня не как у обычных людей.
— Куда мы идем? В старый лагерь?
— Не, на поляну где вы костер жгли.
— Там будет Юля?
— О как, угадал. Как догадался?
— Все это связано с ней и с тобой так или иначе. Я не знаю, как вы связаны, но вот до этого додуматься могу.
— Да никак мы не связаны, — мрачно произнес Саня. — Она мне не родственница никаким боком, не внезапно объявившаяся сестра, потерянная в далеком детстве, да и не были мы с ней знакомы пока она не стала частью проекта. Есть только общение в пару месяцев.
— Вы общались? Значит… Ты же подключался к нам, следил за тем, чтобы все было в порядке. Тогда вы и общались?
— В точку братишка, пять баллов.
— Однако с нами ты не общался, ты вроде был в каком-то режиме призрака, и мы тебя не видели. С ней все было иначе?
— Да, она меня, слышала и мы общались. В отличии от всех вас она не была в коме. Однако ее умственное состояние оставалось на кране низком уровне. Поместив ее в цикл с вами, мы обеспечили… Трудно сказать об этом так, чтобы ты понял. Мы чинили ее разум за счет вас. Ваши разумы слились, мозговые волны одного чувствовали другие. Конечно это все происходило в реальности, в лагере вы были отрублены от этого. И, со временем, мы привели девочку в норму. Но было одно серьезно обстоятельство, которое привело нас в тупик изначально. Я тебе подробно расскажу, но сейчас мы уже пришли.
Мы вышли к поляне. Тут было достаточно пусто, но уже спустя минуту после того как мои глаза привыкли к лунному освещению, я увидел Юлю. Она склонилась над грибами и чем-то посыпала их. Помниться и я застал ее разок за этим занятием. Все же в циклах она была постоянно с нами.
— Ну-с, устраивайся с удобством, начинаем. Шура, включай.
Один миг и внезапно вокруг все ожило. Я почувствовал легкое дуновение ветра, птицы зачирикали в лесу, а Юля начала двигаться. Да уж, целый мир временем которого ты можешь управлять. Мы около минуты стояли и просто смотрели как она продолжает возиться с грибами пока кусты с другой стороны поляны не раздвинулись и на поляну не вышел… Александр. Девочка тут же ринулась в кусты, но парень закричал:
— Подожди, не убегай! Я друг, слышишь? Друг! Я тебе котлеток принес.
Юля таки успела спрятаться в кустах, но дальше не убегала. Спустя несколько секунд она аккуратно выглянула из своего укрытия.
— Котлетки?
— Ага, куриные, целые три штуки. Еще горячие между прочем. Давай сюда, я тебя не обижу.
Девочка еще недолго колебалась, но затем вышла и начала медленно подходить к нему. Но вот в чем странность — передвигалась она исключительно на четвереньках пародируя кошку. У нее и при встрече со мной были некоторые кошачьи повадки, но передвигалась она как обычный человек. Двойник Саши положил тарелку на траву и Юля осторожно взяла одну котлету, после чего принялась ее есть.
— Меня Сашей зовут, а тебя как?
— Юля.
— Ну Юль, давай дружить?
И время вновь остановилось, запись видимо подошла к концу.
— Это была ваша первая встреча? — Спросил я.
— Ну, каждую неделю первая встреча считай была. Но да, конкретно этот момент был нашим неофициальным знакомством. И давай прежде чем я начну кое-что объяснять, ты скажешь мне что же тут было странного.
— Ну, она передвигалась на четвереньках, как кошка. Я не помню, чтобы она вела себя так со мной.
— Молодец, правильно подметил. Понимаешь, с вами было легче. Мы могли с вами работать, ставить ментальные блоки, поработать с вашей памятью. А вот с ней такое не прокатывало. В наших силах была возможность лишь чуть-чуть корректировать ее поведение. Но вот сделать из нее еще одну пионерку? Нет.
— Тоннели, убежище и шахта были сделаны для нее? Она обитала именно там, еще она гуляла по лесу и старому лагерю.
— Угу. Пришлось серьезно расширить территорию лагеря. Хотя мы смогли найти применение всей территории.
— Значит вы держали ее в стороне от нас из-за ее поведения. Учитывая, что и я без блоков ломал циклы на раз, ее появление приводило бы к краху. И хоть держалась она позади, это ей помогало, ведь она была с нами в связке. Тогда зачем ты пошел с ней на контакт?
— Слышал поговорку, что теория без практики ничто? Тут та же фигня. Это ей помогало, но вот так, одичав, без человеческого общения… Все сдвиги к лучшему сводились на нет из-за этого. Понадобился новый фактор, который бы помог ей.
— Им стал ты?
— Да. Так за несколько циклов ее состояние улучшалось. От кошачьих повадок она совсем не избавилась, да и в итоге, когда мы смогли поставить ей пару блоков и скорректировать поведение, мы оставили это. Эй так было весело. На что не пойдешь, чтобы порадовать маленькую девочку.
— Тогда получается Юле я совсем и не помог. Ее выздоровление это полностью твоя заслуга.
— Получается, что так. Ладно, давай ко второй части перейдем.
Лес пропал, и мы оказались… у домика Алисы и Ульяны. В домике горел свет, а у окна снаружи стояли Юля и Саша.
— А что это они пьют? — Спросила девочка.
— Водку. Та еще гадость на самом деле.
— Она горькая?
— О и еще как. А утром после неё голова болеть будет.
— Зачем же они ее тогда пьют?
— Дураки потому что, — ответил парень. А затем резко закрыл глаза Юле. — Ух ты, а вот и самое интересное. Тебе это еще несколько лет рано видеть, так что пошли отсюда…
Внезапно все стало жутко мыльным и вот мы уже рядом с музыкальным клубом, светит солнце и слышна музыка. Мику пела свою японскую песню, а я моя копия сейчас кое-как пыталась играть на гитаре. Юля и Сашка вновь устроились под окном и слушали эту песню с улыбками на лицах.
— Думаю ты уже уловил общую мысль, не так ли? Я был с ней все это время, у нее было человеческое общение, плюс я показывал ей жизнь обычных людей. Это ей помогало. Ну и наконец-то финальные титры.
Всего миг и вокруг стало по-настоящему темно. Я всматривался в темноту очень долго, прежде чем увидел подземные тоннели и Александра рядом с собой. Он тыкнул в сторону, и я увидел его копию, что стоял рядом с Юлей. Действие явно перешло в шахты. Не успел я даже ничего спросить, как запись начала воспроизведение.
— А что это за мальчик будет? — Спросила Юля, дергая ушами.
— Хороший мальчик будет, почти как я. Он спросит у тебя дорогу, а ты ему скажи куда ушел тот другой пионер, хорошо?
— Хорошо. И потом я ему должна помогать, да?
— Да. Побудешь с ним немного, подружитесь. Тут потом много что будет происходить не так, но ты не бойся. Он тебя этот мальчик выведет отсюда и там я тебя встречу.
— Правда встретимся?
— Обещаю.
И тут бац, запись закончилась, и мы оказались прямиком в белом пространстве, «предбаннике».
— Это был последний цикл, да? Ведь тогда она мне помогла и потом была со мной очень часто.
— Ага. Девочки уходили у нас из рук, пришлось действовать быстро. Вложили Юле воспоминания о циклах, слегка подтерли меня на время и потом вы вместе разбирались с причудами. Такая вот история брат.
— Ты из-за обещания ей все это делаешь? Из-за того, что так и не смог ее вывести вместе со мной.
— Отчасти да. Она… Она была всего в шаге, нам надо было еще пара минут, но и она ушла в закрытый цикл. Ускользнула в последний момент. Это было обидно, но мы хотя бы знали, что с твоей помощью вполне реально помочь и ей и остальным. А еще Юля мне как сестра Семя. Знаешь, такая младшая сестра непоседа и слегка хулиганка даже. Я был с ней столько времени, что привязался.
— Я думал, что ты влюбился. Это был один из вариантов.
— Не, не нашлась пока та дама, что сможет заставить меня влюбиться. Ты уж прости.
— А тогда, в цикле, когда ты наговорил мне тех вещей…
— Тебе напомнить, что вы с Юлей вытворяли тогда? — С снисходительным взглядом посмотрел на меня Александр. — Пляж, домик…
— Кхм, не стоит. Значит эта была месть за Юлю.
— Скорее этакая братская ревность. Плюс я знал, что ты сделал с остальными девочками во всех подробностях.
— Мог бы об этом не говорить.
— Ну надо тебя слегка пристыдить, а?
— Тогда мне все это показалось странным. Ты сказал, что я просто наконец-то готов, прошел какое-то испытание.
— В некотором роде ты и правда прошел испытание. Как думаешь, раньше ты бы смог продолжать рисковать собой ради девушек, которых ты на самом деле никогда не встречал в жизни? Мы оба знаем ответ. Ну, а за остальное ты уж прости. Зол я был на тебя, Юля ушла в цикл.
— Понимаю. Как думаешь с ней будет легче чем с Мику и Ульяной? У нее не было проблем с комой, а в остальном вы вроде как вылечили ее.
— Это да. Потребуется пара лет адаптации, это все сложно, но она достаточно скоро начнет жить как обычный человек. И надеюсь, что просто. Как ни странно, с ней должно быть проще всего.
— Теперь я чуть лучше тебя понимаю. Но почему ты просто так не рассказал?
— Ну вот не смог я как-то! Это вроде личное, а я на такие темы… Сложно говорить. Мы ж с тобой плотненько так и не общались насчет твоих отношений к девушкам, а ведь по той же причине.
Что правда то правда. Мы конечно общались на эту тему, но не долго. Буквально выяснили основные моменты, а потом он разве что шутил на эту тему и все. Хотя казалось с кем мне еще говорить на эту тему если не с ним? Саня был у меня в голове, знает кто я такой и все такое. Лучше собеседника для самоанализа и представить трудно. Но правда в том, что мы оба в этом плане сычи. И говорить с кем-то другим об этом нам крайне тяжко. В этом и была вся проблема.
— Зато теперь мне стало все понятно. Мы с тобой преследуем одним и те же личные цели.
— Это ты верно подметил. Я в этой каше, как и Оля, из-за неё. И пока эта девочка не выберется из ловушки и не начнет нормальную жизнь… Я в это деле до конца.
Интересное переплетение судеб. Я оказался в коме и в итоге сблизился с шестью девушками. Одна из них стала мне очень дорога, но и остальные не чужие люди. Одна из них оказалась дочерью главы научной группы, который нашел способ помогать людям в коме. А другая оказалась дорога сразу для двух людей. Одна видела в ней дочь, которую она всегда бы хотела иметь, другой сестру, хотя ни братьев, ни сестер у него никогда не было. Такое даже специально если захочешь не придумаешь.
— Значит вместе пока проект не будет закончен, и мы не вытащим всех до единой. Как тебе такой план напарник?
— Хм, а мне нравиться, — улыбнулся Александр. — Ладно, давай вылезать отсюда. Насмотрелись киношек, пора в реальный мир. Шурик, дай Генде команду, чтобы вытаскивал нас.
Мы начали ждать, когда нас вытащат из предбанника. Будет опять малость неприятно, но придется терпеть. Однако спустя две минуты мы так и оставались здесь.
— Заснул что ли? — Вслух сказал Сашка и вытащил мобильный телефон. — Связь есть, так чего он тормозит?
— Может по нужде вышел? Мы же тут закончили уже и просто говорили.
— Твоя правда. Может у него и сил терпеть…
Но внезапно напарник пропал. Вот просто исчез словно его и не было. Значит Саню вытащили и сейчас… Резкая боль в шее на пару секунд ослепила меня. Но я уже был в реальном мире, лежал в одной из капсул. Теперь можно расслабиться и…
— Какого хрена происходит?!
Это был Александр. Он кое-как вылезал из своей капсулы. Я поискал взглядом Шурика и Генду. Они нервно копошились вокруг одной из капсул. Не успело я даже ничего спросить, как рядом со мной на костылях появилась Ульяна.
— Семён, поднимайся! Алиска очнулась!
— Ч-что?
Вот что плохо с этими входами в цикл и предбанник, тело после пробуждения некоторое время ощущается ватным, и ты кое-как шевелишь конечностями. Так что из капсулы я вылезал кое-как. К этому моменту Сашка оказался рядом со мной и подхватил меня под правой плечо. Он переносил это куда лучше меня, да и физическая форма у него была превосходной. Особенно по сравнению с моей.
Подойдя к капсуле, мы увидели Алису, которая металась словно ей снился страшный кошмар. Она очнулась? Самостоятельно? Но Как это возможно если мы даже не подключались к ней? Шурик конечно обещал небольшое чудо и через неделю обеспечить нам доступ к разуму еще одной девушки, но он же еще не сделал этого!
— Что произошло? Что с Алисой?
— Она очнулась и закричала пока вы были в цикле, — начал Генда, продолжая отдирать присоски и провода от девушки. — Подбежав к ней я увидел, что она открыла глаза. Ей было плохо, но она была в сознании. Пыталась вылезти из капсулы, но быстро выдохлась и вырубилась. Ожидаемо если ты пытаешься что-то делать после пары лет комы. Александр сообщил по рации, что ее показатели стали выше и если судить по ним, то она вышла из комы.
— Все данные говорят о том, что ее мозг работает нормально, — взял слово Шурик. — Это удивительно, но цикл разрушился, а она оказалась свободна. Хотя у нее сейчас серьезная каша в голове.
— О чем ты?
— Она же без понятия о том, что тут твориться. Думаешь зачем нам была идея о переносе твоих воспоминаний? Чтобы они были готовы, чтобы все циклы «Совёнка» они воспринимали как нереальные. Сейчас у нее серьезный конфликт, она помнит себя настоящую и то, что прожила в лагере. Придется долго объяснять и рассказывать о том, что вообще произошло.
— Можно минуту внимания? — поднял руку Саня. — Я тут что, один офигеваю от того факта, что она вообще очнулась?!
— Нам сейчас важнее как можно быстрее доставить ее в нормальную больницу к Виоле, — ответил Генда. — Еще неизвестно как ее пробуждение может сказаться на ней. Я позвонил Сергею, он будет через десять минут, как раз возвращается из города с Ольгой.
— Очешуеть блин, — вновь встрял Сашка. — Ладно, тогда я и Семён доставляем нашу не спящую принцессу к Виоле, Электроник с нами за компанию. Шурик сейчас бегом сначала за каталкой Ульяны, нам нужно как-то перемещать Алису, а затем к себе в конуру и пересылаешь все данные о стояние Алисы во время пробуждения и за пару минут до него посылаешь прямо Виоле. Генда присмотри за остальными, кто знает, что вообще происходит. А ты рыжик…
— Я с вами! — Запротестовала Ульяна. — Я Алиску не брошу!
— А и хер с тобой красная шапочка, едешь за нами. Не стоим господа, работаем.
Что-то, а все же в критические моменты Сашка действовал на ура. Всем дал задание, указания и еще пинка для придания ускорения. Залюбуешься! Даже мне дело нашел, сказал, чтобы я сейчас усиленно руки и ноги разминал, надо же Алису на коляску усадить, потом в машину усадить. Через пару минут вернулся Шурик с коляской. Я, Александр, Ульяна и спящая Алиса двинулись к воротам. Спешили не особо быстро из-за Ульяны, которая еще не очень умело шагала с костылями. Хотя время у нас было, Электроник еще просто-напросто не успел доехать до них. Хотя наверняка гнал как мог.
Пока мы стояли у ворот меня так и тянуло расспросить напарника обо всей это ситуации. Ульянка тоже ерзала. Но оба мы молчали, ведь даже у него на лице было написано удивление, и он что-то тихо шептал про себя. И его можно было понять, это была еще одна огромная аномалия в нашем деле. Казалось бы, мы поняли, что с циклами девушек все сложно и куда рискованнее чем мы думали. А наши предположения почти ничего не стоят. Но тут внезапно из комы выходит Алиса, исключительно своими силами. И если один из главных экспертов в этой области поражен до глубины души… Странное дело стало еще более странным чем оно было изначально.
Стояли мы минут десять, хорошо хоть дождь закончился пока мы смотрели записи. Наконец-то у ворот появилась знакомая машина. Ольга вылетела из нее как пуля из пистолета, Электроник немного отставал.
— Как она? — Спросила Оля.
— Она пришла в себя, но пока без сознания.
— Серёга, давай ключи, поедешь на пассажирском сиденье, — сказал Александр.
Я же тем временем взял Алису на руки и устроил ее на заднем сиденье. Сам уместился справа от нее, Ульяна слева. Через минуту мы тронулись в путь. Хотя правильнее будет сказать, что мы едва ли не полетели. Сашка гнал машину так же быстро, как и в тот день, когда у Лены встало сердце и нам пришлось экстренно возвращаться в лагерь. Хотя и тут ситуация была из разряда чрезвычайных. И я был полностью солидарен, что гнать надо было на всех порах. Но вот эти кочки… Будет настоящим чудом если машина стойко перенесет это.
Ехали мы молча. Александр вцепился в руль и полностью сосредоточился на том, чтобы доставить нас в больницу как можно быстрее. Электроник поглядывал на нас всех, но тоже помалкивал. Из-за природной застенчивой или просто потому что был немного напуган я не знаю. Ульянка полностью сосредоточилась на Алисе, держала ее голову и вообще смотрела, чтобы ей было удобно. А у меня в голове была такая каша, что поди разберись в ней. События утра и разговор с напарником вообще вылетел из головы, были другие заботы.
Как Алиса просто так могла выбраться из собственного цикла? Помниться Электроник говорил, что сознания девушек сами заперлись от любого внешнего вмешательства. А тут получается одна из них внезапно открылась? Я начал лихорадочно вспоминать все детали состояния девушек. Для начала вполне ясно, что каждая из них здорова, если бы не просчет с системой, то все бы уже вышли из этой комы. Это хорошо, значит такой преждевременный выход из собственного цикла никак не навредит Дваче. Но все же она сама очнулась. И судя по реакции остальной команды, такое они даже в качестве потенциального варианта не рассматривали! Черт, еще с утра думал о том, что все эти циклы куда страннее, что мы почти ничего не знаем. И как оказалось мы еще даже не представляли себе до какой степени доходит наше незнание.
Хотя стоит заметить, что на этот раз неожиданный поворот нашего дела оказался… удачным, если не сказать превосходным. Да, для нас это стало полной неожиданностью, мы в растерянности и может слегка напуганы. Но все же Алиса выбралась из цикла, самостоятельно! Насколько бы странным это не было, это было прекрасно. Наконец-то удача повернулась к нам лицом. Должно же и нам когда-то везти, а?
От раздумий меня отвлекло то, что Алиса начала двигаться и открыла глаза.
— Что происходит? — Едва слышно сказала она.
— Алиса, не говори, тебе сейчас это вредно! — Тут же вмешалась Ульяна. — Не беспокойся, скоро мы приедем в больницу, и Виола вмиг тебя на ноги поставит?
— Ульяна? Виола? Но лагерь… Как я там оказалась? Что это было?
— Все хорошо, просто отдыхай. Мы все расскажем!
И Алиса вновь затихла, закрыв глаза. Наверняка сказывалось то, что она только-только вышла из комы. Я и сам в первые пару дней едва мог говорить, а видеть почти и не мог. Крайне малоприятные ощущения, если честно. Хотя меня сейчас интересовало не ее состояние, а то, что она сказала. Она помнила лагерь, но «как я там оказалось» и «что это было». Всего два вопроса, а так много сказано. Ребята сказали про конфликт с ее настоящими воспоминаниями, но кажется она полностью осознает, что «Совёнок» и все произошедшее в нем были чем-то странным, инородным. Это на самом деле хорошо, тогда и объяснять все будет проще. Хотя остается вопрос как много она помнит.
Уже когда мы въехали в город и начали подъезжать к больнице послышалась полицейская сирена. Оно и было понятно, Сашка гнал больше сотни в городе! Но останавливаться не собирался, так что до больницы мы доехали с полицией на хвосте. А там нас уже ждала Виола, еще другие доктора и инвалидное кресло. Напарник затормозил прямо перед ними шуганув пару пешеходов. Мы вылезли из машины, и я начал вытаскивать Алису. Александр тем временем поднял руки встречая полицейских, что остановились рядом.
— Товарищи! Богом клянусь, все могу объяснить!

***

Сашку менты все же отпустили, даже штрафа не выписали. И так было видно, что он привез девушку без сознания, так ее еще встречали врачи. Виола, дав своим коллегам указания, сама вступилась за него и как следует насела на полицейских. Те в итоге согласились, что была чрезвычайная ситуация и уехали на свое дежурство. А мы проследовали в больницу. Мы устроились у Маши в палате, кратко ей пересказали, что произошло, а затем начали ждать Виолу с новостями. И это был самый долгий час в моей жизни. Даже болтовня Маши не помогла нам отвлечься. Саня посидел с нами двадцать минут, а затем вышел из палаты. Вернулся же только с Виолой.
— Что ж, это было неожиданно, — начала она. — Хотя с ней все хорошо. Усталость, мышцы атрофировались, легкое истощение. Все, как и у вас, когда вы только очнулись.
— Значит с ней все будет хорошо? — Спросила Ульяна.
— Да, хотя придется заняться объяснением того, что происходит. Раз она очнулась сама, то она толком ничего не понимает. Хотя это откладывается на пару дней прежде чем ей не станет гораздо лучше.
Мы все вздохнули с облегчением. Значит действительно повезло. Конечно будет трудно объяснить все Алисе, но все же выполнимо. А это так же значит, что уже половина девочек живы, здоровы и уже не в коме. Есть что отпраздновать!
Я взглянул на Сашку. Он уже не был так напряжен, куда более расслаблен, но все еще задумчив.
— Сань, ты чего такой?
— Да просто задумался крепко об этой ситуации, бывает.
— А как все-таки получилось, что Алиса очнулась? Неужели такое могло произойти?
— Мы не рассчитывали на это. Да что там, даже не думали и не считали такое возможным. Но сам видишь, как все обернулось.
— У тебя есть догадки как так получилось? Не просто так же она взяла и очнулась.
— Вообще хорошая теория есть. Ты и сам знаешь Алиску и ее характер. Про таких говорят, что бой-баба. И коня на скаку и в горящую избу. У нас была уже ситуация с Леной и ее сердцем. Из-за того, что у нее самой нет тяги к жизни, все это и приключилось. А Алиска ей едва ли не полная противоположность. Короче говоря, тут она вышла из комы чисто на своей силе воли.
— Правда? Просто взяла и смогла?
— Ну как видишь у нее не сразу это получилось, но она справилась. Я поражен до глубины души.
— Тогда это же все хорошо. Она сама смогла себе помочь.
— Это правда. Но меня пугает, что мы недооценили самих девочек. Опять же вспоминая Лену, то если уж Алиса справилась с комой, то она… Короче, надо бы нам поднажать. У меня реально плохое предчувствие.

0

12

Глава 10, Деликатная ситуация
- Добро пожаловать в лагерь! – Сказал Александр, катя коляску с Алисой. Я же двигался следом за ними. – Признайся, тебя до дрожи пробирает при виде этих ворот, а?
- Это действительно странно, - сказала Алиса.
Первые два дня все, что мы могли, это ждать, когда Алиса немного окрепнет и сможет вести нормальный диалог. Как только было получено добро от Виолы мы расспросили ее обо всем, что она помнила. От последнего своего воспоминания, до событий, что произошли в «Совёнке». Но куда более тщательно мы расспрашивали девушку о том, где она оказалась после «Совёнка» и что с ней было. Это могло бы рассказать нам как именно она вышла из своего цикла. Но Алиска наотрез отказалась говорить об этом. Видимо о своих внутренних демонах она говорить не хотела даже под страхом смерти. После того как она рассказала нам все настал наш черед говорить. За пять дней мы смогли рассказать ей все, объяснить, помогли принять это. Не то чтобы было просто пересказать все, что случилось, но это нужно было сделать. К счастью, пережитое в «Совёнке» и фальшивые воспоминания, что создал Шурик, она воспринимала как нечто странное, а после наших объяснений все стало на свои места. Помнила она свою лагерную жизнь не так уж подробно, только пару полных смен, да кое-что урывками из остальных циклов. Но остальных она помнила, особенно меня. Тяжелый разговор о наших отношениях действительно был тяжелым. И в целом мы хотя бы разобрались и все прояснили. Но обиду Алиска на меня наверняка затаила. Сашка лишь посмеивался и говорил, что наказание нашло гуляющего ловеласа.
Он кстати на следующий день привез кучу оборудования из лагеря, и они проверили все ли хорошо с Алисой. Может в целом с ней все и было хорошо, но это как-то могло отразиться на ее сознании. К счастью все проверки показали, что она так же здорова, как и Маша с Ульяной. Хотя Александр сказал, что Алисе вообще не стоит приближаться к их прибору, а тем более подключаться к нему. Во избежание потенциальных рисков. Такая же рекомендация была дана и Маше. А вот Ульянка, по его словам, если захочет может потом загрузиться в предбанник, да повеселиться там с записями циклов. А при определенной подготовке она могла бы даже помогать мне с девочками. Хотя это дело такое, сначала надо бы ей хоты бы годик пожить без подобных приключений на свою голову. А уж за год мы как-нибудь точно вытащим остальных своими силами. Так что и ей никогда не придется подключаться к этой машине.
Стоило нам пройти за ворота как мы встретили делегацию, что нас встречала: Ульяна на костылях, Маша в инвалидном кресле и Электроник, что помогал девушке передвигаться в этом кресле. Машу мы привезли в лагерь три дня назад, пока она жила с Виолой в медпункте. С этим расслоением разума все же было много странностей, так наблюдение было не лишним. А Ульяна тем временем обустраивалась в своем домике и ждала соседку.
- Мы вас уже заждались! – Проворчала Ульянка. – Пятнадцать минут стоим и мерзнем.
- Одеваться теплее надо, не май месяц. Уже снег пару раз шел, а ты в легкой курточке. Заболеть хочешь?
- Сёма, ну что ты ее спрашиваешь? Какой с ребенка спрос? – Усмехнулся Александр.
- Мне скоро будет восемнадцать уже! – Возмутилась Ульянка. – Я уже взрослая!
- Вот будет восемнадцать, тогда и поговорим. Слушайте, давайте уже что ли где-то устроимся в тепле? Прохладно.
- Давайте в музыкальный клуб, все равно он из комнаты совещаний стал комнатой сбора.
С появлением новых лиц в лагере появилась и серьезная проблема. У каждого из команды была своя работа. Да, было время, что Электроник и Сашка постоянно проводили время со мной. Было весело, мы постоянно чем-то занимались. Но сейчас возникли проблемы и каждый был по уши в делах. Я и Серёга занимались домиками для девушек. Ульянкин дом был уже относительно готов, а раз Алиса заселяется к ней, то это всерьез решает некоторые наши проблемы. Однако и Маше в скором времени потребуется отдельное жилище, только вчера мы закончили первоначальные работы по одному из домиков. А Саня много времени проводил с Шуриком, изучая результаты того, что мы получили из цикла Маши и того, что было с Алисой в момент ее пробуждения. Каждый был при деле. А вот девочки нет.
С появлением Маши ситуация обострилась. Ладно Ульянка, она со своей неугомонностью могла найти себе занятия, обычно отвлекала кого-нибудь от работы. Мы конечно старались свободное время проводить с ними. Ольга вообще посвящала этому большую часть дня, а мы успевали только по вечерам в основном. В конце концов девушки многое пережили, обычное человеческое общение сейчас достаточно важно. Нужно было выговориться, да и привыкнуть к реальному миру. Даже с учетом того, что каждая из них знает, что произошло на самом деле, нужно время, чтобы принять это. Лично мне оказалось легче все это сделать, моя голова была забита одной единственной мыслью — я должен как можно быстрее спасти девушек. Уже позже начали появляться другие вопросы.
Требовалось, конечно, еще разобраться в себе. Ульяне принять то, что она уже не маленькая девочка. Хотя ей куда легче, у нее осталась семья. Маша же вроде как перенесла страшную травму, кто знает обернется ли это когда-нибудь в будущем неприятными последствиями. Ее семья кстати на днях приедет в город. А вот с Алисой все конечно тяжко. Нет у нее никого и не было, чтобы поддержать в тяжелый час. Хотя стоит заметить, что она сильна духом и доказала это самостоятельно выйдя из комы. Впрочем, она наверняка частично изменилась. Каждый из нас изменился, ей наверняка нужна будет какая-нибудь поддержка. Потому мы и решили, что с Ульяной ей будет легче. Они и в «Совёнке» были вместе, это будет привычнее. А также может ей удастся разговорить её на тему, что за цикл у нее был. Не то чтобы это было критично, но по возможности надо было выяснить это.
Но я отвлекся. И так, девочки у нас оказались без дела, а с Алисой их число увеличилось до трех персон. Не сидеть же им по домикам круглые сутки? Тут нас выручила Маша. Увидев, что музыкальный клуб достаточно в хорошем состоянии она раздобыла в нем гитару! И надо признать, что в жизни, что в циклах, музыкальный талант у нее был просто чума. Так что началось все с того, что мы приходили послушать как она играет и поет, а в итоге комната совещаний превратилась в клуб комнату сбора. Если кто-то не был занят, то он шел сюда и все, кто был в комнате искали чем заняться вместе. Ульянка первые пару дней пыталась научиться играть на гитаре под руководством Маши, но у нее это естественно не получилось. Банально усидчивости не хватило. Сашка принес пару арендованных у Шурика ноутбуков, так что можно было скачать песен, посмотреть фильмы или что-нибудь еще. Ольга запрягла Электроника и они вместе съездили в город. Привезли набор для вязания, пару настольных игр, да еще чего для разнообразия досуга. Это конечно странно, но я связал уже половину шарфика. Под руководством Оли у меня нашелся целый талант к этому делу.
Думается и Алиса будет в восторге от возможности поиграть на гитаре. К тому же я и Александр заядлые меломаны, мы подобрали целую пачку песен, которые ей стоило бы послушать. Идея заключается в том, чтобы у каждого было свое занятие. Поможет отвлечься. А в целом это еще сильнее вдохнет жизнь в этот лагерь. Да, нас тут было достаточно мало для такой территории, но уже только я, Ульяна и Маша достаточно серьезно изменили это место. Не то чтобы и до этого это было серым и безрадостными местом, но все равно разница на лицо. Сейчас же сделана уже половина работы, три девушки уже в сознании и ничто им не угрожает. У всех было достаточно приподнятое настроение. Да, были проблемы. Но только то, что Алиса смогла уже самостоятельно выйти из комы вселило во всех надежду и мы разом забыли все сомнения.
Сейчас мы шли к музыкальному клубу и просто смотрел на них всех. Ульяна старалась идти вровень с коляской Алисы и беседовала с ней и Александром. Эта троица уже всерьез спелась, бунтарский характер был у всех абсолютно одинаковый. А вот и Электроник везет Машу и мило беседует с ней. И при этом он не испытывает никакой застенчивости, общается вполне свободно. Между нами не было никаких преград или рамок. Мы действительно были семьёй. И только от одной этой мысли я улыбнулся. Поскорее бы вытащить остальных.

***

- Что ж, это было достаточно утомительно, - сказал я, смотря как уезжает Жигуль. Через пару часов родители Маши уже улетят из города обратно домой. – А я думал с родителями Ульяны было тяжко.
- Ты с ними не жил в одном лагере целых три дня, - улыбнулась девушка. – Ты все же спас меня.
- На деле в этом случае самое важное сделал Сашка. Только он и додумался о том, что нужно было сделать.
- Ты сама стеснительность. Пошли погуляем по лагерю?
- А давай.
Температура еще снизилась, снег шел еще пару дней и легкий его слой уже лежал на земле, но дол полноценной зимы было далековато. Хотя Новый год засверкал уже в относительной близости. Было желание встретить его со всеми девушками, но у нас слегка застопорился процесс работы. Слишком много все произошло в короткий промежуток, нужно было разгрести это все прежде чем вернуться к полноценной работе. Хотя Александр говорил о том, что как только они будут готовы, то процесс пойдет куда быстрее. Он всерьез беспокоился о состоянии Лены. Девушкам и Оле мы немного об этом говорили, но вот я точно знал, что риск того, что у нее встанет сердце уже достаточно серьезен. И хоть Виола говорила, что в принципе они смогут спасти ее даже если произойдет еще одна остановка сердца, это было достаточно опасно. Лена рисковала остаться в молодом возрасте с почти полностью посаженным сердцем.
Эта мысль меня тяготила, но я был уверен в хорошем исходе нашего дела. Мы через многое прошли, поняли, что сильно ошибались и смогли кое-чему научиться на своих ошибках. А учитывая то, что у нас теперь еще целая куча данных в которых я не разберусь даже если мне разложат все по полочкам, мы были готовы ко многому. Поэтому достаточно легко удавалось сохранять положительный настрой.
Однако пять дней назад кое-что произошло.

***

- Виола?
Встретить нашего врача просто так гуляющего или отдыхающего в лагере… Кое-что из разряда «невероятное». Что в циклах «Совёнка», что в реальности, она оставалась для меня крайне непонятным человеком. Я даже и не пытался разгадать эту загадку, не моего ума это было дело. Как и в случае с Гендой для меня это было отдельной темой. С этими двоими я почти не пересекался, не общался и хоть мы жили в одном лагере, создавалось ощущение, то жили мы скорее в разных городах. Не то чтобы они мне были неприятны. Просто Виола была темной лошадкой, и я еще в лагере взял себе на заметку даже не пытаться особо интересоваться ее жизнью. Хватит мне и подколов Александра. А Генда… Просто смотрел я на него и тяжко мне было. Сломленный человек, все в нем говорило, что он едва ли тень себя в прошлом. Я лишь надеюсь, что со временем, после того как мы вытащим Лену, он вернется к себе прежнему и будет возможность наверстать упущенное время для бесед и прочего.
- О, пионер… Тоже решил прогуляться? – Спросила Виола, сидя на лавочке.
- Для меня это уже давно повседневный ритуал. А вот вас увидеть вне медпункта это что-то новенькое.
- У меня сегодня выходной, - вздохнула женщина. – Один из тех дней, которые просто наступают и поделать ничего нельзя. Сегодня многие будут не в духе.
- А что-то произошло? – Поинтересовался я, усаживаясь рядом. Виола же в ответ снисходительно посмотрела на меня. Так, как это умеет только она.
- Ох Семён, а я уж думала, что ты знаешь какая сегодня дата. Ведь ты вроде так сблизился с девушками. Хотя занимались вы многими вещами, но не столь мелкими и незначительными.
- Это связано с девушками? - Очевидный камень в мой город я как бы не заметил. У меня на такие остроты скоро полноценный иммунитет будет.
- С одной из них. Сегодня день рождение Лены.
Я едва удержался от того, чтобы сказать «Оу». Неожиданность. Да уж, вот вам и праздник. День рождение Лены, светлого в нем слишком мало. Она все еще в коме и есть риск, что ее сердце встанет и спасти девушку мы уже не сможем. Самое то, чтобы праздновать. А уж я ее отец так, наверное, и вовсе в восторге.
- Генда будет в порядке?
- Он как обычно напьется больше чем в остальные дни и мне придется проследить, чтобы доза алкоголя в его крови не стала смертельной. К сожалению, это уже не впервые, хотя надеюсь, что в последний раз. И скорее всего будет драка.
- Драка? Но чья?
- Это все Александр. Ему несколько противно, если и вовсе не омерзительно видеть Петра такого. Когда они начали работать вместе, то сильно сдружились. И после всего произошедшего между ними пробежала кошка. И в этот день у обоих слегка сносит крышу. Петя пьет больше обычного, а Саша срывается на нем из-за этого.
- Это печально… Но он же прав. Генде стоило бы взять уже себя в руки. Ему пришлось нелегко, но сейчас же ситуация складывается в нашу пользу. Да и как Лена отреагирует на то, кем стал ее отец.
- Я знаю. Но ему пришлось все же многое пережить. Лена была его единственной дочерью, ее мать сбежала, когда она была маленькой, он воспитывал ее сам. А потом девочка оказывается на пороге смерти в спешке Петр делает ошибку, которая обеспечила ей семилетнюю кому.
- Но он же не виноват! Не из-за него она порезала себе вены.
- Но из-за него она в коме. Ты же и сам уже в курсе, что лишние пару месяцев работы и наша машина была бы абсолютно готова. Все было куда быстрее и все вы семеро уже давно жили бы нормальной жизнью. В итоге из-за его поспешности не только Лена оказалась в ловушке комы, но и еще шесть человек, которых мы подключили к прибору в надежде помочь ей.
Если посмотреть с этой стороны… Тогда да, Генда грубо говоря виноват во всем этом. Мы могли бы давно уже вернуться к своим жизням, мне и Сашке не пришлось бы рисковать собой пытаясь вытащить девушек. Да, тогда я мог не встретить Славю и остальных, что не особо меня устраивало, но факт остается фактом. Если бы Генда не рисковал Леной, то все могло закончиться давным-давно. Научная группа получила бы свои лавры, я бы, наверное, вернулся к своей прежней жизни, девочки бы к своим, а сам мужчина получил обратно свою дочь. Это была его вина и будь я на его месте, было бы ничуть не лучше.
- Виола, а можно нескромный вопрос? Учитывая, что в этот день ты почему-то решила не работать, а отдохнуть на природе, да еще пара моментов… Вы с Гендой были близки?
- Это так заметно, пионер?
- Для обычного человека нет. Но я знаете стал вроде как слегка экспертом в отношениях благодаря вам всем. Этот день, то что вы стараетесь не смотреть и не общаться с Гендой оказавшись в одном помещении, стараетесь не смотреть на Лену… Что-то тут определенно есть.
- Мы встречались, но это было давно. Задолго до того как он встретил мать Лены. В итоге у нас так ничего и не получилось, да и расстались мы на достаточно натянутой ноте.
- Однако согласилась работать с ним в научной группе.
- Наше проклятье и преимущество в том, что мы могли абстрагироваться от определенных проблем и сосредоточиться на самом важном.
- Крайне прагматично и сурово. Но на до признать, что это в твоем стиле.
- А ты даже не стесняешься говорить прямо, - ухмыльнулась Виола. – В лагере ты не был таким.
- Ну, у меня было несколько тысяч циклов, чтобы стать полноценным членом общества. Что было достаточно трудно, учитывая каким замкнутым я был. Но возвращаясь к нашим баранам, думаете нормально позволять Генде и Сане встречаться сегодня?
- Пуская уж выпустят пар, это иногда нужно сделать. Особенно этим двум.
- Значит, мы ничего не можем сделать?
- Только дождаться того момента, когда мы сможем разбудить остальных девочек.

***

- Семён, о чем задумался? – Спросила Маша, взглянул на меня.
- А, да я так. Обдумываю всякое. Как у тебя кстати дела с мышцами? Виола достаточно долго делала мне массаж и заставляла делать разные упражнения.
- С ногами еще все не так хорошо, но руки и пальцы уже полностью вернули себе подвижность благодаря игре на гитаре. Кстати, ты ведь тоже умеешь играть? В лагере ты неплохо играл, сейчас почему не пробуешь?
- Да я как-то об этом и забыл если честно. Происходит так много, постоянно какие-то заботы. Я пока только вязанием и могу расслабиться.
- Ты прямо как Саша. Тот только правда улыбкой и шутками прикрывает свою задумчивость и проблемы.
- Ну не знаю, как по мне он просто жутко веселый и неунывающий человек. В этом плане я ему жутко завидую.
- Семён, что ты как маленький? Из того, что я видела, сейчас он главный в этом лагере. Понятно, что каждый занимается своим делом, но он координирует общую работу. А этот Генда сидит в столовой и пьет только. И вообще понаблюдай за своим другом в течении дня, сразу увидишь, что он частенько обеспокоен.
- Ну на то он и заместитель главы научной группы. Когда главный не может, он берет все в свои руки. Зато, когда все это закончится он может налево и направо говорить, что был главным и никто ему даже слово против не скажет.
- Да ладно тебе, не такой уж он и хвастун.
- Это он просто при вас делает вид рыцаря в сверкающих доспехах. Он просто жуткий хвастун!
Но он мой друг. Это я уже сказал про себя. В прошлом у меня и не было нормальных друзей. Последние закончились при выпуске из школы. Остались лишь хорошие знакомые, да и с теми я не виделся годами. А вот теперь у меня есть настоящий друг и мне как-то приятно от этой мысли. Хотя это можно сказать и про Электроника и даже в некоторой мере про Шурика, пускай он и большую часть времени посвящал работе.
- Ты заметил, что Саша и Алиса достаточно сблизились за эти пару недель?
- Да он с ней и Ульяной считай трио сорвиголов организовали. Пока ничего опасного не произошло, но помяни мое слово — они что-нибудь устроят. Взрыв Генды и рядом стоять не будет с этим.
- Неужели не заметил? Лично они двое достаточно много общаются.
- Ой, да Саня сам меня уверял, что не появилась в его жизни та девушка, что сможет его охмурить.
- А может уже и появилась. Он хоть и был иногда с нами в циклах в качестве наблюдателя, но с нами он толком не общался никогда. Сейчас такая возможность появилась и вполне понятно, что они могли сблизиться. Они хорошо подходят друг к другу.
- Тоже самое можно сказать и про Ульянку. Любит пошутить, не сидит на месте больше пяти минут, любит втянуть в свою очередную авантюру кого-нибудь из друзей и конечно всегда впереди планеты всей, когда дело касается чего-то опасного, но жутко интересного.
- Но стоит признать, что Алиса более серьезная и ответственная в отличии от своей подруги.
- Ну да. Так ты думаешь между ними действительно что-то есть?
- А ты как друг поинтересуйся у него.
- Я бы может и с радостью… Но тут возникает сразу несколько крайне спорных моментов.
- Например то, что было с нами в циклах, да? Ты же тогда уединился с Алисой в домике.
- Маша, да ты просто сама деликатность.
Девушка лишь улыбнулась. Все же, не считая болтливости, Маша была совершенно другим человеком, чем ее образы в циклах. Что немного странно, учитывая, что Мику была вроде как почти полным ее сознанием. Но уже как позже мне объяснил Александр, кое-что в ее личности было подавлено разделением разума на две составляющие. Отсюда и так контраст. Сейчас она была обычной девушкой, которая имеет музыкальный талант и любит аниме. А также все связанное с ним.
- Маш, а чего ты хочешь заняться, когда все это закончиться?</i>
- Я достаточно долго занималась в музыкальной школе, а благодаря «Совёнку» и тому, что ребята внесли в мой разум кое-какие умения относительно игры на различных инструментах, я думаю вплотную заняться музыкой. Думаю, я вполне могу писать музыку.
- Ого, серьезные планы. Не хочешь выступить на каком-нибудь шоу, типа конкурсных реалити, что нынче так модны? Сейчас они в моде, да и если у тебя талант, то можно заработать и прославиться.
<i>- Посмотрим. Пока я не вижу смысла детально продумывать все это. Ведь прошло всего пара недель как я вышла из многомесячной комы, пока можно пожить спокойно и без лишних проблем.
- Я бы тоже от этого не отказался.
Я как раз провозил коляску Маши мимо медпункта как оттуда на своих костылях вышла Ульяна.
- Ульянка, да ты никак раньше десяти утра встала! Что-то будет, явно снегопад с утра завтра.
- Очень смешно. Меня Алиса подняла, сказала, чтобы я ушла пораньше на массаж и упражнения к Виоле. Чуть ли не выгнала!
- А ей то что не спиться? Точно снежная буря будет. Ну раз ты не спишь, да и она тоже проснулась, пошли за ней, да в музыкальный клуб. Маша тут про музыку заговорила… Захотелось мне немного поиграть на гитаре.
- Ой, с удовольствием послушаю. А заодно посмеюсь над тем как ты неумело играешь!
- Вот по этой части твоего характера я точно не скучал.
Так втроем мы и отправились к домику. Уже на подходе Ульяна решила сделать рывок и как только я подкатил Машу к ступеням, наша красная комета уже заходила в помещение.
- Алиса, мы тут…
- ВЫЙДИ! – Разом зазвучало два голоса из домика и я даже слегка подскочил от неожиданности. Ульяна же с выражением крайне сильного удивления на лице вышла из домика и махом закрыла за собой дверь.
- Она… ни там… Вместе… - Сбивчиво начала объяснять Ульяна, но я в принципе и так догадался, что она там увидела. Маша лишь с улыбкой победителя посмотрела на меня.
- Думаю, теперь вам двоим как друзьям теперь придется обсудить этот щекотливый момент.
Серьезно, хоть кто-нибудь в этом лагере слышал про деликатность?

0

13

Глава 11, Причина, чтобы остаться
— Ну и? — Прервал я молчание. Сидеть уже почти десять минут в полной тишине на лавочке рядом с Сашкой было неловко. Хотя и я не особо соображал, как начать разговор. Оставалось только сидеть и слегка мерзнуть пока разговор не завяжется.
— Сёма, не грузи. Даже мне как-то неловко. Не тебя застукали полчаса назад у девушки в постели, — сказал Саня, а затем откинулся на спинку лавочки. — Блин, просто не хотелось это как-то афишировать, понимаешь? Не мне, а скорее всего Алисе. Для меня отношения с девушками не такая уж сильная загадка, но вот у нее пока с этим тяжко. Из-за тебя между прочем!
— А я то тут причем? Не я выбирал себе двухлетнюю кому и участие в эксперименте, в ходе которого я ухитрился соблазнить пятерых девушек и потенциально еще и шестую. Хотя этот момент и меня нервирует.
— Ей это было тоже слегка не по себе. Она ведь в отличии от Ульяны и Маши при выходе из комы не получала необходимую информацию, так что получилось не слишком хорошо, когда мы рассказывали ей все. Так что когда мы сошлись… Она не хотела, чтобы об этом говорили.
Наверное, я ее понимал. На днях будет всего месяц как она вышла из комы, тут у нее получилось сблизиться с другим человеком, хотя при пробуждении она наверняка думала и обо мне. Зная Алису, даже Ульяне она об этом не сказала бы еще очень долго. Такой она человек.
— Слушай, но ты же мне одно время говорил, что нет еще девушки, что охмурила бы тебя. А тут ты уже с Алисой, да и вообще ты оказывается с девушками легко заводишь отношения…
— Ну друже, тут все попроще, я ж в отличии от тебя не был затворником, который выходил из квартиры только ради похода в магазин. У меня были отношения и достаточно много, но в итоге ничего серьезного не было. Просто все мои пассии не проходили под определение той самой девушки с которой мне хотелось бы связать свою жизнь.
— А с Алисой так ты хочешь серьезных отношений? Вы же знакомы не больше месяца.
— Эй, я не говорил, что влюблен или что-то подобное. Не буду спорить с тем, что мы оба нравимся друг другу. У нас есть точки соприкосновения, общие темы для разговора, да и она мне просто нравиться как человек. Так что почему бы мне и попробовать завести с ней серьезные отношения?
— Когда вы вообще успели? Ведь вроде мы постоянно на глазах у друг друга, а тут такие сюрпризы.
— Да само как-то. Я с вами со всеми одинаково общаюсь между прочем. А с Алисой… Просто получилось вот так!
— «Просто получилось»?
— Напомнить на чьей совести шесть девушек, что сохнуть по нему?
— А вот этот момент тебя не смущает? Ведь у нас с Алисой что-то было.
— Смущает, но всего немного. Хотя тут я отношусь к тому, что ты ее бывший, который к тому же никоим образом не собирается восстанавливать с ней отношения. Или я не прав?
— Ладно-ладно… Ты прав, причем полностью.
Как-то странно все-таки получилось. Наверное, я просто не ожидал подобного. Отчасти из-за того, что для меня мои отношения с этими девушками были достаточно близки. И пускай я любил Славю, но остальные тоже были мне дороги. А учитывая все, что нам пришлось вместе пережить, то вот такого поворота сюжета я точно не ожидал. И по правде говоря должен радоваться за этих двоих. Не теряя времени достаточно быстро сошлись, их отношения развиваются и может в итоге они придут к чему-то вместе. Только вот была какая-то ревность. И с этим я ничего не мог поделать. Но на деле все, что мне остается, это смириться и понадеяться, что все у них будет хорошо.
— Значит, делаем вид, что все в порядке вещей и для нас это не имеет большого значения, что мы вас так застукали?
— Сёма, я знал, что ты крайне понимающий человек. Только толку-то…
— Почему?
— Ульяна.
— Ну да.

***

В итоге я даже не удивился, когда про отношения Александра и Алисы узнали все в команде, многозначительной улыбкой кроме Маши улыбнулась и Ольга. Вот уж кто-кто, а это дамочка очень проницательна, этого не отнять. Отчасти было хорошо, что все так сложилось. Просто у всех разом появилась тема для обсуждений. Я мог слегка подшучивать над другом, а девушки… Наверняка они между собой обсуждают, ведь так? И при этом все разговоры идут в положительном ключе. Это был один из позитивных моментов нашей жизни в этом лагере и, учитывая, что большинство друг с другом на короткой ноге, обсуждать подобное было легко. Ненадолго беспокойство о том, что у Лены тяжелая ситуация, а мы пока не можем вернуться к тому, чтобы спасать девушек, исчезло. И это было хорошо, не правда ли?
Выходя на улицу, я закрыл за собой дверь (не на ключ, тут необходимости в этом не было) и направился на свою обычную прогулку. Уже несколько недель как я вышел из комы, но кое-какие последствия от нее остались. Недавно Виола попросила меня выполнить несколько упражнений типа подтягиваний, отжиманий и приседаний. Результат был ужасающим. Не то чтобы при моем старом образом жизни я был в хорошей форме, но сейчас это перешло все границы. После непродолжительных и коротких упражнений меня еще сутки преследовала усталость и чувствовал я себя паршиво. Короче, мне еще достаточно долго надо заниматься собой. И постоянные прогулки помогали мне, хорошо хоть тут я постоянно несколько минут прогуливался по лагерю, иначе ситуация могла стать в разы хуже.
И обычно у нас на прогулке целая команда: я, Ульяна, Маша и Алиса. Всем им тоже надо было поработать над собой. Маше и Алисе скоро тоже предстояло перейти на костыли, а Ульянка… Со своими костылями она будет еще долго ходить. Из-за продолжительности комы ее состояние было достаточно паршивым. Даже ходить с костылями ей было тяжело, потому рядом с ней всегда кто-то был, чтобы не дать упасть. Ей приходилось постоянно делать массаж рук и ног, мазать их разными мазями, делать упражнения. Поэтому она еще не скоро сможет носиться как ракета. Хотя и не особо унывала, жизнерадостности в ней было выше крыши.
Но сегодняшняя прогулка у меня одиночная. Саня, Оля, Ульяна и Алиса уехали в город. Нужно было купить целую кучу всего и не о каждом пункте списка мне нужно было знать. Александр лишь обреченно вздохнул узнав, что именно он их повезет в город. Маша же будет с Виолой. Девушку все еще мучают обследованиями, сверяют показатели. Делается это не каждый день, но очень часто. Опасения можно было понять, ситуация с ее разумом была сложная, а уж как мы все выправили было не совсем идеально. Ведь мы по сути убили часть ее личности, пускай в ней и почти ничего не было настоящего. Хотя в свою защиту скажу, что и выбора у нас не было особого тогда.
Маршрут у меня был уже постоянный: к музыкальному клубу, потом к воротам, оттуда на лодочную станцию, пляж, столовая и под конец здание библиотеки. После этого я решал куда пойти и находил себе какое-нибудь дело. Заранее я ничего не планировал, предоставляя случаю и удаче дать мне выбор чем сегодня заняться. Потому я просто наслаждался уже зимними деньками. Вокруг было тихо, даже не скажешь, что рядом большой лес. По словам Ольги, в этих лесах обитают разве что белки, так что обычно пока не наступила зима меня в прогулках сопровождало пение птиц. Теперь было совсем уж тихо. Хотя воздух был все так же свеж. Лес, речка, цивилизация лишь в нескольких километрах… Хорошо тут было. Даже то, что большинство здешних домиков и строений было в плачевном состоянии, не умоляло красоты этого места.
Проходя рядом с клубом где была наша церковь высоких технологий, я увидел прогуливающихся Машу и Электроника. Видимо тесты Виолы были с раннего утра и уже закончились. Они мило беседовали и в целом было видно, что обоим весело. Серёга был немного стеснителен, но видимо в общении с Машей чувствовал себя достаточно уверенно.
— Может тогда и Шурика с Ульянкой свести для полноты картины? — Вслух сказал я.
— Не в этой жизни.
Я малость подскочил от неожиданности и тут же обернулся. Шурик как заправский ниндзя подкрался незаметно и слышал мою фразу.
— Шура не пугай так больше, у меня сердце слабое. Кстати, крайне непривычно видеть тебя вне клуба.
— Нужно было проверить нашу машину, и кое-что откалибровать, — ответил очкарик. А затем он решил пригласить к себе на рабочее место. — Зайдешь?
— Конечно.
И вот я снова в царстве электроники. Гул работы сразу нескольких компьютеров, куча проводов, слегка спертый воздух. Все прямо по канону, даже заведующий этим место носил очки! Сняв куртку, я повесил ее на спинку свободного стула, после чего умостился прямо на нем. Светлый гений же едва скинув верхнюю одежду сразу же направился к компьютерам. Тут меня взяло любопытство, и я решил пораспрашивать его насчет того, что давно хотелось узнать подробнее.
— Знаешь, а можешь кое-что мне объяснить мне об этом приборе и как вы все это делаете?
— Да, кое-что смогу объяснить. Что именно тебя интересуетт?
— Вот это твое царство. То, как вы создали живой лагерь, могли видеть нас в нем, править наши воспоминания. Это же прямо как матрица, только немного бюджетная версия. Я общался с Сашей, но он ограничился лишь определенными моментами, почти не вдавался в суть того, как это работает.
— Тебе кажется странным, что мы смогли с помощью пока далеко не самых футуристичных технологий добиться такого, да?
— Буду честен и скажу да. Но мне все кажется странным и непонятным.
— Просто тебя до конца не вводили в курс дела. — Шура сел на свое место и развернулся ко мне. — Начну с простого. Ты же прекрасно знаешь, что работа мозга обеспечивается нейронами, что взаимодействуют друг с другом. Благодаря этому мы мыслим, думаем, принимаем решения. Это из того, что мы сами делаем. Некоторые вещи наш мозг контролирует самостоятельно большую часть времени. Например, наше дыхание. Даже не осознавая этого ты постоянно дышишь до возникновения проблем с этим.
— Вообщем мозг всему голова, да?
— Да. В нем изначально есть определенный минимум. Рождаясь ребёнок обычно кричит, он дышит самостоятельно, может двигать руками и ногами. То есть неосознанно, но он управляет всем своим телом уже с рождения, хотя его еще нужно научить ходить и говорить. У различных животных все куда интереснее. Они еще с рождения знают, например, о миграции своих стай или определенных особенностях.
— А, кажется немного понимаю тебя. Это что-то типа генетической памяти, так? Смотрел я одну документалку. Процесс развития жизни на земле начинался с одноклеточных, но постепенно мы пришли к полноценным организмам. Но это было тот еще путь развития. Если первое поколение каких-то существ приживалось, то второе поколение, рожденное от них, могло быть мертво уже при рождении из-за того, что они в отличии от первого не родились уже сразу этими существами и не прошли свой эволюционный путь от низшей ступеньки, к высшей. И всей жизни сейчас на планете мы обязаны тому, что происходило, наверное, миллионы лет назад и буквально записалось в генетический код.
— Немного грубовато и без особых деталей, но ты прав. Эволюция и все такое. И при всем том, живые существа имеют слишком много схожих черт с компьютерной системой. В компе свои запчасти для полноценной работы, а у нас органы вместо них. Каждый выполняет свою функцию. И вот мозг — это вершина айсберга. Он совмещает в себе функции жесткого диска и процессора.
— Что-то типа он служит хранилищем для данных, а заодно использует их так, как это необходимо?
— В точку. И если продолжить аналогию, то, когда человек впадает в кому, то как процессор он почти накрывается полностью. Иногда это просто сбой и все приходит в норму, пострадавший просыпается через какое-то время. А вот иногда процессор сам не может восстановиться и тогда человек овощ до конца своих дней.
— Значит вы работали над тем, как запустить этот самый процессор? Восстановить его работу и человек очнется?
— Это суть нашего эксперимента, да.
— Но как можно восстановить такое? Это же мозг и все такое…
— Нейроны. Все дело именно в них. У человека в коме они по большей части не работают, иногда они убиты. Кстати в последнем случае мозг человека поврежден настолько, что даже с помощью нашего аппарата нельзя ему помочь.
— Значит вы заставляете нейроны работать вновь. Но как именно им помогает то, что вы влезаете в мозг и начинаете создавать там различные симуляции?
— На деле мы подключаемся к спинному мозгу, что в свою очередь связан с головным мозгом. И через ту иглу, что мы втыкаем в шею, посылаются определенные импульсы, что схожи на импульсы между нейронами. В этом заключается наш секрет — мы просто знаем, как послать сигнал к мозгу и установить с ним связь. Опять же приведу аналогию с компьютером. Ты прости, что повторяюсь так, просто мне так легче объяснять тебе детали.
— Да ничего, я так понимаю все лучше. Продолжай.
— Так вот, игла является проводом, с помощью которого мы присоединяем жесткий диск к компьютеру. Диск этот частично нерабочий, винда на нем сломана и работают лишь пара функций, основных. Дыхание, сердце продолжает биться и т.п. И вот у нас появляется связь с этим диском. А мозг это замечательная штука. Он хранит абсолютно все. Ты можешь что-то забыть, но в мозгу у тебя это таки осталось. Мы очень долго боролись, я работал над тем как мы могли бы работать с человеческой памятью. А работать мы собрались именно с ней, влезать во что-то еще было опасно, мы могли с легкостью убить мозг. В итоге мы смогли кое-что придумать. Все же мы тут все чертовски умные ребята. Я работал над самой программой, что могли бы перевести память в цифровой вид, а Генда и Саня помогали мне вообще подобраться к памяти. И мы справились. Мы сидели абсолютно ни с чем пока не додумались до одной гениальной мысли — послать все тот же импульс, но с примесью кое-чего.
— А теперь объясни так, чтобы мне не пришлось делать выражение лица показывающее полное непонимание твоих последних слов.
— Как я говорил, ваши подключенные к машине мозги были жесткими дисками на которой полетела система. Но сами по себе они рабочие, нужно лишь восстановить винду. Вся ваша дорогая память была все еще внутри. Мы использовали слух для нашей работы. Человек, например, общался с кем-то и каждый разговор отложился у него в мозгу. И вот он в коме, однако он все еще слышит все вокруг себя, просто даже выйдя из комы ты не сможешь вспомнить эти звуки. Мы работали над Сашкой, он вызвался в качестве подобной мышки. Приняв снотворное, он заснул, потом мы подключили его к машине с помощью иглы и установили связь с его мозгом. А потом надели ему наушники и включили запись совсем недавнего разговора, который у него был. Реакция была достаточно богатой, но скажем так, мы нашли ниточку, которая вела именно к памяти. После определенной модификации сигнал начал работать только с памятью. А дальше уже пошла только моя работа. Я смог сделать так, чтобы впоследствии мы могли работать с этой памятью. Тут действительно много аналогий с Матрицей, только вот у нас нет системы в которой барахтались ваши разумы. Загрузка нашей симуляции — это просто создание нового воспоминания. Изначально мы могли работать только тогда, когда человек спит. Тогда мозг переходит в автономный режим и создание воспоминания было куда проще. Потом мы уже могли подключать Саньку и без того, чтобы он засыпал.
— Получается то, что я пережил, это просто воспоминание? Как-то в голове не укладывается. Ведь если бы это было так, то вы могли написать воспоминание как у нас все хорошо и вытащить нас всех из комы! Да и действовал я сам, не вы мне прописывали все действия.
— Ты немного подожди, до определенного момента мы еще не добрались, а насчет воспоминаний дай продолжу. И так, мы могли работать с памятью. Думаю, теперь кажется не столь фантастичным, что, имея доступ к памяти мы могли блокировать вашу в «Совёнке». Девочки так и вовсе не помнили свою реальную жизнь. Венцом создания воспоминания стал момент, когда я дал Сашке целую неделю отдыха на турецком курорте, хотя он всего пару часов полежал в капсуле. Он помнил эти деньки, помнил жар солнца, как купался в море, все ощущения. Но на деле мы просто слегка обманули мозг. Наш эксперимент был удачен. Ведь что нужно, чтобы человек вышел из комы? Чтобы нейроны его мозга начали работать в старом режиме. Мы бы заставили человека вспоминать определенные моменты его жизни, внушали бы фальшивые, чтобы он их «пережил». И хоть это обман, но он заставлял мозг работать. Вот я внушил тебе, что ты обжегся об чайник. На деле ничего такого не было, но у мозга заработали нейроны в той части, что отвечает за тактильные и болевые ощущения. И так далее. После небольшой помощи мозг уже начинает работать сам и человек выходит из комы.
— Это… Знаешь, в определенному смысле гениально. Вы просто берете и заводите мозг, чтобы он начал работать. Но разве, тогда просто не обжигая человека в реальности, мы бы не заставили те же нейроны работать?
— Не всегда. У тех, у кого легкая кома и кто просыпается самостоятельно через недельку другую, они и так работают. Мы работаем над тяжелыми случаями, когда они в спячке. Но благодаря нашему сигналу мы едва ли не принудительно заставляем их начать работать.
— Теперь понятно. Так что вы были готовы, ваша работа была практически выполнена и можно было бы заняться людьми в коме. Но не отвечает на вопрос о том, что было у нас в «Совёнке», а также почему Лене не помогло.
— Вот с Лены все и началось. Машина работала, мы могли бы начать потихоньку работать с людьми в коме. Но там бы потребовалось еще пара месяца три дополнительной работы. Ведь прибор был пока проверен и настроен на работу с обычным мозгом, что вполне работает. Так что нужно было работать медленно и аккуратно, но тут дочка Генды порезала себе вены… Из-за него мы поспешили, подключили в машине и чуть ее не убили. Я смог заставить свои программы работать по самому минимуму, чтобы не выжечь ей мозг, но в итоге с тем, что у нас было мы никак не могли ей помочь. И отключить от машины не убив тоже.
Вот теперь я подробнее узнал о том, как эта история началась. Вот в чем была ошибка, вот что не успели доработать в приборе, когда они подключили Лену. Настроенный на нормально работающий мозг, но подключенный к поврежденному они едва не сделали ее натуральным овощем. Наверняка все бы её нейроны были бы убиты, и она бы стала одной из тех, кому даже с правильно работающей машиной не смогли бы помочь. Все что они смогли оставить её в коме, но с подключением к прибору. А ведь пара месяцев и этого можно было избежать…
— И что тогда?
- Тогда мы забыли о своей основной работе и переключились на это. Каждый чувствовал часть вины, что мы позволили Генде рискнуть, а потому решили все исправить. Спустя какое-то время мы обнаружили выход и создали циклы. В исходных воспоминаниях мы прописывали все заранее, в том числе и то, что должен был сделать и испытать человек. Циклы же от этого отличаются тем, что мы хоть и написали сюжет, но… Мы не совсем контролировали то, что мог бы сделать наш пациент. Я просто пробовал разное и загрузил подобный цикловой цикл для Лены и это сработало. Дальше было уже проще. Мы расценили, что таких малых циклов слишком мало, нужно больше людей в сети. Нашли остальных, решили сделать так, чтобы они воспринимали друг друга нормально, будучи в одном цикле. Тогда и родилась идея о «Совёнке», внушить им другую память, а их изначальную заблокировать. Тогда мы смогли заставить наш аппарат работать почти в полную силу. С тобой машина заработала в полную силу и мы не стали особо ломать тебе память, придумывать легенду. Элемент, который бы заставил нейроны в головах девушек работать на полную катушку.
— Получается вся ваша работа здесь, эти семь лет, были необходимы только для помощи Лене? Вы могли бы выйти с работающей версией, получить заслуженную славу и статус в мире науки, эта технология могла бы помочь многим. Но вы все семь лет сидели тут и работали с нами?
— Да, именно так. Все могло для нас уже закончиться.
— Неужели никто из вас не отказался от участия за столько лет?
— Думаю, кто-то бы мог, но у нас сложилась такая ситуация. В помощи Лене мы раз за разом втягивали в это дело еще больше людей, которых могли бы нормально вылечить. И потом каждому из нас пришло осознание, что, уйдя из этого дела мы оставим в большой беде тех, кого сами и без их разрешения подвергли такому риску. У Сашки любимая фраза это та, что мы тут все по эгоистичным желаниям. Да, что-то такое есть. А еще нам всем не хочется просто в будущем просыпаться с мыслью, что мы почти убили семерых людей, хотя могли бы им помочь.

***

Заднице было определенно холодно. Хоть я и убрал весь снег с той части лавочки на которую уселся, но она была далеко не теплой. Но ходить по лагерю уже не хотелось, хотелось именно посидеть и немного подумать. Редкие снежинки падали с неба, ветра почти не было, а еще старая добрая тишина. Ну и молчаливый Ленин, то стоит в десятке метров от меня на этой площади. Это место было выглядело достаточно покинутым, когда я приехал сюда, но вот приход зимы и появление снега немного изменили это. Разбросанные повсюду листья и мусор, давно некрашеные лавки, все было похоронено под небольшим слоем снега. Этот белоснежный узор придал красоты даже голым деревьям, что стояли по обе стороны от площади. Это было действительно красиво. Жалко сейчас я не мог до конца насладиться этим.
Небольшое откровение Шурика в конце рассказа было… Не знаю, тут что-то среднее между шоком, смущением, жалостью и даже обиды. Ведь шестеро из нас могли бы давным-давно жить нормальной жизнью! Не потребовались бы целые годы, чтобы мы наконец смогли проснуться. Так теперь я еще рискую собственной жизнью стараясь исправить чужую ошибку. Я и оставшиеся девочки можем стать вечными заложниками циклов лишь потому, что единожды они поспешили, а затем ради спасения лишь одной жизни, рискнули еще шестью. И хоть сейчас Лена и для меня была не чужим человеком, факт был неоспорим — все из-за них. И Славя возможно переживает откровенный ужас раз за разом по их вине.
Хотелось разозлиться, обвинить их в этом. Но у меня почему-то это не получалось. Невольно сплывали в голове моменты ранних циклов, когда из-за меня ситуация становилась печальной. Когда я то-то не сказал или не сделал все оборачивалось не совсем хорошо. Иногда же это и вовсе приводило к смерти… Все мы делаем ошибки и страдаем осознавая, что все пришло к такому из-за нас самих. Однако мне и девочкам повезло. Никто из команды не наплевал на наши жизни и не ушел. Они потратили семь долгих лет лишь на то, чтобы появился шанс на то, что мы можем очнуться от столь долгого сна. Не каждый бы сделал подобное, особенно когда слава и почет всего в одном шаге от тебя. Старый я, наверное, бы так не смог.
— Сейчас я почему-то рад, что наш главный актив в городе, — сказал я и провел ладонью по лицу. — Твою мать, впервые за долго время я рад, что могу быть наедине лишь с самим собой…

0


Вы здесь » Shaman King: The Third » Мастерская » Склад писанины


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC