Shaman King: The Third

Объявление

В ИГРУ СРОЧНО НУЖНЫ: Йо, Рен, Рю, Хоро, Чоколав, Марко, Сати и др. Просматривайте список ролей.

15.06.2016
А вот и новые эпизоды поспели! Не забывайте проверять тему Кусочки сюжета, чтобы не пропустить свой квест и своевременно начать игру. Вдохновения на посты, шаманы, и сил на сдачу последних экзаменов!

07.06.2016 Свеженькие квесты совсем скоро~
А всем нуждающимся - СИЛ НА ЭКЗАМЕНАХ! Мы в вас верим, ведь вы - наши шаманы!
Неоднозначная новость: отныне прием духов признан закрытым. Если на то есть желание, в игре за шамана вы можете уделять духу особое внимание. Самостоятельно же таковые попросту немощны.

31.05.2016 Таблица активистов претерпела некоторые изменения. В очередной раз порадуемся за игроков, радующих нас своей стабильной игрой, и поздравил новичка, уже ставшего полноценным членом нашей шаманской семьи, с заслуженным попаданием в четвёртую вкладку нашей таблицы!

Наследие Трех Турниров.
Июль - Август 1999, штат Иллинойс.

Нынче Чикаго непривычно обогатился шаманами. Небезосновательно: идет последняя пора, в которую потенциальные участники могут столкнуться с представителем племени Патч за право обладать мобильным оракулом и быть частью судьбостроения будущего мира. На фоне массовой взволнованности и даже истерии различного рода сект выросло не меньше, чем в пагубный финансовый кризис. Помимо необходимых испытаний и боев, некоторые шаманы уже усложняют быт друг друга. Неуверенные и недостаточно сильные сразу стараются убрать конкурентов. Либо утвердиться омыванием чужой кровью перед колеблющимися последователями, дабы те уверовали, а новые – примкнули.
Победитель Конкурса "Из каждого чайника":
"Бурно, неистово, канонично", "написано хорошо", "пикантный привкус к шаблонной ненависти", "это ценно и как для обожателя Линды" - это все про увесистую и признанную большинством работу вот этой прекрасной девы! Мнения были различны, работы сильные, однако выбор сделан. И это очень хорошая планка для следующих работ.
Мы от всей души желаем Мине сохранять свой творческий потенциал. Не стать в будущем жертвой шаблонов и творческого кризиса, что очень важно для творца.
Герои нашего времени

Гордость Shaman King: The Third, наши самые активные постописцы и те, кто помогает неигровым темам не покрыться пылью.


Партнеры
Кроссовер по аниме
Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shaman King: The Third » Завершённые эпизоды » Tell me your wish


Tell me your wish

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Ezio Auditore, Erica Mancini
Место: квартира Эрики и Эцио
Время и погода: 3 августа, 02:40, темно и прохладно. Кажется, в кои-то веки собирается дождь.
Описание: Как всегда, стоит только лечь спать, как мозг начинает генерировать Хитрые Планы, подогревать душу разными воспоминаниями, подкидывать философские вопросы о смысле жизни, Вселенной…  Вот и Эцио в одну прекрасную ночь накрыла отличная идея. Отличная от других, разумеется. И как знать, что выйдет в результате ее реализации?

0

2

Спят усталые игрушки, одеяла и подушки, все лесные и не очень лесные зверушки... Ну ладно, почти все спят. Вместе с теми, кто не почти все, не спит и Эцио. Несмотря на поздний час, шаман лежал на кровати и сверлил взглядом потолок, едва различимый в темноте - окно, через которое проникал свет фонарей, было закрыто тёмными шторами, не пропускавшими не малейшего лучика. Если, конечно, их достаточно плотно задёрнуть. Впрочем, кое-какой источник освещения в комнате всё же был. Лаксус, будучи, по сути живой молнией, немного разгонял темноту, за счёт своего искрящегося тела. Свернувшийся в клубок на тумбочке, райдзю сейчас был похож на ночник. Разве что ни его, ни его свет обычным людям видеть не дано. Но это не важно. Сейчас не было никакой нужды в свете, да и обычных людей в этой квартире не проживало.
  Эцио не спал не потому, что не хотел. Скорее потому, что не мог заснуть. Ему всё ещё не давало покоя то, что случилось между ним и Эрикой пять дней назад. Нет, его не мучила совесть, даже наоборот - он хотел ещё. В тот день он узнал свою невесту с другой стороны - как нежную и милую девушку. Именно как девушку, не как шамана. До того момента о такой милой и беззащитной стороне её характера он не знал. А что он вообще знал об Эрике? Довольно мало, надо заметить. Какое-то время он разговаривал с ней только по делу, потом на какие-нибудь незначительные темы. Такой резкий скачок в их, произошедший не в последнюю очередь из-за него, вот уже пятый день не давал покоя молодому Аудиторе. Он ведь и не предполагал, что способен на такое. Да и от Эрики ничего подобного не ожидал. Может, это из-за того, что тогда он взглянул на неё не как воин, а как обычный человек? До всей этой кутерьмы с перемирием и женитьбой он был заинтересован этой девушкой, но не так, как обычно интересуются девушками парни его возраста. Дух, способности, направление в шаманизме, физические навыки. Эрика Манчини интересовала его только как стоящий противник. В конце-концов, она смогла без особых проблем спалить один из их загородных домов, несмотря на то, что там был дядя Марио - умелый боец, чей хранитель обладал хорошими сенсорными способностями. Но с зеленоволосой красавицей это не прокатило. Честно говоря, многого Эцио из рассказов родственников не узнал - Эрика вступала в открытый бой только тогда, когда была уверена в собственном превосходстве, а в таком случае битва с ней заканчивалась быстро. Выяснить что-либо самостоятельно не удалось. За всё своё участие в противостоянии семей Эцио сталкивался с девушкой всего два раза и оба раза не было ничего - в те встречи ни он, ни она не были настроены на бой. Да и встречами эти столкновения трудно назвать. Так, случайными взглядами обменялись и всё.
  То, что было пять дней назад... Очень неожиданно, но, нельзя не признать, довольно приятно. И ему хотелось ещё. Все эти дни он терпел, не решаясь ничего сказать по этому поводу (ещё не факт, что Эрика отреагирует благосклонно, когда услышит, что ему хочется ещё обнимашек), но сейчас его терпение кончилось. Испарилось, словно кубик льда на раскалённой сковороде. И есть только один способ... Да, Эри запретила ему переступать порог своей комнаты, но, может, в этот раз она его простит? И во второй раз простит... Хотя во второй раз она простит его уже посмертно...
"Ладно, где наша не пропадала!" - подумал Эцио, рывком поднимаясь с кровати.
  Райдзю, увидев это, приподнял голову и вопросительно мяукнул.
- Не волнуйся, я не из дома ухожу, - улыбнулся в ответ Эцио.
  Комнату Эрики он раньше видел только мельком, когда мимо проходил. Но сейчас было немного не до разглядывания интерьера - темно же. Хорошо хоть, не ударился ни обо что. Подойдя к кровати, на которой тихо посапывала его невеста, парень остановился, взглянув на спящую девушку. Конечно, ещё не поздно отказаться, но увы, жажда тепла и ласки была сильнее, а инстинкт самосохранения на такие мелочи не срабатывал.
- Играешь с огнём, юный шаман? - раздался тихий голос за спиной.
Несмотря на то, что Аудиторе привык к таким вещам ещё с детства, он всё же невольно вздрогнул. Ну конечно, Самир. Охраняет сон своей принцессы, как и всегда.
- Я слышал от других, что ты без тормозов, но такого не ожидал, - насмешливо прошептал асассин, встав в дверном проёме, - Но знаешь, это довольно смелый поступок. Я попрошу принцессу, чтобы она приносила каждый месяц цветы на твою могилку.
- Не пали контору! - прошипел в ответ белобрысый, - Как будто у тебя такого не было! Думаешь, мне сейчас легко!? После того, что тогда было, я уже не могу нормально себя вести.
- Было у меня всё, было, - хмыкнул дух, - И именно поэтому я до сих пор её не разбудил. Хоть я и против ваших муси-пуси, но тебе я доверяю.
  Эцио мысленно усмехнулся. С Кадером они неплохо поладили, хоть он и был против всей этой затеей со свадьбой.
- Скорее уж небо упадёт, чем ты по собственной инициативе лишишь её невинности, - насмешливо произносит асассин, - Так что желаю тебе приятно провести ночь, Казанова. И постарайся покинуть комнату до того, как она проснётся.
  И с этими словами дух испаряется. А Эцио, вздохнув, осторожно ложился рядом с Эрикой, стараясь быть как можно тише. Под одеяло не лезет - так она точно проснётся. Осторожно обняв девушку левой рукой, Аудиторе прижимается к ней поближе. Удивительно, но ему сразу стало гораздо спокойнее. Даже с учётом того, что Манчини прибьёт его, когда проснётся. В конце-концов, это будет завтра, а сейчас он лежит в одной кровати с Эрикой, такой милой и беззащитной...
  А вместе со спокойствием пришёл и сон...

Отредактировано Ezio Auditore (13-02-2016 15:26:13)

+1

3

По официальной версии Эрике Манчини во всей шаманской классификации было отведено местно в категории «Шаман обыкновенный». В какой-то мере это было действительно так: способностей к элементаистике она не проявляла, к мертвым не тяготела, во всяком случае, в шаманском смысле, восточными практиками тоже не увлекалась… Зато обладала незначительным талантом к прорицанию. Произвести на свет конкретные видения или вещие сны ей не удавалось, но на эмоциональном уровне предстоящие события она ощущала с завидной точностью. В частности, она умела чувствовать два события: будет что-то хорошее и будет херня. Помимо всяких жизненных мелочей было этому и другое подтверждение: ей и самой было стыдно признаваться в этом, но за два дня до смерти деда она почувствовала первый вариант. Зато ровно за 24 часа до того, как ее известили о том, что теперь она является невестой Эцио Аудиторе, ее настигло гнетущее ощущение тлена и неприятностей. И как после этого не верить самой себе?
  Вот и сегодня с самого утра она пребывала в дурном настроении – она остро ощущала грядущие перемены. Но это состояние не было похожим ни на дурные вести, ни на хорошие. И  оттого Эрика злилась еще сильнее – неопределенность раздражала еще сильнее, чем периодические родительские звонки из Италии. Такие же, как и сегодняшний. И все одно да потому: «Ну как вы там? Да что мне твой турнир, ты мне лучше расскажи, какое платье ты себе хочешь и как у тебя отношения с Эцио? Как ничего не меняется? Эрикааа!»
  Манчини не считала нужным распространяться родителям о том, что она, будучи слегка пьяной, пришла к Эцио и завалилась с ним спать в обнимочку. Тогда количество родительских увещеваний по поводу свадьбы и отношений обещало только увеличиться, а это было куда хуже неопределенности.
  Одно было хорошо – верный хранитель Самир  аль Кадер также как и она не одобрял всю эту затею со свадьбой. Когда разговор о церемонии и планах на нее заходил между ассассином и шаманкой, он лишь обещал на свадебной церемонии явить принцессе свой светлый лик.  Тогда она сиюминутно в него влюбится, и они вместе убегут из церкви и скроются в толпе, а после и вовсе мигрируют из Италии. Эрика лишь смеялась, отвечая, что если араб ей врет, и он все же страшный, то она умрет на месте от разочарования и свадьба в этом случае тоже отменится. Но платье она решила все равно подобрать такое, чтобы в нем было удобно убегать – а вдруг Самир прав? Поживем – увидим. Может, она бы не реагировала на все эти разговоры так остро, если бы ее оставили в покое. Не исключено, что тогда она бы зажглась предсвадебным энтузиазмом как обычные девушки, но сейчас ей хотелось сделать все с точностью да наоборот. Из чистой вредности. Самиру же свадьба не нравилась потому, что из-за того случая Эрика основательно проела ему мозг своими сомнениями. 
  В эту ночь итальянка долго ворочалась, несмотря на то, что еле доползла домой после тренировки.  Как только она коснулась головой подушки, спать тут же расхотелось, а беспокойство усилилось.  Она пробовала считать барашков – не помогло. Попробовала считать ассассинов, прыгающих со стены крепости в сено – из стога во все стороны торчали ноги, руки и головы, последователей Кредо было в стогу больше, чем в нем было травинок изначально, а сон все не приходил. Тогда она отправилась бродить по квартире, в процессе чего она опять оказалась на кухне, у шкафчика с коньяком. Эрика усмехнулась и потянулась к  полке, но не тут-то было: рядом материализовался хранитель, взгляд которого был полон укоризны. Не уговорили его ни жалобные взгляды, ни обиженное надувание щек. Эрика вздохнула и покинула кухню – портить отношения со своим духом не хотелось. На минутку она задержалась у комнаты Эцио и прислушалась – тишина, свет не горит. Судя по обуви у порога, Аудиторе точно дома. И, скорее всего, спит, как и положено нормальным людям в час ночи.
  Девушка вернулась обратно в свою комнату и свернулась клубочком под одеялом. В сравнении с другими днями, проведенными в городе, сегодня было прохладно.
- Спи, принцесса. Скоро это  чувство пройдет. Ты же сама говорила, что оно долго не держится? – мягко произнес аль Кадер, усаживаясь на кровати и поглаживая подопечную по голове.  Эрика лишь улыбнулась и кивнула в ответ, укладываясь поудобнее. Плевать, что рука ассассина проходит сквозь нее, сейчас он здесь, и потому ей спокойно.
  «А ведь тогда было спокойнее. Совсем чуть-чуть, но… » - проносится в голове идиотская мысль в тот момент, как девушка провалилась в сон.
  Впрочем, спала  она недолго – на фоне беспокойства ей снилась то темнота, то какие-то непонятные куски, то куча людей, в которую прыгал стог сена… Эрика открыла глаза и потянулась, зацепив что-то локтем. Не придав этому большого значения, она потянулась к светильнику, чтобы включить его, но в этот момент остро ощутила два явно связанных между собой факта – что-то тяжелое лежит на ее волосах, что ее очень сильно не устраивает, и чья-то рука сейчас наглейшим образом сжимает ее грудь. Несильно, но ощутимо.
  Высвободив волосы, шаманка включила лампу и повернулась – ну да, конечно. Кто же это еще мог быть, кроме Эцио? Причем крайне довольного Эцио – вон как улыбается сквозь сон. Интересно, что это ему снится?
  Эрика негромко рассмеялась и осторожно, стараясь не шуметь, вынула из ножен, лежащих рядом с кроватью, свой меч и крепко сжала его, после чего свободной рукой мягко погладила жениха по волосам.
- Милый, просыпайся, - протянула она, продолжая взъерошивать ему шевелюру.  Досчитав про себя до восьми, как в боксе,  девушка продолжила. – ПРОСЫПАЙСЯ, ЗАРАЗА, КОМУ СКАЗАНО!
С этими словами она мертвой хваткой вцепилась рукой в его волосы и потянула на себя. Пусть познает, как это, когда тебе волосы тянут.
Дождавшись, пока Аудиторе откроет глаза, она осторожно потыкала кончиком меча его подбородок.
- У тебя есть одна минута, чтобы назвать причину, по которой ты приволокся в мою комнату и более того – наглейшим образом улегся рядом, - грозно нахмурившись, хрипловато произносит она. – Окажется достаточно убедительной – не исключено, что я тебя пожалею, и уйдешь отсюда ты на своих ногах. Покалеченным, но живым.

+1

4

Увы, проснуться раньше Эрики и по-тихому свалить из комнаты не вышло. Девушка проснулась раньше и, разумеется, ситуация, в которой она оказалась, ей не понравилась. Эцио тоже не понравилось... Да и кому понравится, когда тебя будят яростным воплем, а в следующую секунду хватают за волосы и приставляют меч к лицу? Правильно, никому. Ну, разве что каким-нибудь конченным мазохистам. Но Эцио к таковым не относился (эпизоды из детства, когда он засовывал пальцы в розетку, не в счёт! Его дед заставлял, да и то из-за характера способностей!) и поэтому ему, мягко говоря, не понравилось.
- У тебя есть одна минута, чтобы назвать причину, по которой ты приволокся в мою комнату и более того. Окажется достаточно убедительной – не исключено, что я тебя пожалею, и уйдешь отсюда ты на своих ногах. Покалеченным, но живым.
  В ответ Аудиторе... Тихо рассмеялся. Ситуация, в которой он оказался, неожиданно даже для него показалась забавной. И поэтому он тихо смеялся, как (хотя почему как!?) обычно смеялся в лицо опасностям в виде противников-шаманов. Хотя, наверное, в данной ситуации подобные действия делать не рекомендуется. Особенно с учётом наличия у Эрики меча...
  Итак, у него есть одна минута на разъяснения. Если он скажет всю правду, то девушка его точно зарубит. Вряд ли желание обнять её будет уважительной причиной. Это ведь можно и днём сделать, когда никто не спит. Так что же тогда? Можно что-нибудь соврать... Но на хорошую легенду у него банально нет времени. Можно загадочно промолчать. Но это уж точно не сработает. Но тогда вполне можно... Оттянуть время. Да, это вполне возможно. Тогда он сумеет придумать оправдание.  Да... Это наиболее подходящий вариант.
  Парень усмехнулся. Кажется, настало время офигенных историй от дядюшки Эцио.
- Если я не назову причину, - медленно произнёс он, пытаясь придать голосу брутальной хрипотцы, - То ты меня покалечишь. Если назову причину, всё равно покалечишь. Так скажи мне, Эрика. Какой смысл мне тогдв тебе что-то говорить? Но-о-о... Сказать могу, что причина у меня была весомая и убедительная.
  Та-а-а-ак, интрига пущена. Если Эрике и правда интересна причина, по которой он забрался к ней в кровать посреди ночи, то в ближайшие пару минут она его точно не прикончит. Если же нет... Ладно, он вполне сможет уйти от удара, если она его волосы отпустит. А там можно и какое-то время на улице пожить, пока не остынет. Главное, успеть взять кошелёк с наличкой и кредитной картой. Тогда как минимум о пропитании точно заботиться не придётся. Но это если он действительно сможет уйти ото всех её атак. Никто в его семье не знал, на что способна Эрика Манчини. Никто ещё не вступал с ней в открытую схватку и, следовательно, о её возможностях никто из Аудиторе не знает. А спросить у неё он как-то не додумался... Поэтому его идея сама по себе та ещё игра с огнём. Жизнь с Эрикой сама по себе игра с огнём! Да, вот настолько плохо он знает свою невесту. Но, могло быть и хуже... Например, Эри могла бы его сразу прикончить. Так что ему ещё повезло. Не слишком сильно, конечно, но хоть как-то.
- Но, может, ты и сама догадаешься? - невесть зачем спрашивает Эцио.
  Хм... А почему бы и нет? Может, Эрика захочет сама узнать причину? Так даже проще. Всё-таки, если придётся сказать правду, то сделать это будет трудно. Признаваться в такого рода вещах для него всегда было проблематично. А так надо будет просто кивать и поддакивать. Если Эри догадается, конечно. Если она вообще захочет угадывать...

+1

5

«Нет,  вы только посмотрите, какой наглец! Я стараюсь, злюсь, а он лежит и ржет как наркоман!»
Эрика заметно растерялась. Она знала, что для Эцио все соперники равны, и потому была готова встретить отпор, оказаться контратакованной или не получить в ответ вообще ничего… Но она серьезно не была готова к тому, что он будет спокойно лежать и смеяться. Девушка чуть шею ему не перерезала, потеряв контроль над эмоциями. 
  В комнате на какое-то время повисла тишина – Аудиторе собирался с мыслями, Манчини спешно размышляла, что делать дальше. Убить жениха она не может, как бы она ни грозилась, и как бы сильно ей этого не хотелось – и родители, и полиция не одобрят. Перспектива провести в заключении приличный срок только из-за того, что Эцио намеренно или ненамеренно посягнул на ее территорию, не прельщала.  Сказать ему «проваливай отсюда» и выгнать пинком за дверь тоже нельзя: зачем, спрашивается, угрожала, да и в этом случае первопричину такого поведения установить не удастся. А ей ведь интересно!
  Но вот Эцио усмехается, а минута подходит к концу. Грядет что-то интересное. Не желая пропустить ни слова, Эрика чуть наклоняется к жениху и по-кошачьи прищуривается, глядя ему в глаза.
  В его словах действительно прослеживался здравый смысл. Как ни крути, а Аудиторе сообразительный. Ведь действительно, условие было выставлено неверно – в случае соглашения должна была полагаться награда, а ему вместо этого предлагалось получить по шее. Мало кто сочтет это предложение выгодным.  Девушка чуть закусила губу – ох уж эта бессонница, затмившая собой рациональное мышление, коего у Эрики и так было в недостатке.
- Весомая и убедительная, говоришь?.. – повторила она, вздыхая. – Уверена, что причина твоя выеденного яйца не стоит, а нервы ты мне ей мотал весь день. Я тебя насквозь вижу!
В подтверждение итальянка одарила жениха пристальным взглядом, склонив голову набок, действительно пытаясь в них что-то увидеть.
«Так и запишем – открыто новое достижение: доступно ощущение покушения».
  Манчини замолчала и убрала меч, но отпускать Эцио не стала. Разве что опустила его голову обратно на подушку. Сопротивляться он не станет, если не желает подарить ей на память приличную часть своей шевелюры, но и нечаянно его покалечить не выйдет.
  Вот действительно, что могло заставить Эцио прийти ночью к ней в комнату и улечься рядом? Если бы это было какое-то бедствие, разрушившее его комнату, то она бы это почувствовала или услышала. Пожар, наводнение, будь оно природным или по вине соседей, землетрясение… Такое сложно не заметить с учетом того, как она чутко спит сегодня. Просто перепутать комнаты он тоже не мог, даже будучи заспанным – они живут в этой квартире достаточно долгое время, допустить такую идиотскую ошибку – невозможно.  Во всяком случае, в здравом уме.
  Она еще раз окинула парня взглядом и принюхалась. Зрачки вроде бы нормальные, алкоголем не пахнет. Факт подтвержден – Эцио трезвый, не накуренный (уж таких-то она научилась опознавать не без участия аль Кадера, за версту чуявшего наркоманов), а значит, его визит сюда не случаен.
- Ну, пусть будет по-твоему: я поиграю с тобой в загадки и не буду тебя калечить, но если я выиграю – ты будешь должен мне желание. Согласись, что одно желание в обмен на жизнь – хорошая сделка?
  Манчини откашлялась, одергивая чуть задравшуюся ночнушку, после чего продолжила:
- Ты здесь однозначно не случайно – ты в адекватном состоянии, расположение комнат отлично знаешь, заспанным не выглядишь, а значит, пришел сюда намеренно и недавно. – Оценив лежащего Эцио мимолетным взглядом и не заметив никакого возражения против своих слов, она продолжила. -  Присутствие твое, исходя из того, что ты не постучался и не разбудил меня, не должно было остаться замеченным. - Эрика и сама не заметила, как интонация ее голоса изменилась на прокурорскую, какой обычно вещают в сериалах про суд. - Исходя из этого, я могу выдвинуть две версии, каждая из которых глупее другой. Вариант а: ты пришел меня ограбить, но это полный бред. Имущество у нас совместное, деньги у тебя тоже имеются. Вариант бэ, наиболее подходящий к твоему внешнему виду: ты пришел меня изнасиловать, но по какой-то причине вместо этого уснул…
Она замолчала, на ходу осмысливая сказанное – мысли не поспевали за собственными словами. Как можно было случайно заснуть, если ты изначально шел с такой не располагающей ко сну целью?
- Кроме того – если бы ты шел вредить мне, Самир бы тебя еще на подлете заматерил, а меня разбудил бы.  – В голосе  девушки мелькнули нотки сомнения, а брови в недоумении приподнялись. - Отсюда нарисовывается вариант вэ, который мне сейчас кажется наиболее вероятным: ты намеренно пришел сюда спать рядом со мной. Да, пожалуй,  я остановлюсь на нем. 
  Вроде бы, она угадала? Или нет? Но Эцио чуть меняется в лице и, кажется, слегка краснеет.  Или это ей мерещится? Эрика освобождает его волосы от своей руки, придвигается ближе и наклоняется над ним,  торжествующе улыбаясь.
- Да ладно, ты серьезно что ли набрался смелости на бунт? – она смеется, в упор отказываясь верить, что не особо решительный жених решил выразить протест по какому-либо поводу. Хотя нет, один все же был. И если это так, то дальше Эцио сам ей все выложит. Выждав небольшую драматическую паузу, она вновь заговорила:
- Скажи-ка мне, дорогой, - отклонившись обратно и медленно поглаживая Аудиторе пальцем по щеке. Говорит чарующим тоном, которым в прошлый раз нагоняла на парня тонны смущения, - это месть за прошлое мое вторжение?
  Эрика в задумчивости своей облизнула пересохшие губы.  Глупый какой-то способ мести получался. Если он шел вредить ей за то, что она его разбудила и засмущала, то появиться он должен был не так незаметно, и, соответственно, вести себя не так пассивно.
- А ведь мы взрослые люди, и если тебя та ситуация расстроила, то мы могли бы просто поговорить… - выдохнула итальянка, в ожидании ответа.

+1

6

Пока всё идёт по плану - Эрика не прикончила его и даже согласилась поиграть в Шерлока Холмса, высказывая предположения одно за другим. Особенно Эцио понравился второй вариант, в котором он хотел изнасиловать Эрику, но вместо этого почему-то просто уснул. Будь Эцио чуть посмелее и побезбашеннее (хотя куда уж безбашеннее), то с удовольствием подтвердил бы первый вариант... Вступил бы в драку с Эрикой... И заобнимал бы её, когда она совсем выдохнется... Если сам доживёт до этого момента.
- Отсюда нарисовывается вариант вэ, который мне сейчас кажется наиболее вероятным: ты намеренно пришел сюда спать рядом со мной. Да, пожалуй,  я остановлюсь на нем.
  На лице Аудиторе проявилось лёгкое смущение. Манчини попала в точку. Да, в её комнате он оказался отнюдь не по воле случая, а по собственному желанию. Да-да, он молод и хочет жить, склонностей к суициду не испытывает. И тем не менее он забрался в кровать к своей невесте, что, как она некогда доходчиво объяснила, равносильно самоубийству. Да, по собственному желанию. И... Тем не менее, он ещё жив. Хотя, вполне вероятно, что это ненадолго.
- Да ладно, ты серьезно что ли набрался смелости на бунт? - смеётся Эрика.
   Какой, к чёрту, бунт? Он просто хотел тепла и ласки, всю прелесть которых недавно познал. Не больше и не меньше. Кто ж знал, что Эрика проснётся раньше? Ну-у-у... Он знал. И тем не менее, полез, так сказать, в пекло. Как и тогда, в бою с её матерью. Сколько ему тогда было? Пятнадцать вроде... Впрочем, тогда парню повезло. Действовал скорее по наитию, не как ходячая катушка Теслы с мечом, а как какой-то ниндзя. Надо отдать матушке Эрике должное - будь бой на открытом пространстве и при свете дня, от юного Аудиторе тогда вполне могли остаться лишь воспоминания. Но он не только не получил травм, но и едва не отправил женщину на тот свет, тем самым сложив о себе первые впечатления как в своей семье, так и в семье Манчини. Тогда он не испугался. Не был скован ни страхом, ни смущением (хотя ему-то откуда взяться на поле боя?). Так почему с дочерью этой женщины он ведёт себя иначе? Не может даже сказать что-то в ответ. Не может сопротивляться. И смотрит на зеленоволосую красавицу, словно на что-то, что подходит под определение самого прекраснейшего в создания в этом мире. Может, потому, что кроме неё, никто так с ним себя не вёл?
  У Эцио всегда были проблемы с противоположным полом. Причём даже не столько из-за того, что он шаман. Да, жизнь шаманов в окружении простых людей тяжела. Особенно у детей, которые ещё не всё осознают. Конечно, Эцио в этом плане был иным. Родившийся и воспитанный в семье шаманов, он с самого детства знал, что не стоит разглашать эту маленькую тайну кому попало. Так что за "разговорами с самим собой", его ловили очень редко, и то только в начальных классах. Нет, странным его считали не из-за этого. Кое-какие элементы поведения и внешний вид отталкивали от него многих. Особенно девчонок. Волосы цвета первого снега, иногда достающие едва ли не до плеч (стригся Эцио ещё реже, чем расчёсывался) и глаза, радужка которых представляла из себя что-то среднее между красным и карим. Да и в целом на лицо он был довольно обычным. Не красавцем, но и не уродом. Гладя в медовые глаза Эрики, Аудиторе невольно вспомнил свою первую и, как он полагал, последнюю любовь. Кажется, у неё тогда были такие же глаза... Но сейчас это неважно. Недоверие к противоположному полу, посеянное её поступком, это единственное напоминание о ней. Всё равно во всём том не было смысла. Тогда он только время зря потратил.
  Сейчас же... Лучше... Сказать правду? Да. Пожалуй. Нет смысла разыгрывать эту клоунаду. Интерес к задумке исчез, словно его никогда и не было. Теперь уже всё равно. Эрика его не прикончит, нет. Он и никогда не воспринимал всерьёз это заявление. Разве что сегодня поверил. Ненадолго.      Мимолётное воспоминание о той особе из своей школьной жизни странно повлияло на Эцио. Выражение лица стало спокойным, отчасти отрешённым. Забавно. Он ведь никогда не гнался за вниманием от противоположного пола. Ему ведь и не нужно было ничего. Все эти вещи вроде любви, нежности, свиданий, семейной жизни... Всё это казалось шаману бесполезной и ненужной мишурой. Бесполезной для него, во всяком случае. Так что с ним случилось сейчас!? Почему он не может налюбоваться этими глазами цвета мёда!? Почему, обнимая Эрику, испытывает странное умиротворение!? Почему ему хочется прикасаться к ней, чувствовать её тепло и наслаждаться им!?
"Этот Эцио сломался, несите нового," - пронеслась мысль в его голове.
  Как нельзя точная формулировка. С ним определённо что-то творится. Что-то не то. Что-то, что явно нельзя охарактеризовать как болезнь.
- Нет, - подаёт голос белобрысый, - Это не месть.
  Голос звучит тихо и как-то... Медленно. Словно ему трудно говорить.
- Я... Не знаю, что со мной такое. Что-то неправильное начало твориться... Со мной.  После того, что тогда... Мы устроили.
"Тут явно что-то не то..."
- Я не знаю, почему... Но точно не из мести я к тебе забрался. Я... Ещё хочу...
  Голос парня стал ещё тише. Лицо начало медленно краснеть. Создаётся ощущение, что ещё чуть-чуть - и он провалится сквозь кровать от смущения.
"Я думал, что нашёл своё предназначение и место в жизни."
- Хочу... Снова почувствовать твоё тепло... Прижать тебя к себе и не отпускать. Я снова хочу почувствовать всё это. Тогда было хорошо. Я никогда прежде не испытывал подобного. И никогда не мог подумать, что подобное может быть таким приятным...
  Медленное произношение потихоньку ускоряется и превращается в сбивчивое бормотание.
"Мне всегда казалось, что я живу только для того, чтобы сражаться. Мне ведь и не надо большего. Но... Тогда почему мне сейчас кажется, что этого недостаточно?"
- Ты такая милая когда смущена и... Когда... Ну, врасплох тебя застают... Становишься такой беззащитной и я не хочу тебя отпускать... - продолжал бормотать Аудиторе.
"Этот Эцио сломался."
- Я и не знал, что девушки могут вызывать такие чувства. Раньше я никогда не испытывал и даже не думал о чём-то подобном.
Эцио медленно закрывает глаза, не в силах больше выдержать на себе взгляд этих глаз цвета мёда... Он сломан и повержен. Пусть Манчини делает с ним всё, что хочет. Сейчас уже как-то всё равно.
- Я никогда не думал, что кому-то это скажу... Но... Ты очень милая... Эри...
"Несите нового..."

+2

7

Ожидая свой ответ, девушка молча всматривалась сквозь щель штор в темное небо. Её вновь посетила мысль, которая  приходила к ней редко, но очень не вовремя – а что, если бы она изначально повела себя иначе? Такие мысли, безусловно, не раз в жизни посещали каждого человека. Кто-то хотел бы изменить какую-нибудь несущественную мелочь и посмотреть, как бы повернулась жизнь тогда, кто-то наверняка хотел бы выбрать другую развилку в своем судьбоносном решении…  Эрика же хотела вернуться в самое начало турнира, а именно в тот вечер, когда их семьи обсуждали предстоящий перелет и организацию жизни детей в Чикаго.  Что было бы, если бы она отнеслась к Аудиторе не так холодно? А, допустим, с деловым подходом? Два свидания в неделю, три шоколадки и один букет, а взамен несколько ужинов, пара светских разговоров и кофе по утрам трижды в неделю? Насколько бы сдвинулись их отношения в том случае? Может, и правда просто привыкли бы друг к другу? А если бы она поверила в то, что брак между ними – отличная идея и проявила бы инициативу? Заботилась бы о нем, болтала бы без умолку, как обычная девчонка, расспрашивала бы его обо всем?.. Теперь этого уже все равно не узнать.
- Это не месть. – Тихий и какой-то задавленный голос Эцио выводит ее из размышлений. Не месть, значит… И не покушение на ее территорию. Тогда что? Заинтересованная Эрика укладывается на живот неподалеку от парня и внимательно присматривается к нему. Нет, тогда ей все же не показалось, и он действительно чуть покраснел. И ей это совсем не нравится – кажется, дальнейший разговор будет не особо простым.
  И это ощущение не подводит. Девушка и сама чуть краснеет, когда речь заходит о том инциденте. До сих пор немного стыдно за свое поведение… Может, ей и удалось убрать все улики до прихода Эцио на кухню, но вот ее визит в чужую спальню… Кто же знал, что ее спросонья на нежности понесет? Кто знал, что игра «засмущай Эцио» получит несколько неожиданное продолжение? Да никто не знал. А ведь ей понравилось. До того дня Аудиторе просто входил в список объектов, которые она из Италии привезла, и которые туда же необходимо вернуть после турнира. Он не представлял для нее никакого интереса, пока она не встретила отпор. И какой! У нее после этого еще три дня ребра ныли…
- Я... Ещё хочу...
  Эрика слегка усмехается – сейчас ее жених выглядит таким же парализованным и беспомощным, как в тот момент, когда она ему втирала что-то про этапы совместной жизни. Вот только тогда он улыбался, пусть и как-то странно,  а сейчас выглядит он так, будто его накрыло. Она чувствует, как ему страшно и беспокойно сейчас.  Голос, интонация, внешний вид… Эцио выглядел так, будто бредил перед смертью. Признаваться в подобном – всегда неловко, но кто сказал, что получать признание легко? Сейчас, будучи абсолютно трезвой, она стесняется не меньше него. То, что было тогда… Вполне можно было списать на злосчастный кофе, на желание просто поиграть и посмеяться, но Эрика о большем банально не задумывалась.  Тогда она действительно решила не принимать это все всерьез, но… Вот и что теперь делать, м? А каждое последующее слово вгоняет ее в ступор все сильнее.  Если бы ей вчера кто-нибудь сказал бы, что Аудиторе спит и видит, как бы ее к себе прижать и  не отдавать, она бы со смеху на месте умерла. В том, что ему физически понравилось обнимать ее, она не сомневалась ни на грамм – среди парней его возраста особи, которым  не нравится прижимать к себе девушек, явление достаточно редкое. Но все эти пять дней он не подавал никаких признаков интереса в  ее сторону. Он же вел себя как обычно! Ел, тренировался, спал, периодически разговаривал с ней о погоде… Ни одного признака, по которому можно было бы догадаться о том, что ему настолько сильно хочется быть рядом.
- Я никогда не думал, что кому-то это скажу... Но... Ты очень милая... Эри... – выдает Эцио, закрыв глаза, после чего замолкает.
  Эрика тоже молчит. Ей нужно осмыслить полученную информацию. До сего момента она действительно не предполагала, что такое возможно - по ее мнению, Аудиторе придерживался достаточно нейтральной стороны – свадьба так свадьба, с Эрикой  так с Эрикой.  Ничего личного, просто договоренность. А тут на тебе – меня грызут странные неизвестные чувства, из-за которых я хочу прижать тебя и не отпускать…  Почему это так приятно и так ошарашивающее одновременно?  Почему ей хочется с одной стороны накричать на него за то, что он не пришел ее обнять раньше, а с другой стороны хочется выгнать и не слышать ни слова, продолжая внушать себе мысль о том, что произошедшее и происходящее – несерьезно?
- Глупый. Вот и как я, по твоему, должна была догадаться, если ты пять дней просто ел и тренировался, ничего мне не сказав? – вздохнув, проворчала итальянка, предусмотрительно умолчав о том, что сама появлялась дома раз в сутки.
  Эрика укладывается совсем рядом и осторожно обнимает Эцио, успокаивающе его поглаживая. Кажется, девушка понимает, о чем он говорил. Она невольно улыбается, чувствуя, как он медленно, но все же оттаивает от паники и смущения под ее рукой. И ей это нравится также как и тогда, когда она его дразнила пять дней назад. А ведь если вспомнить былое, то в школе Эрика встречалась пару раз, и обниматься, соответственно, доводилось, но тогда она чувствовала себя совсем по-другому. Это не вызывало такого тепла внутри. Оно было таким же простым, как пожать руку или погладить собаку… Не сравнить с текущим, никак.
- То чувство, которое ты испытываешь сейчас, -  дождавшись, пока Аудиторе отойдет после шока от своего же подвига,  шепчет Эрика, обнимая его крепче, - имеет конкретное название. «Влюбился, как дурак» называется.
  Да, кажется, все куда серьезнее, чем она думала, причем с обеих сторон. Иначе как объяснить самой себе тот факт, что ей хочется, чтобы Эцио ее не отпускал?  Она не задумываясь проводит пальцем по его шее в том месте, где укусила его тогда. Если ей было бы совсем уж все равно, стала ли бы она тогда оставлять на нем эту отметину?  Как же все сложно. А все потому, что одна мнит себя Снежной Королевой, а второй ведет себя как пророк – говорит редко, зато как скажет – так потом начинается вселенская паника…
  Не в силах собрать мысли в кучу и сказать что-нибудь приличное, девушка тянется вперед и целует парня в губы, совсем не так, как в тот раз. Легко и нежно, не дольше трех секунд. А после кладет свою голову ему на грудь, и тихо произносит:
- Два дурака.

+1

8

- Глупый. Вот и как я, по твоему, должна была догадаться, если ты пять дней просто ел и тренировался, ничего мне не сказав? - проворчала Эрика после недолгого молчания.
  Эцио ничего не ответил - это очень долгая история. Да и всё равно он ничего толком объяснить не смог бы. Да, можно было бы прийти к ней на следующий день и объяснить, что ему мол де понравилось и что он внезапно осознал, что с ним в квартире живёт девушка, которая, как оказалось, вызывала у него кое-какие нежные чувства. Да, можно было. Но Эцио был бы не Эцио, если бы сделал так. Дело в том, что он не любил признаваться кому-то в чём-то подобном. Да-да, он не мог вот так вот запросто сказать человеку, что тот ему очень дорог. И дело даже не в гордости. Это что-то вроде внутреннего барьера, который не позволяет говорить о таких вещах в открытую. Из всей семьи только родители об этом точно знают. Большинство других родственников о таком душевном аспекте Эцио не в курсе, поэтому многие из них считают, что к своей родне молодой Аудиторе совсем не привязан. Но на самом деле это не так. А в свете последних событий выяснилось, что привязанность Эцио распространяется не только на родных и хранителя...
  Он чувствует на спине руки Эрики. Девушка обнимает его легко, нежно. Осторожно. От этого её объятия кажутся хрупкими, служа как бы напоминанием о бренности всего сущего и о том, что даже самые крепкие стены ничто перед силой времени. Но о таком рано думать. Они ещё молоды, полны сил и у них всё ещё впереди. Поэтому к чертям всю эту философскую муть. Эцио обнимает Эрику в ответ, чуть сильнее, чем она, но всё же с некоторой осторожностью прижимая её к тебе, словно не девушку обнимает, а фарфоровую куклу. Глаз от так и не открыл, предоставляя восприятие картины остальным чувствам, делая акцент на тактильные ощущения. Он чувствует тело Эри. Мягкое, живое, тёплое, дышащее и чувствующее. Забавно... Он ведь и не знал о ней никаких подробностей. Даже несмотря на совместную жизнь, до недавнего времени он не мог толком ничего сказать о своей невесте. Но сейчас его информация о характере этой особы пополнилась строками о том, что красавица с волосами цвета весенней травы умеет быть нежной и милой. В отличие от того же Эцио, который познал подобные чувства в полной мере только пять дней назад. И это... Классно. Раньше он жил только битвами. К чёрту галлюциногены, героин, алкоголь, экстази и прочие средства для идиотов, стремящихся поймать кайф. Адреналин, вырабатываемый не где-нибудь, а в гуще сражения... Вот он, идеальный наркотик! Однако сейчас он может пожить и для кое-чего другого. Чувства и ощущения, что Аудиторе испытывает сейчас, тоже приносят ему удовольствие и радость. Уже тот факт, что он обнимает ту, кого ранее считал неприступной, заслуживает внимания. И... Господи, до чего же это приятно!
- То чувство, которое ты испытываешь сейчас, - прошептала Эрика, - имеет конкретное название. «Влюбился, как дурак» называется.
  Он аж глаза раскрыл от удивления. Не то, чтобы он не ожидал услышать подобное. Просто Эцио как-то и не ожидал от себя такого финта. Неужели он и правда ухитрился влюбиться? И не в какую-нибудь левую девчонку, а в ту, на которой его хотят женить? Да это уже не просто совпадение. Насколько Эцио помнил, в браках по расчёту супруги редко испытывали друг к другу настоящую любовь. А здесь и брака как такового ещё даже не было. Только мечты предков и восклицания матушки в духе: "Ох, неужели я всё же увижу внуков от нашего Эцио!" Мда, это уже точно не просто совпадение. Видимо, у высших сил есть какие-то свои планы на его потомков, раз они так сильно облегчили ему личную жизнь... Раздумья парня прерывает поцелуй со стороны Эрики. Короткий, всего пара секунд... Но и этого хватило ему, что испытать блаженство.
- Два дурака, - тихо промолвила невеста.
  От такого поворота сердце парня пропустила один удар и в быстром темпе принялось навёрстывать упущенное, словно спринтер, споткнувшийся посреди забега. Эрика... Тоже в него влюбилась? Если высшие силы и правда существуют, то всё вот это уже не объяснишь простым совпадением...
  Кажется, он что-то должен сказать в ответ? Наверное... Но что? В голову как-то ничего не приходит... Хотя...
- Эри, - тихо произносит Аудиторе, прижимая девушку к себе покрепче.
... И всё. Словесный бензин кончился, а мозг завис и не может родить какую-нибудь более-менее вменяемую фразу. Видимо, придётся ограничиваться действиями, полагаясь на догадливость девушки.
  Кто бы мог подумать, что такие минуты абсолютноничегонеделанья могут быть такими приятными? Впрочем, ничегонеделанья - сильно сказано. Во-первых, он лежит. Во-вторых, он обнимает свою любимую девушку, явно не собираясь её никому отдавать. И в-третьих, он поглаживает её по голове, словно успокаивая. Типа, ну влюбилась, ну, бывает, он же тебя тоже любит. В последнем Аудиторе не сомневался, хоть подобное чувство и было у него впервые. Предстоящая после турнира свадьба уже не так пугает. Всё-таки Эрика его любит, так что уже жить будет полегче. Определённо полегче.
- Я люблю тебя, Эри, - тихо, едва слышно, шепчет Эцио.

+1

9

Влюбленность – это бабочки в животе, мир сквозь розовые очки, не замечать недостатки объекта своего обожания… Да бредятина это полная! Влюбиться – это не убивать, несмотря на то, что человек тебя до жути бесит, а почему? А потому, что где такого второго идиота взять?
  Собственно, такой влюбленность виделась Эрике. Эцио действительно ее временами раздражал – слишком молчаливый, слишком спокойный, временами (как сегодня, например) слишком наглый… Перечислять можно  долго, но при всем этом оставался неизменным один факт – с Эцио она действительно может позволить себе быть немного слабее, чем обычно. Логического объяснения, чем вызвано это доверие, не было, и в этот раз девушка просто положилась на свою интуицию.  Если она молчит – значит, опасность ей не грозит.
  Эрика вздохнула, чуть сильнее прижимаясь к Эцио.  Ее опять начали грызть внутренние противоречия. Вроде как все должно быть хорошо –  исходя из полученных сведений, Аудиторе она нравится, он ей, если верить ощущениям, тоже. Но кое-что ее все же беспокоило. В частности тот факт, что она не умеет ни любить, ни доверять. Проявлять нежность на физическом уровне – это просто. Все получается как-то само, и получается, надо сказать, неплохо! В плане эмоций и морали же… Все куда сложнее. На уровне той же интуиции ей легко почувствовать и понять чужие эмоции, но выразить свои – та еще проблема.
  А всему виной вечная домашняя война за собственную честь. Как ни крути, а из-за этого выросла Манчини достаточно озлобленной. Неудивительное дело, особенно с учетом того, что от вечной дедовской критики ее никто особо не защищал, и более того – просили относиться к этому как к должному.  В общем-то, тут Эрика могла бы поспорить: а ее ли вина в том, что из всей родни только она одна не обладает какой-либо специализацией? Но все бестолку – ты такая, ты сякая… И никакой поддержки. И где тут прикажете учиться доверять и любить кого-либо, когда даже дома одна сплошная подстава? Не окажись у нее поддержки в лице Сандро и Самира – и дело могло бы закончиться куда печальнее.  Зато теперь, когда деда не стало, все носятся с ней как с коты с куском сала.  Лучше поздно, чем никогда? Да ничего подобного!
  В том, что свадьба после турнира все же будет, девушка не сомневалась ни грамм. Отец ее, как и она, и дед, и прочие родственники, обладал одной общей чертой, делающий характер итальянки жестким: сказано – сделано. Решили выдать Эрику за Эцио? Значит, выдадим, вне зависимости от того, надо оно им или нет. А раз семейство Аудиторе поддержало эту идею, то обратного пути точно нет. И эта затея с совместным проживанием – некий испытательный полигон, позволяющий отрепетировать будущую жизнь, найти подход друг к другу.
  Эрика нервно заерзала от неприятных воспоминаний о прошлом, всплывших в попытке разобраться с текущими чувствами, вместе с тем ощущая, как парень прижимает ее к себе и успокаивающе гладит по волосам. Она лишь чуть ухмыляется – Эцио определенно сообразительнее, чем кажется.  А ей ведь действительно становится спокойнее…
  - Я люблю тебя, Эри.
  Ненадолго. Итальянка щипает себя за руку, проверяя, не задремала ли она и не мерещится ли ей это, но нет.  Может, произнесена фраза была тихо, зато сердце Аудиторе было слышно, казалось, на всю квартиру. Да и собственное забилось сильнее. Эрика почувствовала, как у нее краснеют щеки, и, желая спрятаться, отползла от Эцио, маскируя смущение за выключением света. Ей это немного непонятно – как можно полюбить человека так быстро? Но, в общем-то, ее с ответом никто не торопит. Не торопит же? Навряд ли он ляпнул бы подобную фразу просто так. 
  В темноте она сразу почувствовала себя увереннее. Обнаружив на полу потерянное одеяло, в суматохе спихнутое с кровати,  она укрыла им Эцио и снова улеглась рядом, повернувшись к нему спиной. Нащупав руку жениха, она положила ее под грудь, обнимая себя.  Да, вот так вот намного лучше.
  - Не делай так больше. Даже если мы поженимся… - устраиваясь поудобнее, серьезно начала Эрика, - нет, когда мы поженимся, не заходи на мою территорию. Мне всегда нужно будет мое место для восстановления спокойствия. В этом доме таким местом является эта комната. – Девушка прервалась, поправила одеяло и сжала своей рукой руку Аудиторе. Услышав это, он может неправильно все понять и уйти, а этого допустить нельзя. – Пока что я не могу находиться с тобой постоянно. Не привыкла.  Ты можешь обнимать меня днем, а спать я буду одна. - После этого голос ее стал намного тише. - Но, если ты разрешишь, я буду иногда к тебе приходить.  До тех пор, пока не смогу засыпать без тебя.
  Высказавшись, Эрика замолчала и закрыла глаза. Нервотрепка на сегодня закончилась, и потому бессонница поспешила отступить. Итальянка уже не  сомневалась – сегодня она будет спать как убитая.

+1


Вы здесь » Shaman King: The Third » Завершённые эпизоды » Tell me your wish


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC